Миллионные пособия для карманной общественности

Перегляди: 175

Работой, или даже существованием множества общественных советов при министерствах и ведомствах украинцы, в большинстве своем, никогда не интересовались. А зря. Например, при Министерстве обороны во время войны окормляются организации, распиливающие бюджетные средства на «деятельность» вроде возложения цветов или поездки в Россию.

Ветеран АТО Дмитрий Ризниченко ударил генерал-полковника ВСУ Виктора Палия / hromadske.ua

Конфликт Дмитрия Ризниченко и Виктора Палия — это простая манипуляция и попытка увести дискуссию от основной темы / hromadske.ua

Недавний скандал в киевском Доме офицеров, когда ветеран АТО Дмитрий Ризниченко ударил генерал-полковника ВСУ и экс-главу ГУР Украины Виктора Палия, которого уличили в кремлевских связях и пророссийских настроениях, вызвал небывалый резонанс. Пользователи социальных сетей несколько дней не могли успокоиться, пытаясь ответить на спекулятивный вопрос: можно или нельзя ветерану бить ветерана. Спекуляцией эта тема стала потому, что дискурс был смещен на обсуждение гипотетического и абсурдного «виртуального баттла» между ветеранами Второй мировой и ветеранами АТО. Хотя в памятной стычке участвовал только один ветеран – Ризниченко, а Виктор Палий ни к одним, ни к другим ветеранам отношения не имеет.

На самом деле, эта простая манипуляция – попытка увести дискуссию от основной темы, которая и спровоцировала скандал. Волонтеры уличили десятки якобы ветеранских и других общественных организаций в том, что они годами «кормятся» из государственного бюджета, заполонив всевозможные общественные советы при профильных министерствах. И, если бы не этот скандал, обыватель вряд ли обратил бы внимание на существование общественных советов при министерствах, вряд ли стал бы разбираться, каким «медом намазано» в этих советах, почему в них так рвутся одни и те же «общественники», и сколько денег из наших карманов идет на их содержание.

Замкнутый круг

Волонтеры, которые три года назад стали тем фундаментом, на котором государство сумело удержаться и не рухнуть в сложное время, обратили внимание на общественные советы как на еще один инструмент, позволяющий достучаться до власти и решать реальные проблемы реальных военных, переселенцев и всех, кого зацепила война, здесь и сейчас. К сожалению, в реальности этот инструмент оказался лишь ширмой для распила бюджетных средств. «Когда я увидела этих пенсионеров-общественников, была только одна мысль: эти люди пытаются с позиции вчерашнего дня решать вопросы дня завтрашнего. Казалось, что люди в общественных советах привыкли забивать гвозди микроскопом», — рассказала УНИАН известный фронтовой волонтер, член Совета волонтеров при Министерстве обороны Валентина Варава.

К тому же, оказалось, что общественников при министерствах принято… назначать. Причем, делают это практически всегда по одной и той же схеме, которая не менялась годами. Она довольно проста: существующий общественный совет создает инициативную группу, которая собирается, чтобы определить состав будущего общественного совета (зачастую, из членов совета текущего). И так – по кругу. Рука руку моет.

Зачем все это нужно, если учесть, что любой общественный совет, будь он при Минобороны или при Минздраве, всего лишь совещательный орган? Самим ведомствам выгодны «прикормленные» общественные организации, поскольку такая прирученная общественность помогает протягивать нужные решения через якобы проводимые обсуждения того или иного вопроса. Согласитесь, мало кто из нас обращает внимание, когда на сайте того или иного министерства или ведомства появляется информация о публичном обсуждении какой-то темы. Однако разные стратегии, законопроекты и решения получают «зеленый свет» и реализовываются (часто в том виде, в котором «надо») именно потому, что получили «одобрямс» общественных советов (будто они действительно представляют мнение общества).

«Три человека собрались, за два дня зарегистрировали три организации, только местами поменялись – глава, заместитель, секретарь – и доят бюджет. Так и плодятся «общественники», которые выполняют заказы нечистоплотных чиновников, подписывая им документы от имени громады, проводя «общественные слушания», — отмечает глава правления Всеукраинского центра помощи участникам АТО Алексей Липириди.

Вторая важная для отдельных чиновников/депутатов/олигархов функция карманной общественности – лоббизм. Когда продавить тему нужно не «сверху», а якобы «снизу». «Общественные советы при министерствах – это лоббисты-профессионалы, которые продвигают нужные вещи за откаты», — говорит Валентина Варава.

Для самих же организаций, которые из года в год попадают в такие советы, все дело в признании и… в деньгах. Во-первых, они, зачастую, в числе первых претендуют на ряд льгот. «Военные пенсионеры, по сравнению с пенсионерами-врачами или пенсионерами-учителями, неплохо обеспечены, — рассказывает Валентина Варава. – Тем не менее, общественные советы они используют для решения меркантильных задач. В частности, их запросы касаются жилья, земельного обеспечения, военных кладбищ… Темы нынешней войны в их работе отражения не находят. Ветеранов АТО там нет».

Во-вторых, они могут получать средства на свою деятельность из государственного бюджета. И средства не малые. «Важно лишь, чтобы было какое-никакое подтверждение их деятельности», — отмечает Валентина Варава.

Варава: Военные пенсионеры, по сравнению с пенсионерами-врачами или пенсионерами-учителями, неплохо обеспечены / hromadskeradio.org

Варава: Военные пенсионеры, по сравнению с пенсионерами-врачами или пенсионерами-учителями, неплохо обеспечены / hromadskeradio.org

У волонтеров, которые привыкли, что если на какой-то конкретный проект были выделены деньги, то у этого проекта есть конкретный результат, «деятельность» общественных организаций из общественных советов вызывает, мягко говоря, удивление. Оказалось, что нет ни процесса, ни результата. «Деньги, которые выделялись и выделяются из государственного бюджета, идут просто на содержание организаций, которые состоят из военных пенсионеров, или вовсе – липовых структур, которые вообще не проводят никакой деятельности», — говорит Варава.

К примеру, по ее словам, в отчете о проделанной работе за госсчет может быть пункт, что организация отправила за год больше сотни запросов в различные органы власти. «Понимаете, результат их деятельности – сотня запросов! А если учесть, что запросы эти касаются, в основном, попыток «выбить» себе самим какие-то льготы, то получается еще интереснее», — возмущена волонтер.

Ок, «советчикам» выгодно, министерствам удобно, а где в этом месте интересы общества и государства?

Куда идут бюджетные деньги

УНИАН поинтересовался, на выполнение каких «важных» дел идут деньги налогоплательщиков, подробно изучив один из последних отчетов ветеранских общественных организаций (за январь—ноябрь 2016 года), размещенный на сайте Госслужбы по делам ветеранов войны и участников АТО. Результаты «исследования» подтвердили все, сказанное волонтерами.

К примеру, фигурант инцидента в Доме офицеров, отставной генерал Виктор Палий, многолетний бессменный глава Общественного совета при Минобороны, за указанный период в прошлом году получил на свою организацию «Всеукраинский союз» около полумиллиона гривен (по данным волонтеров – всего за год эта сумма составила 1,5 миллиона). К примеру, 90,5 тысяч из них были израсходованы в мае прошлого года (куда же без Дня Победы) на встречу ветеранов с участниками АТО, подготовку и проведение благотворительного концерта для участников АТО и жителей Бердянска и Мариуполя. Происходило это, конечно, в честь Дня Победы. Жаль только, что «ветераны» в своем отчете не упоминают, о каких именно «концертах» идет речь. Поскольку только в Мариуполе к Дню Победы было подготовлено 26 различных концертных программ. И, к слову, проведение таких мероприятий финансируется, в большинстве своем, из городского бюджета.

Палий за январь-ноябрь 2016 года получил на свою организацию

Палий за январь—ноябрь 2016 года получил на свою организацию «Всеукраинский союз» около полумиллиона гривен / Фото УНИАН

Не говоря уже о том, что в описании концерта сильно режет глаз слово «благотворительный». Дело в том, что, в принципе, благотворительные концерты имеют своей целью сбор средств для оказания кому-то помощи. А билеты на такие концерты продаются, дабы собрать эти деньги. В данном же случае получается, что «Всеукраинский союз» провел «благотворительное» мероприятие сам для себя, «собрав» для этого деньги налогоплательщиков – потратив бюджетные средства.

На аналогичные мероприятия ко Дню независимости в Старобельске и Новоайдаре (с посещением блокпоста возле Северодонецка) «ветераны» потратили еще 76 794 гривны. А День защитника Украины в октябре (снова Мариуполь и Бердянск) «потянул» еще на 90,5 тысяч гривен (завидное постоянство в сочетании этой цифры и Мариуполя, не находите?).

Стоит ли удивляться подобным тратам, если та же организация в конце мая проводит конференцию и заседание своих президиума и совета за 28,5 тысяч гривен. А результатом этого мероприятия становится «выполнение уставных заданий»: изменение названия, принятие новой редакции устава, переизбрание руководящих органов и «проведение анализа опыта боевых действий и других военных формирований в АТО».

Вдвое больше – более 57 тысяч гривен – в ноябре 2016 года на аналогичное мероприятие (проведение заседания совета организации) потратил «Украинский союз заключенных-жертв нацизма» (даже не пытайтесь представить себе, сколько членов этой структуры видели живого нациста).

«Организация ветеранов Украины» в сентябре прошлого года провела два мероприятия – всеукраинское собрание руководителей комитетов ветеранов войны и военной службы и всеукраинский семинар ветеранского актива, посвященный 25-летию со дня празднования 1 октября – Международного дня граждан пожилого возраста и Дня ветерана. Целями этих собраний были названы «повышение уровня работы комитетов по выполнению решений Организации, отстаивание социальных льгот для ветеранов и участников АТО», а также «необходимость привлечь внимание властных структур к существующим проблемам жизнеобеспечения пожилых людей и активизировать работу ветеранских организаций по всеохватывающей защите их прав». На разговор об этих важных темах «ветераны» потратили 70,5 тысяч гривен.

«Ветераны»-путешественники

Отдельно стоит отметить международную деятельность украинских «ветеранских» общественных организаций. Самым «путешествующим», пожалуй, можно назвать вышеупомянутый «Украинский союз заключенных-жертв нацизма». В июне прошлого года делегаты организации побывали в Словении (участие в мероприятиях к Дню словенских изгнанников, почти 14 тысяч гривен из бюджета Украины), в Германии (участие в работе заседания кураторов немецкого фонда «Память, ответственность и будущее», 17 тысяч гривен), в Беларуси (участие в мероприятиях Международного союза бывших узников и малолетних заключенных фашизма по причине 75-летия ВОВ в Беларуси, 7,8 тысяч гривен). В октябре 25 тысяч гривен ушли на «командировку» четырех делегатов от этой организации в Российскую Федерацию (согласитесь, прекрасная схема – взять деньги у страны, которая воюет с Россией, чтоб съездить в Россию проведать друзей) и больше 26,5 тысяч гривен для поездки двух делегатов в Сербию. Любопытно также, что участие пяти делегатов в работе шестого Всеукраинского форума ветеранов стоило… 843 гривны на два дня.

Международная деятельность

Международная деятельность «ветеранских» общественных организаций обходится Украине в копеечку / REUTERS

В свою очередь, уже упоминаемый «Всеукраинский союз» в июле 2016 года истратил около 14,5 тысяч гривен для участия своего 1 (одного) делегата в «посещении захоронений воинов, которые погибли во Второй мировой войне на территории Украины и Беларуси», в августе аналогичное мероприятие в Молдове один делегат посетил за 7,5 тысяч бюджетных средств.

Представители «Организации ветеранов Украины» в апреле 2016-го съездили в Беларусь, потратив всего 7 тысяч гривен (не беспокойтесь, они себя не обделили: затраты в этой поездке вообще покрывала приглашающая сторона). В данном случае вопрос не только в сумме, а и в том, насколько острой была необходимость присутствия украинских псевдоветеранов на «отчетно-избирательной конференции организаций ветеранов Республики Беларусь». Впрочем, он отпадает, если учесть, что главный делегат от «Организации ветеранов Украины» на подобных мероприятиях – ее руководитель, бывший депутат-коммунист Петр Цибенко. Волонтеры обвиняют его в помощи России в ведении гибридной войны с Украиной. В частности, речь идет об организации в Украине кремлевских проектов, таких как «Бессмертный полк».

В этом смысле порицания вполне может заслуживать еще одна организация — «Общество украинских офицеров». Дело в том, что в ее отчете за прошлый год фигурирует один весьма интересный пункт – «участие в героико-патриотическом проекте по созданию документальных сюжетов освобождения Украины «От войны до войны»». В отчете говорится, что происходило это героико-патриотическое участие в июле 2016 года в… Крыму. Из бюджета Украины на это было потрачено 5 тысяч гривен.

Странные расходы

В статьях расходов «ветеранских» организаций прослеживается не одно несоответствие. Помимо уже приведенных историй, к примеру, «Украинская ассоциация ветеранов-сотрудников спецподразделений по борьбе с коррупцией и организованной преступностью «К» СБУ» (да, есть у нас и такие «ветераны») в мае прошлого года проводила научно-практическую конференцию «по случаю 71-летия с Дня победы над нацизмом в Европе» за 11 300 гривен из госбюджета. В августе почти 6 тысяч гривен ушло на проведение аналогичной конференции «по поводу 25-летия Независимости Украины». Такие статьи расходов выглядят, скорее, как создание видимости работы общественников и отмывание денег (напомним, эта организация входит в Общественный совет при Минобороны), чем, собственно, работа.

Точно также трудно назвать реальной деятельностью «мероприятия с действующими представителями спецподразделений «К» СБУ по поводу правового и патриотического воспитания подрастающего поколения». В январе прошлого года организация освоила на это почти 15 тысяч гривен из госбюджета. А в отчете даже указан достигнутый высокий результат – «аудитория мероприятия удовлетворена».

Всеукраинский союз общественных организаций «Союз ветеранов Ракетных войск стратегического значения Украины» в ноябре 2016-го зашел в абсурде еще дальше и провел научно-практическую конференцию, которая должна «содействовать решению вопросов военно-патриотического воспитания молодежи на традициях ракетных войск стратегического значения» (20 тысяч гривен из бюджета), а до этого – круглый стол «Традиции стратегических ракетников передадим наследникам и защитникам Отечества», проведенный в июне 2016 года (17 тысяч гривен из бюджета).

Абсурдность ситуации в том, что Украина от стратегических ракет давно отказалась, но какие-то традиции кому-то передает. Сами ветераны, кстати, прекрасно об этом осведомлены. Поскольку между передачей традиций и воспитанием молодежи, в сентябре 46 тысяч бюджетных гривен растратили на проведение Международной конференции «Ветераны стратегических ядерных сил – за уменьшение военной угрозы в мире, нераспространение ядерного оружия и за выполнение Будапештского меморандума». Ну, то есть, и опыт владения ядерным оружием передаем, и за неиспользование ядерного оружия выступаем, напоминая, что Украина избавилась от своего стратегического ядерного запаса в далекие девяностые, а потом снова — передаем опыт и традиции. Нелогично? Кого это волнует, за казенный-то счет.

Еще одна странная статья распила бюджетных средств – возложение цветов / Фото УНИАН

Еще одна странная статья распила бюджетных средств – возложение цветов / Фото УНИАН

Кстати, если вы думаете, что «тематические уроки», посвященные «патриотическому воспитанию» юных украинцев, проводимые различными «ветеранскими» организациями в музеях и школах это – чистый альтруизм – вы ошибаетесь. Эти «уроки», зачастую, обходятся налогоплательщикам (вам) в среднем в 2-4 тысячи гривен за штуку.

Еще одна странная статья распила бюджетных средств – возложение цветов. Чаще всего «ветераны» включают это в общие расходы на проведение мероприятия, но бывают и исключения. Так, 9 мая 2016 года «Организация ветеранов Украины» указала отдельной строкой, что только на цветы потратила 5 тысяч гривен.

Закрыть бюджетные «потоки»

Волонтеры, которые и подняли «волну» вокруг темы общественных советов при министерствах и ведомствах, качестве организаций, входящих в эти советы и реальной общественной работы всех этих «ветеранов», «героев», «участников» и «жертв», видят выход из ситуации, во-первых, в том, что общественные советы должны формироваться на открытых конкурсах, с максимальной оглаской, а, во-вторых, в том, что бюджетное финансирование и контроль за расходованием этих средств нужно кардинально изменить.

Первопроходцем изменений в первом варианте может стать Министерство здравоохранения. Ведомство запустило процесс реформирования собственного Общественного совета путем проведения выборов. Прием заявок «кандидатов» закончился 28 марта. А голосование должно будет состояться онлайн.

Что касается второго варианта, его реализация – сложнее, поскольку требует решений Верховной Рады. «Любое финансирования или поддержка государства, если это монопольная поддержка, является коррумпированием общественных объединений со стороны государства, — убежден глава Центра «Эйдос», политолог Виктор Таран. – Государство должно создать условия, чтобы отдельным гражданам и бизнесу было выгодно финансировать общественные организации… К примеру, если считать деньги, которые переведены на деятельность общественных организаций, в счет уплаты налогов, это будет огромным плюсом для привлечения независимого финансирования».

К сожалению, без соответствующего законодательного решения, бизнес вряд ли будет финансировать «общественников». Особенно, учитывая текущую репутацию последних.

Государственное финансирование же целесообразно оставить только при условии сильного видоизменения. На сегодняшний день, когда страна выборочно финансирует общественные организации из госбюджета, она сама устраивает перекос в работе объединений и только раскалывает гражданское общество.

С одной стороны, отследить настоящую, а не фиктивную, на бумаге, деятельность общественных организаций разной направленности, когда всего в Украине их насчитывается более 76 тысяч, довольно сложно. С другой стороны, никто и не пытался определить, к примеру, реально ли является ветеранской конкретная организация или нет, пока вокруг этой темы не возникло скандала. «Все эти коммунистические «ветераны»… они «ветераны» чего?», — написал на своей странице в социальной сети Facebook помощник министра обороны Юрий Бирюков.

В Украине насчитывается более 76 тысяч общественных организаций / REUTERS

В Украине насчитывается более 76 тысяч общественных организаций / REUTERS

Ведь, действительно, почему-то «ветеранскими» общественными организациями считаются не только объединения реальных ветеранов – ВОВ, Афганистана, АТО – а и ветераны труда, ветераны-спасатели, ветераны-подводники, ветераны-правоохранители, которые, по сути, — обычные пенсионеры без трагического прошлого. Пенсионеры ГСЧС, МВД, СБУ…

Виктор Таран считает, что государство может поддерживать общественные организации только в исключительных случаях, к примеру, если «нанимает» их для выполнения какого-то глобального социального проекта в рамках всей страны. «Например, если мы признаем, что «Пласт» начинает работать во всех украинских школах, выполняя в них социальные функции, которые, по идее, должно выполнять государство (то же патриотическое воспитание, — УНИАН). Тогда освобождаются статьи бюджета, которые должны расходоваться на эти цели, их можно отдать «Пласту» на выполнение конкретных задач и программ в конкретные сроки, и «Пласт» будет этим заниматься по всей стране», — говорит он.

Точно также, если говорить о ветеранских организациях, логичней не делить их на правильных или неправильных ветеранов (в конце концов, страна у нас свободная – как хочешь, так свою организацию и называй, только не жалуйся потом, когда по лицу ударят), а определить конкретную цель, достижением которой должны заниматься подобные объединения в рамках всей страны. И выделять деньги на конкретные действия для достижения этой цели, а не на все подряд – от цветов до вояжей в Россию.

«Государство должно платить, когда заказывает услугу. Например, создание стратегических планов развития территорий. Это четкая задача, которую общественная организация может обязаться сделать, в конечном итоге продемонстрировать результат и отчитаться за потраченные средства», — считает Виктор Таран.

Другими словами, за деньги налогоплательщиков государство может «заказывать» определенные услуги у разных мониторинговых организаций, аналитических общественных организаций и так далее.

Получится ли все это реализовать? В одиночку волонтерам этого не протолкнуть.

Источник Униан

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code