Мимо кассы. Почему иностранные инвесторы обходят Украину стороной

Перегляди: 439

Недавно новостные ленты украинских онлайн-медиа всколыхнуло сенсационное известие: компания Cascade Investment, подконтрольная Биллу Гейтсу, купила 5% акций украинского агрохолдинга «Кернел Групп». Но спустя несколько часов фамилия основателя Microsoft исчезла из текста новостей

Как выяснилось, загадочным инвестором оказался всего лишь двойник известной компании — Cascade Investment Fund. По неподтверждённым данным, бенефициаром фонда является народный депутат Виталий Хомутынник.

История с покупкой акций Кернела показательна. Ведь двух лет после Майдана властям не хватило, чтобы доказать иностранным инвесторам привлекательность вложений в Украину. А это ставит под большой вопрос реализацию президентской стратегии-2020. Согласно документу, объём иностранных инвестиций в Украину к этому времени должен увеличиться на $40 млрд. Пока Киев не выполнил даже десятой части этого плана.

Маски-шоу

Во ІІ квартале текущего года объём вложенных нерезидентами инвестиций в экономику Украины увеличился на $700 млн впервые с 2014 года. По данным Госстата, по состоянию на 1 июля текущего года прямые иностранные инвестиции составили $42,9 млрд. Это лишь на 4,3% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако если учесть обвал гривны и пересчитать акционерный капитал по нынешнему курсу, притока инвестиций как такового и не было.

Значительная доля вложенных в экономику страны за последние полтора года средств — это деньги украинских олигархов и российского бизнеса. И то, что в Украину они заходят через компании с европейской пропиской, сути не меняет. Тем более что прикрываться иностранными вывесками местные компании стали всё чаще.

Так, в июле прошлого года российский Лукойл продал за $300 млн свои украинские АЗС австрийской AMIC Energy Management. Однако эксперты рынка говорят, что сделка могла быть фиктивной хотя бы из-за завышенной цены, и главной её целью называют ребрендинг сети заправок «Лукойл» с тем, чтобы у украинцев не возникало ассоциаций со страной-агрессором. После оккупации Крыма набрал обороты бойкот российских товаров, из-за чего у украинского подразделения Лукойла возникли финансовые проблемы. В результате АЗС «Лукойл» сменили вывеску на Аmic.

А в октябре 2014 года Русский стандарт передал свой украинский банк группе американских и европейских инвесторов, которых инсайдеры рынка называют лишь формальными собственниками.

Примеру Лукойла последовала и МТС-Украина. Месяц назад компания заключила с британским телекомом Vodafone договор об использовании на правах франшизы его бренда. Теперь МТС будет предоставлять свои услуги в Украине под брендом Vodafone. По всей видимости, таким образом мобильный оператор с российскими корнями также пытается предотвратить отток клиентов-патриотов, а в перспективе — привлечь проевропейски настроенных абонентов в западных и центральных областях страны. Подобную трактовку действий компании подтверждает и то, что в начале этого года МТС-Украина уже сменила формального собственника. Российская МТС передала её акции холдингу из Люксембурга, которым руководят всё те же менеджеры из РФ.

Под европейским прикрытием сейчас пытается работать в Украине не только российский бизнес, но и украинский. Таким образом отечественные компании решают традиционные задачи: в условиях политической нестабильности запутывают следы реальных собственников и минимизируют налоги. Так, в ноябре 2014 года Мироновский хлебопродукт Юрия Косюка за $18 млн продал Березанскую птицефабрику пяти кипрским компаниям. Их, по информации из открытых источников, контролирует другой известный украинский бизнесмен — владелец агрохолдинга UkrLandFarming и обанкротившегося VAB Банка Олег Бахматюк. А в декабре прошлого года компания из Нидерландов FreezeOil Fund купила сеть АЗС «БРСМ-Нафта», владение которой приписывают экс-министру экологии Эдуарду Ставицкому. До этой сделки о деятельности FreezeOil Fund ничего известно не было.

Джорджа Сороса интересует в Украине сельское хозяйство и инфраструктурные проекты

Прощальная песня 

А где же реальные иностранные инвесторы? Последние пять лет они в основном покидают страну. Отток капитала начался ещё в период президентства Януковича. Тогда из Украины ушло несколько десятков компаний с иностранным капиталом. Первыми «побежали» банки. Среди самых громких — уход австрийского Erste Bank, немецкого Commerzbank, шведского Swedbank.

С формулировкой «в связи с неблагоприятной экономической ситуацией» уходили и другие бизнесы. К примеру, ещё в 2010 году это сделал известный польский дистрибутор потребительской техники Action S.А. А в разгар Революции достоинства о своём уходе из страны объявила немецкая OBI, один из крупнейших в Европе розничных продавцов стройматериалов.

Бегут инвесторы и после смены власти. Война, политическая нестабильность и коррупция в стране в сочетании с высокой фискальной нагрузкой — не лучшие условия для ведения бизнеса. К традиционным причинам ухода добавились и более специфические.

Во многом из-за ограничений на валютном рынке и бюрократии в Госавиаслужбе венгерская авиакомпания WizzAir решила ликвидировать свою украинскую «дочку».

Заморозили или вовсе отказались от планов по инвестициям в Украину и такие газовые гиганты, как ExxonMobil, Chevron, Shell и Kuwait Energy. К этому решению их подтолкнуло как падение сырьевых цен на мировом рынке, так и повышение ренты на добычу газа до 70% в Украине. И хотя недавно ставка была снижена до 29%, концерны смотрят на нашу страну с опаской. Уход Chevron и Shell означает, что сланцевая революция в Украине откладывается на неопределённое время. Инвестиции газовых гигантов в разработку залежей сланцевого газа на востоке и западе страны связывали с существенным ростом объёмов собственной добычи, которые позволили бы обходиться без импортного топлива.

Беги, IKEA, беги

Нидерландская группа компаний IKEA недавно подтвердила: она пока не планирует открывать свои ТЦ в Украине. Для всех иностранных инвесторов, интересующихся нашей страной, это негативный сигнал. Главный бизнес-принцип IKEA — не платить взяток. Компания не инвестирует в страны c высоким уровнем коррупции.

Власть списывает отсутствие иностранных инвестиций на войну в Донбассе, но сами представители западного бизнеса говорят, что это не является основным сдерживающим фактором. «Времена меняются, и инвесторы уже почти 50 лет не обращают внимания на войны и революции при международном инвестировании. Привлекают и отпугивают инвесторов только факторы реального риска: насколько защищён капитал, который они собираются вложить в страну», — констатирует советник-консультант Европейского банка реконструкции и развития израильтянин Соломон Манн. Тем более, говорит Манн, война в Украине не пугает израильских бизнесменов — для них намного важнее безопасность инвестиций, поэтому все потенциальные инвесторы из Израиля с большим нетерпением ждут судебной реформы в Украине, называя её «базовым фактором защиты инвестиций».

«Судебная система здесь вообще не работает. Однажды мне пришлось платить в суде взятку. Это было во времена Януковича. У меня не было сомнений, что закон на моей стороне. Но когда я встретился с судьёй, то сразу понял, что всё уже согласовано: или я плачу ему 15 тыс. евро, или проигрываю дело, то есть отдаю 100 тыс. налоговикам. Я заплатил судье. Нужно понимать специфику Украины: здесь каждый хочет иметь свой „налог“. И если не дать добровольно, они сами за ним придут», — рассказывает в большом интервью газете Lа Libre Belgique бельгиец Мишель, ещё в начале 2000-х инвестировавший в аграрные проекты в Украине. Он в подробностях описывает особенности ведения бизнеса по-украински, свои мытарства в судах и опыт общения с «политическими мажорами», называя их реальные фамилии и должности, в том числе действующих народных депутатов, которые «отжали» у него часть бизнеса на Черкасчине.

У немецкого бизнеса схожие претензии к Украине. Канцлер Германии Ангела Меркель накануне встречи с премьер-министром Арсением Яценюком так и заявила: «Немецкий бизнес готов инвестировать в Украину, но только тогда, когда этому будут отвечать правовые условия: господствующую роль олигархов следует изменить, с коррупцией надо бороться».

Партнёр компании Deloitte Дмитрий Ануфриев, ссылаясь на анкетирование бизнесменов, работающих в Украине, основными преградами для зарубежных инвестиций называет отсутствие прозрачности регуляторной системы и коррупцию. Эти факторы более четверти опрошенных бизнесменов поставили на первое место. Кроме этого, предприниматели жаловались на несовершенство системы защиты собственности, сложность налогового законодательства и высокую стоимость капитала в Украине.

Первопроходцы

Своё интервью бельгийскому изданию предприниматель Мишель завершает на оптимистической ноте: «После Революции достоинства многое изменилось. В правительстве достаточно реформаторов, специалистов своего дела. Невозможно изменить всё за два года. Но я вижу большие сдвиги — в частности, мощный контроль гражданского общества за деятельностью органов власти. Кажется, страна на правильном пути».

Представители инвестиционных компаний утверждают, что желающие вкладывать в Украину в очередь не выстраиваются, но их много и они лишь ждут соответствующего позитивного сигнала.

Среди потенциальных инвесторов — известные личности из большого бизнеса, не скрывающие своих симпатий к Украине. К примеру, инвестировать в нашу страну миллиард долларов готов американский финансист Джордж Сорос. По его словам, у него есть конкретные инвестиционные идеи для украинского сельского хозяйства и инфраструктуры. А английский мультимиллиардер-авантюрист, основатель корпорации Virgin Group Ричард Брэнсон не против вложиться в альтернативную энергетику. Но пока до реальных инвестиций дело не дошло.

Светлых пятен в инвестиционном досье Украины постреволюционного периода не так уж много, но они есть. После сложного І квартала 2015 года в Украине интерес иностранных инвесторов к нашим активам стал расти.

Самые желанные сейчас IT-биз­несы. Здесь выстрелить могут даже малоизвестные компании. На октябрьском фестивале инновационных проектов Киевского политеха Sikorsky Challenge 2015 предприниматель Александр Галущенко договорился об инвестициях $4 млн от американского инвестиционного фонда Noosphere в несколько разработок в сфере безопасности информации.

Интересует инвесторов и украинская электронная коммерция. В июле фонд Emerging Europe Growth Fund II, находящийся под управлением Horizon Capital, стал совладельцем крупнейшего в Украине интернет-магазина Rozetka.ua Владислава Чечёткина.

Отечественная фармацевтика из-за девальвации гривны и подорожания импортных лекарств также стала привлекательной для инвесторов. В сентябре этого года швейцарская фармкомпания AcinoPharma купила украинскую фирму PharmaStart. Показательно, что переговоры по покупке PharmaStart начались ещё в дореволюционное время. А в августе компания «Биофарма» открыла новый завод, построенный за деньги всё того же Horizon Capital. Фонд вложил в строительство новой площадки $40 млн.

К отраслям с хорошим потенциалом можно также отнести транспорт и инфраструктуру. Как подтверждение — приход в Украину турецкого перевозчика AtlasJet. И это несмотря на полтора года бюрократических преград и постоянных судов с Гос­авиаслужбой, которая отказывала компании в назначении на маршруты. А в октябре турецкий туроператор AnexTour купил дочернюю компанию российского авиаперевозчика «ЮТэйр Украина».  AnexTour ещё с прошлого года хотел создать в Украине свою чартерную компанию, но, судя по всему, покупка испытывающего проблемы из-за снижения пассажиропотока перевозчика с флотом и готовой сеткой маршрутов оказалась более удобным решением.

Мультимиллиардер Ричард Брэнсон не против вложиться в Украине в альтернативную энергетику

Международные концерны проявляют интерес и к государственным стивидорным терминалам в украинских портах. В августе прошлого года гонконгская Noble Group за $22 млн купила у Метинвеста Ахметова и Вадима Новинского 70% Дунайской судоходно-стивидорной компании. На мощностях компании инвесторы планируют построить зерновой терминал пропускной способностью до 3 млн т в год.

В ближайшее время инвесторов может заинтересовать также строительство платных дорог в Украине на основе государственно-частного партнёрства. Если депутаты разрешат взимать плату за концессионные дороги непосредственно инвесторам (по действующему законодательству плату взимает государство, а затем делится ею с концессионерами), проблем с привлечением капитала не возникнет.

«Самым привлекательным сектором для иностранных инвесторов остаётся пищепром и сельское хозяйство, — рассказывает об интересах западного бизнеса в Украине партнёр компании Deloitte Дмитрий Ануфриев. — Среди приоритетов — энергетический сектор (альтернативная энергетика, энергосберегающие технологии, добыча газа), телекоммуникации, фармацевтика, транспортная инфраструктура, IT-сфера и производственные бизнесы, ориентированные на экспорт в ЕС и использование местных ресурсов. Есть интерес к авиастроению и оборонной промышленности».

Дорогое промедление

Анонсированная правительством масштабная приватизация должна была подогреть интерес инвесторов. К таким объектам, как Центр­энерго или Одесский припортовый завод, иностранцы действительно присматриваются. Но в 2015 году ни на один из знаковых объектов так и не был объявлен приватизационный конкурс. Местные олигархи не хотят уступать такие привлекательные объекты заграничным конкурентам, поэтому приватизация, в том числе с их подачи, тормозится.

Автор польского экономического чуда Лешек Бальцерович называет выбранную Украиной модель экономического развития политическим капитализмом. Другими словами, систему, где судьбы предприятий и отраслей решает не рыночная конкуренция, а конкуренция политических связей. По мнению Бальцеровича, такая модель не намного лучше социализма, ведь вместо развития экономики происходит развитие концернов и отраслей, в которых доминируют лица, связанные с властью. В итоге международные компании в Украине заведомо ставятся в невыигрышные условия, а отечественные монополии теряют стимул к развитию. «Вход на рынок очень узок и, соответственно, зарабатывать на нём могут только избранные. В результате проявляются все болезни, начиная от завышенных в сравнении с развитыми странами цен и заканчивая отсутствием собственного производства базовых товаров», — объясняет исполнительный директор CASE-Украина Дмитрий Боярчук.

Значительная доля вложенных в экономику страны за последние полтора года средств — это деньги украинских олигархов и российского бизнеса. То, что в Украину они заходят через компании с европейской пропиской, сути не меняет

В итоге, инвестиционного бума, сопоставимого хотя бы с 2005–2008 годами, в Украине не наблюдается. Так как промышленный потенциал Донбасса утрачен, а мировые цены на сырьё в обозримом будущем будут низкими, риски над экономикой страны сгущаются. Данные НБУ о росте ВВП на 1% в ІІІ квартале 2015 года не должны вводить в заблуждение. Даже если экономика нащупала дно, оттолкнуться от него без притока иностранных инвестиций будет нереально.

Потребности в инвестициях у страны очень высоки. «Если мы говорим о дорогах, энергии, коммунальных услугах, банковском секторе и частных инвестициях, я оцениваю потребность в пределах от $60 млрд до $200 млрд. А у нас в лучшие годы было около $10–12 млрд», — отмечает старший инвестиционный советник компании Deloitte в Украине Грегори Фишман. При этом он добавляет, что за последнее десятилетие в соседней Польше прямые иностранные инвестиции превышали $20 млрд в год, а в Украине база для процветания ничем не хуже.

«Ускорение развития экономики на существующем местном ресурсе без активного привлечения иностранных инвестиций возможно лишь в теории при условии решения накопившихся в государстве проблем (монополизм, низкая эффективность производства и др. — Фокус). Но такой рост будет гораздо менее выраженным, чем в случае выбора модели, основанной на развитых рынках капитала», — поясняет директор по исследованиям Центра экономической стратегии Андрей Бойцун. Опыт, например, Польши показывает чёткую взаимосвязь между динамикой прямых иностранных инвестиций и ростом ВВП.

Избирательная люстрация в судах и правоохранительных органах, коррупция и избирательное правосудие будут дорого стоить стране. Кредиты и программа МВФ хоть и выполнили роль аппарата искусственного дыхания, но из комы экономика не вышла. Без масштабных вливаний иностранных инвесторов её восстановление растянется на очень долгий срок.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code