Монополия адвокатуры как инструмент ликвидации ее независимости и как нарушение прав на защиту

Перегляди: 2 359

Изменения в Конституцию Украины в части правосудия предусматривают создание монополии адвокатов на представительство в суде. Такие изменения суживают содержание и объем существующих на сегодня прав в Конституции, задекларированных статьей 59. Исключительное право адвокатов на представительство в суде усложнит доступ к правосудию, а отсутствие конкуренции законсервирует проблемы адвокатуры и станет причиной стагнации развития адвокатуры

В начале XXI ст. Конституционный суд Украины (дальше — КСУ) претворяет в жизнь высказывание Генри VI, 20 января 2016 года дав согласие на внесение изменений в Конституцию, которые позволяют создать монополию адвокатуры на представительство в судах Украины. Изменения разработаны Конституционной комиссией, которая была единолично создана Президентом.

Сегодня только в криминальном процессе защитником должен быть исключительно адвокат. Такая частичная монополия была введена в 2012 году после принятия нового Криминального процессуального кодекса. Поэтому на сегодня граждане свободны в выборе своего представителя в суде в хозяйственном, гражданском и административном процессах: это может быть юрист, юрисконсульт предприятия или даже сосед — доктор юридических наук. Однако, одобренные КСУ изменения в статье 131-2 предусматривают, что «…исключительно адвокат осуществляет представительство другого лица в суде, а также защиту от криминального обвинения». Изменения уже прошли первое голосование в Парламенте Украины. Следующим шагом к окончательному принятию этих изменений должно стать второе голосование в Верховной Раде.

Монополия адвокатов должна была бы гарантировать качество правовых услуг, однако в современных украинских реалиях она вряд ли приведет к позитивным изменениям. Эта статья делает попытку мотивированно объяснить причину такого безутешного прогноза и содержит рекомендации по улучшению ситуации на рынке правовых услуг.

Мотивируя введение монополии на представительство в судах представители Президента опираются на западную практику. При этом они не сравнивают историю и реалии адвокатуры Украины и Запада. Начать такое сравнение можно было бы с 800-летней истории Верховенства Права в Великой Британии, которая отобразила бы влияние адвокатов на становление государств и их институтов (профессии праотцов США, роль адвокатов в Великой французской революции и огромное количество других примеров). В противовес этому западному опыту необходимо поставить отечественный — историю адвокатуры Украины. Развитие этого института отображается в истории страны: переход от крепостного рабства, отмененное в 1861-ом году, к новому комунному рабству. Последнему были свойственны отсутствие права собственности как такового; номинальность прав человека, которая сопровождалась игнорированием свободы передвижения и слова; декларативность адвокатуры и ее толерантность к карательной машине государства в течение 70-ти лет (хотя именно адвокатура должна быть рьяным ее антагонистом). В этот период становится устойчивым выражение «милицейский адвокат». Именно в это время в криминальных процессах над диссидентами адвокаты признают их вину в суде. Здесь стоит вспомнить процесс Василия Стуса, его адвокатом был Медведчук В.В., и именно он в судебном заседании признал вину своего подзащитного. После этого Медведчука ожидала сногсшибательная карьера номенклатурщика в адвокатуре независимой Украины (председатель Шевченковской коллегии адвокатов, Президент Союза адвокатов Украины, дальше — Вы знаете). Поэтому, не стоит сравнивать, а тем больше отождествлять адвокатуру Украины и Европы. Развитие не происходит независимо от истории — и на это нужно время.

Создание монополии адвокатуры на представительство в судах создаст одну из мощнейших структур в Украине, в некоторых аспектах напоминающую прокуратуру. Дело в том, что, в соответствии с Законом Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», каждый адвокат автоматически становится членомНациональной ассоциации адвокатов Украины (дальше — НААУ) То есть НААУ будет единственным органом, уполномоченным выдавать свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью и лишать этих документов любое лицо. Такая структура, бесспорно, рискует стать карательным органом для всех адвокатов страны, в инструментарии которого будет не столько пряник, сколько кнут для нелояльных к системе лиц. Уже есть прецедент лишения права на занятие адвокатской деятельностью Андрея Вишневского на закрытом заседании с формулировкой «за нарушение адвокатской этики» за высказывание о нынешнем неутешительном состоянии адвокатуры. К сожалению, самоуправление адвокатуры унаследовало от советского государства все самое худшее и превратилось в болото, которое выталкивает на верхушку не самых достойных. Монополия на представительство в суде и монополия на ассоциацию только зацементирует текущие проблемы адвокатуры: многократные потасовки во время съездов адвокатов всех уровней или закрытые съезды без сообщений «нежелательных» лиц. Сегодня отсутствует единство адвокатов, а следовательно, они не смогут переизбрать и фундаментально изменить самоуправление. Закономерной будет и деградация адвокатуры, как института, который не будет знать конкуренции.

Невежеством можно также назвать и то, что монополию, то есть ограничение в выборе защитника, хотят прописать именно в Конституции Украины — фундаменте, который закрепляет права и свободы человека, а также обязанности государственных органов. Во-первых, в случае закрепления монополии адвокатов именно в Конституции Украины — это будет единственный мировой пример закрепления монополии негосударственной самоуправной организации на уровне Конституции. Во-вторых, ограничение является недопустимым, поскольку изменения безосновательно суживают содержание и объем права на свободный выбор защитника, предусмотренного статьей 59 Конституции. КСУ раньше дважды толковал эту норму, указавши, что «лицо имеет право свободно, без неправомерных ограничений, получать помощь по юридическим вопросам в объеме и формах, в которых она нуждается» и определил «свободный выбор защитника как одну из конституционных гарантий». В свою очередь своим выводом от 20.01.2016, позволяющим установить монополию, КСУ отказался от собственной практики без какой-либо мотивировки. Следовательно, такие изменения не соответствуют статьям 22 и 157 Конституции, где императивно зафиксировано, что не допускается сужение содержания и объема существующих прав. К тому же такое же мнение высказали судьи КСУ Слиденко И., Сас С. та Гультай М... Высший административный суд отправил свой вывод Президенту и ВРУ, где высказал обеспокоенность таким нововведением.

Невзирая на то, что монополия должна будет набирать обороты постепенно до 2019 года, она все равноискусственно образует дефицит адвокатов и усложнит доступ к правосудию. Во-первых, такое изменение существенно повысит стоимость услуг адвокатов. Во-вторых, получение лицензии адвоката превратится в коммерческий проект. Сегодня адвокатское свидетельство не является панацеей на рынке правовых услуг, поэтому желающих его получить не вынуждают к «благотворительным взносам», которые «ускорят процесс». Но как только адвокатское свидетельство станет единственной бумагой, которая будет давать право на представительство в суде, — это превратит его получение в коммерческий проект. Также надо отметить, что даже сегодня, с монополией адвокатуры только в криминальном процессе, адвокатов не хватает в маленьких городах — там при необходимости приглашают адвокатов из других городов. Представим теперь, какой дефицит возникнет в случае монополии на гражданский, хозяйственный и административный процесс.

Отдельного внимания заслуживает процесс доступа к профессии. Существуют два пути:

  • платная стажировка в течение 6-ти месяцев (платит стажер, например, в Киеве это 20 минимальных зарплат) и экзамен (с официальным сбором около 6 000 гривен);
  • год стажа помощником адвоката и экзамен (тот же сбор).

Не предусмотрено никаких исключений, например, для лиц с 15-летней практикой в отрасли права или профессоров.

Бесспорно, внимания заслуживает вопрос представительства юридических лиц — предприятий и государственных органов. На сегодня юридических лиц в судах по большей части представляют штатные юрисконсульты. Следовательно, предприятия должны будут или посодействовать получению адвокатского статуса юрисконсультами (это будет стоить времени и достаточно больших денег) или пригласить на работу адвоката (достаточно большие деньги и время на «введение в курс дела»). В случае государственных органов надо заметить, что госслужащий не имеет права заниматься адвокатской деятельностью. По этой причине единственным выходом будет нанимать адвокатские компании на тендерах за бюджетные средства. Такое обстоятельство непосредственно закладывает коррупционную составляющую. В свою очередь, стоимость адвокатских услуг будет ложиться на плечи налогоплательщиков посредством бюджетного финансирования адвокатских услуг.

Вышеприведенные аргументы позволяют сделать неутешительный вывод: для общества сегодня приемлемее отсутствие монополии. Особенно разочаровывает то, что адвокаты и государство не смогли воспитать у граждан Украины уважение и чувство необходимости в адвокате, ведь именно адвокат может лучше всего и как можно качественнее представлять их интересы в судах. Потребители правовых услуг не видят разницы между адвокатом и юристом: на практике ее просто нет. Противоположную идею попробуют внедрить насильственно с введением изменений, мотивированных, по мнению автора, такими факторами:

  • первый — это коммерчески-коррупционная составляющая, связанная с законодателями, которые являются владельцами адвокатских компаний.
  • второй — в стране появятся тысячи безработных после увольнений из Полиции и Прокуратуры в связи с непрохождением переаттестации. Государство, образовывая искусственный дефицит адвокатов, организует именно для них рабочие места.
  • третий — создать ручную адвокатуру, наподобие прокуратуры.

Однако насилия в создании монополии адвокатуры можно избежать, создав достойные условия для существования адвокатуры в Украине, для ее развития и усовершенствования самоуправления. Именно это должно привести к желанию юристов выстроиться в очередь за адвокатским свидетельством.

Картина Генри Вильяма Банбури “Мясник Дик и Ткач Смит захватили клерка Четема (Генри VI, часть II)”, 1795

Джерело: http://cdm15082.contentdm.oclc.org/cdm4/item_viewer.php?CISOROOT=/p252501coll1&CISOPTR=5095&CISOBOX=1&REC=12

Сегодня адвоката от простого юриста процессуально почти ничего не отличает. И здесь начинать надо с самого элементарного. Они вместе в коридоре ожидают приглашения зайти в зал судебного заседания (это если повезет и заседание не будет проведено просто в кабинете судьи). У них обоих нет специального помещения в судах для работы с документами. Зато почти всегда они являются свидетелями того, как прокурор свободно, еще задолго до начала судебного заседания может заходить в кабинет судьи. Поэтому можно было бы начать с обустройства таких, казалось, мелочей, а завершить — процессуальными отличиями. Например, позволить только адвокатам общаться с судьей вне процесса. В кабинете или по телефону, но при условии приглашения представителя оппонента к такому разговору. Вот это и есть европейская практика, которую стоит воплотить. Возможностей для поощрения стать адвокатом огромное количество.

Единственным отличием адвоката от «не адвоката» являются адвокатские запросы и задекларированные гарантии функционирования адвокатуры: адвокатская тайна, уголовная ответственность за препятствие адвокатской деятельности, усложненный процесс обыска и ареста адвоката. С другой стороны, существует ответственность адвоката перед квалификационной комиссией за предоставление некачественных услуг. Однако такие декларации прописаны лишь на бумаге, в то время как они не имеют под собой практической почвы. Руководители и самоуправление уже давно не являются цербером на страже прав адвокатов. Количество приговоров за препятствие адвокатской деятельности приближается к нулю несмотря на наличие огромного количества фактических оснований для таких приговоров.

Одним из отличных институтов адвокатуры должен был остаться адвокатский запрос. Иногда запрос — это едва ли не единственный инструмент, которым может воспользоваться адвокат в процессе защиты клиента, поэтому пользуются им часто. Однако на практике он также нередко оказывается неэффективным, но часть вины за это лежит и на самих адвокатах. Существует административная ответственность за непредоставление ответа на адвокатский запрос или несвоевременное предоставление и неполное предоставление (статья 2123 КУоАП). Протокол о нарушении должен составлять председатель Совета адвокатов области. Соответствующую статистику обращений адвокатов за 2012—2014 гг. можно найти на сайте ВГО «Ассоциация юристов Украины”:

ma_1_ru

Статистика обращений с момента начала действия Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», Количество обращений, Количество протоколов

На практике запросов делаются тысячи, а отвечают лишь на сотни. Чиновник всегда знает, как не ответить или ответить и не предоставить информацию, необходимую адвокату для защиты интересов доверителя. Должностное лицо относится с неуважением к институту адвокатского запроса. Адвокаты в свою очередь не пользуются механизмом административного наказания, потому что знают — это длинный процесс, по окончанию которого пройдут все сроки актуальности ответа для защиты клиента.

Ни адвокатура, ни государство не делают ничего для обеспечения адвоката преимуществами по сравнению с юристом. Монополия также не посодействует развитию адвокатуры. Все только законсервируется, а инакомыслие станет поводом для исключения из профессии.

Отсутствие конкуренции консервирует самые худшие элементы института и становится на пути его качественного развития. Сейчас адвокаты должны объединиться для достижения изменений в законодательстве Украины, какие бы позволили адвокатам быть членами не только одной монопольной ассоциации НААУ, но и других ассоциаций. Приводя примеры монополии адвокатов на представительство в судах, сторонники такого нововведения забывают сказать о конкуренции ассоциаций адвокатов. Конкуренция — это путь к саморазвитию и совершенствованию, доказанный опытом. Создание конкурентов НААУ должно стать одной из актуальных целей адвокатов. Такие объединения могут образовать систему «сдерживания и противовесов» в сфере адвокатуры.

Парламентарии должны принимать законы, будто они уже в оппозиции и бедные. Не надо решать проблему насильственной имплементацией монополии адвокатуры. Властьимущие должны обеспечить условия для развития адвокатуры, ввести западные стандарты академического юридического образования. Сегодня любой вуз зарабатывает, наспех выпуская специалистов в отрасли Права, даже ВУЗ Поплавского. Законодатели, думайте об образовании, о конкурентном качестве услуг, о конечном потребителе. Только после решения проблем в этих аспектах, можно говорить о монополии.

Источник: voxukraine.org

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+
3 комментария
  1. 1 год назад
  2. 1 год назад
  3. 10 месяцев назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code