На коротком поводке. Как украинский Минфин сводит концы с концами в ожидании транша МВФ

Перегляди: 170

Минфин привлек частные заимствования под высокие проценты. Глубинные проблемы госфинансов этот кредит не решит, но поможет правительству продержаться до нового транша МВФ

thumb

Украинские города пестрят навязчивой рекламой ломбардов и «денег до зарплаты». Получить «быстрые деньги» легко, но стоят они дорого. Поэтому к услугам подобных заемщиков прибегают лишь в случае, когда одолжить больше нигде не получается. В такой ситуации оказался Минфин.

В конце августа на сайте этого министерства появилось два сообщения. Одно из них гласило, что в период с 6 по 19 сентября в Украину прибудет миссия МВФ «для обсуждения последних экономических событий, экономической политики и последующих шагов». Другое — что ведомство провело частное размещение краткосрочных облигаций внешнего государственного займа со сроком погашения в 2019 году на $725 млн. Попросту говоря, Минфин взял в долг на небольшой срок под высокие проценты, чтобы в ожидании транша МВФ не остаться «без штанов».

«Чаще всего частные размещения осуществляют при проблемах с государственными финансами: назревающих дефицитах бюджетов, асимметриях и т. д.», — объя­сняет Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований. Он отмечает, что власть может прибегать к подобным размещениям и в случае бурного развития экономики, когда одновременно запускается большое число проектов и под них не хватает средств. Однако это не про Украину. Экономика нашей страны в соответствии с большинством прогнозов по итогам 2018 года вырастет на 3–3,5%. Сам по себе этот показатель выглядит не так уж и плохо. Но учитывая глубину кризиса, прорывом этот темп роста не назовешь.

К частным размещениям наша страна прибегает не впервые. Например, в 2010 году Украина привлекла полугодовой заем в 2 млрд грн. По сути, частным зай­мом была и продажа России еврооблигаций на $3 млрд в конце 2013-го, когда формально эти бумаги разместили на бирже, но заимствование стало результатом политических договоренностей Виктора Януковича с властями РФ.

На те же грабли

«Привлечение было нужно, чтобы перекрыть потребность в ресурсах в отсутствие транша МВФ, к которому привязано другое бюджетное финансирование от международных организаций, — комментирует последний выход Минфина на внешний рынок директор Центра экономической стратегии Мария Репко. — То, что заем краткосрочный и ставка составляет около 9% годовых, говорит о том, что деньги были очень нужны Минфину, причем срочно».

ВЕРНЫЙ КУРС. Если бы в августе Минфин не провел частное размещение еврооблигаций, гривна могла бы просесть еще сильнее

Средства, скорее всего, понадобились для текущих выплат по внешним долгам. По подсчетам группы ICU, у правительства на валютных счетах к моменту привлечения займа оставалось около $500 млн, что создавало риски для своевременного проведения платежей по внешнему долгу в сентябре. Поэтому, отмечает Тарас Котович, финансовый аналитик ICU, столкнувшись с недостаточным спросом на валютные ОВГЗ на внутреннем рынке, Минфин вынужденно вышел на рынок внешний.

По мнению Дмитрия Чурина, главы аналитического департамента инвестиционной компании Eavex Capital, в сентябре этого года для выплаты процентов по существующим еврооблигациям правительству необходимо около $600 млн. Чурин считает, что в ситуации, когда золотовалютные резервы (ЗВР) Нацбанка покрывают лишь минимально необходимый эквивалент трехмесячного импорта, брать средства из резервов для выплаты по еврооблигациям было бы безрассудно.

Напомним: по состоянию на начало августа объем ЗВР составлял $17,75 млрд. С начала года он подтаял более чем на $1 млрд (или 5,6%). Финансирование МВФ, которое вливается в ЗВР, с апреля 2017-го стоит на паузе, так что с середины лета 2018-го Нацбанк периодически продает валюту на аукционе, чтобы поддерживать гривну и сглаживать колебания на валютном рынке.

Сложная ситуация с госдолгом, по всей видимости, была не единственной подоплекой для экстренного выхода Минфина на рынок внешних заимствований. По мнению Егора Кияна, на это решение повлияла совокупность факторов, в числе которых необходимость смягчить ситуацию на валютном рынке, риск оттока капиталов в связи с укреплением доллара, вероятность ухудшения торгового баланса (в частности, из-за обострения международных торговых войн), подготовка к отопительному сезону и др.

За покупателями дело не стало. «При столь хороших условиях для инвесторов, а именно 9,1% годовых для долговых бумаг, которые погашаются в феврале 2019 года, за такими еврооблигациями, видимо, выстроилась очередь из фондов, у которых есть свободные денежные средства», — говорит Дмитрий Чурин.

Дорогое удовольствие

Дмитрий Боярчук, исполнительный директор «CASE Украина», уверен, что $725 млн для экономики Украины не критичны и без их привлечения катастрофы в госфинансах не произошло бы. «Выплаты по внешним долгам, которые на горизонте, не так велики, чтобы занимать под 9%. Тем более накануне визита миссии МВФ, после которой все ожидают выделения долгожданного транша», — считает эксперт.

Согласен с ним и Егор Киян. Он отмечает, что без выхода Минфина на внешний рынок ослабление гривны могло бы стать более глубоким, но курс все равно оставался бы в рамках прогнозируемого правительством в бюджете на 2018 год около 30 UAH/USD.

Однако Кабмину без финансовой подпитки пришлось бы принимать более взвешенные решения в вопросах изменения соцстандартов и обуздания инфляции. Возможно, учитывая приближение предвыборного периода, последний заем как раз и стал подушкой безопасности, которая поможет в краткосрочном периоде не закручивать гайки и не принимать непопулярные решения.

Принуждение к траншу

Опрошенные Фокусом эксперты в действиях Минфина усматривают сигнал о том, что украинской власти будет непросто сохранить стабильность в госфинансах до выборов 2019 года без транша МВФ. Поэтому чиновники сейчас более расположены к компромиссу с фондом, чем в первом полугодии 2018-го. Тем более что положительное решение по траншу откроет доступ к макрофинансовой помощи ЕС, займам под гарантию Всемирного банка, повысит шансы на проведение публичного выпуска еврооблигаций и станет позитивным сигналом для инвесторов.

«Власть окажется перед сложным выбором между повышением цен на газ, жестким урезанием бюджета или дефолтом по внешним долгам», — говорит Мария Репко. По ее мнению, ни одно из трех названных решений непривлекательно политически, но уравнивание цены на газ с рыночным паритетом обеспечит сотрудничество с МВФ и другими кредиторами. Решение газового вопроса обеспечит стабильность как минимум в среднесрочном периоде.

«Власть окажется перед сложным выбором между повышением цен на газ, жестким урезанием бюджета или дефолтом по внешним долгам»

Мария Репко, директор Центра экономической стратегии

Приведение цены на газ для населения к рыночному уровню могло бы стать самым простым выходом для правительства, если бы такой шаг не испортил репутацию власти перед выборами. Впрочем, по мнению некоторых экспертов, в случае готовности правительства поменять условия игры в газовой сфере население могло бы и не почувствовать перехода на рыночные цены. «Если упразднить компании-прокладки, уменьшить степень монополии на рынке, рыночная цена понизится и не будет завышенной, — объясняет Егор Киян из МЦПИ. — Такое решение было бы приемлемым для населения, но вряд ли станет возможным для правительства, учитывая сложившуюся структуру нашего рынка».

Одним словом, по мнению Тараса Котовича из ICU, вероятность достижения позитивного результата высока. «Скорее всего, во время пребывания миссии решат два основных вопроса, — считает он. — Во-первых, согласуют вариант изменения тарифов на газ для населения, утверждение которого в кратчайшие сроки откроет путь к траншу. Во-вторых, Минфин предоставит подтверждение, что бюджет будет сбалансирован и его дефицит не превысит 2,5% ВВП».

Миссии МВФ придется иметь дело не с полноправным главой Минфина, а с исполняющим обязанности в лице Оксаны Маркаровой. Но вряд ли этот факт существенно повлияет на ход переговоров. До увольнения со скандалом министра финансов Александра Данилюка она занимала пост его первого заместителя. Когда судьба Данилюка в кресле главы Минфина повисла на волоске, многие эксперты предостерегали, что лишение ведомства полноправного руководителя может вызвать затруднения в сотрудничестве с МВФ. Теперь об этом почти не вспоминают. Тем более что в политике Минфина в отношении госдолга наблюдается преемственность.

Другое дело, что даже позитивное решение МВФ о выделении транша не станет панацеей для украинской экономики. «Для нас более критична ситуация с экспортной выручкой и переводами трудовых мигрантов, которые обеспечивают основной приток валюты в страну, — рассуждает Дмитрий Боярчук из „CASE Украина“. — В случае внешнего шока в виде падения ресурсных цен транш МВФ нас не спасет. Если же цены останутся высокими, но по каким-то причинам соглашения с МВФ не будет, у нас есть шансы спокойно пережить 2019 год». Вместе с тем лучшим сценарием для Украины Боярчук считает продолжение сотрудничества с МВФ на фоне хорошей экспортной выручки.

Оптимистическая стратегия

С каким бы результатом ни уехала миссия МВФ из Киева 19 сентября, проблема погашения госдолга для Украины не ограничится горизонтом 2018 года. Накануне частного размещения краткосрочных облигаций Минфин сообщил об одобрении Среднесрочной стратегии управления государственным долгом, в которой ведомство пытается смоделировать ситуацию до 2020-го.

В Минфине отмечают, что в 2017 году впервые с 2011-го процент соотношения долга к ВВП уменьшился и стал приближаться к установленному в Бюджетном кодексе Украины безопасному уровню 60%. Далее стратегия предусматривает уменьшение долга до 60% в 2018 году, до 52% — в 2019-м и до 49% — в 2020-м.

Даже позитивное решение МВФ о выделении транша не станет панацеей для украинской экономики

Опрошенные Фокусом эксперты считают эти ожидания излишне оптимистичными. «Ключевой показатель соотношение госдолга к ВВП в размере 49% к 2020 году кажется немного нереалистичным: из стратегии неясно, какими путями собираются достигнуть такого уровня, будут ли реструктуризации, другие займы и что ожидает гривну», — комментирует документ Егор Киян.

Как отмечает аналитик из Eavex Capital Дмитрий Чурин, Минфин в своей стратегии опирается на возможность снизить отношение госдолга к ВВП благодаря росту абсолютного значения ВВП, чего в условиях прогнозируемой девальвации гривны добиться непросто. «Кроме этого, многое будет зависеть от возможности Минфина снизить процентные ставки по размещению облигаций внутреннего госсзайма. При текущей учетной ставке на уровне 17,5% заимствования на внутреннем рынке останутся очень дорогими для правительства», — считает Чурин.

В любом случае отвечать за выполнение утвержденной стратегии предстоит новому Минфину. Возможно, именно это и стало скрытой подоплекой столь оптимистичных настроений в отношении госдолга. Пока же можно «тушить пожары», особо не задумываясь о цене вопроса.

Источник Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code