«На меня нет никаких «завязок», — и.о. начальника николаевской таможни

Перегляди: 602

Назначение Романа Криля исполняющим обязанности начальника николаевской таможни ГФС вызвало неподдельный интерес, как у журналистов, так и самих работников таможни — молодой сотрудник центрального аппарата ГФС, о котором Google практически ничего не знает, поставлен руководить таможней отдельной области

На интервью с «Преступности.НЕТ» Роман Криль согласился довольно легко. В ходе общения и.о. начальника николаевской таможни рассказал о том, какие есть проблемы в таможенной сфере, кого он привез с собой в Николаев и опыт какой страны в профильной сфере может подойти Украине. 

— Уже успели обжиться в кабинете?

— В кабинете успел обжиться в пределах своего рабочего стола. И все. И два раза поменял воду в аквариуме.

— Насколько мы знаем, в приказе о Вашем назначении отмечено, что полномочия на Вас возложены до 25 февраля (интервью состоялось накануне этой даты, — ПН).

— Полномочия на и.о. начальника таможни возлагаются только на один месяц. Законом нельзя больше. Поэтому, закончится месяц, даст Бог, мне снова продлят на месяц. Если согласует губернатор (председатель Николаевской ОГА Вадим Мериков, — ПН), то тогда буду полностью назначенным начальником николаевской таможни ГФС. Вот, все очень просто.

(По состоянию на понедельник, 29 февраля, Роман Криль продолжает исполнять обязанности начальника николаевской таможни ГФС, Роман Насиров продлил срок его пребывания в должности, как минимум, до конца марта текущего года, — прим. ПН).

«К нам вернулись несколько николаевских компаний, которые раньше ушли»

— Во время своего брифинга вы рапортовали об успехах вверенного вам ведомства, о выполнении плана. Возможно, такие успехи стали возможны это из-за растущего курса доллара?

— Сейчас только половина месяца, и если даже взять, что  доллар вырос на 2 гривны, Вы все равно поймете, что курс здесь не особо играет роль. Это стало возможным как раз из-за того, что мы максимально постарались пересмотреть индикативы, выявить«серые» схемы, факты занижения таможенной стоимости, и мы стараемся исправить все максимально. К нам вернулись несколько николаевских компаний, которые раньше ушли.

— О каких компаниях идет речь?

— Это «П И Компани», крупная производственная компания из Вознесенска. Они вернулись, наращивают импорт, планируют до 70 контейнеров в месяц импортировать. Кроме того это, как правило, те производители, которые есть в Николаевской области... Это не только сельскохозяйственные производители Это и ООО «Ангела», и ООО «Артель ЛТД», и предприятие «В-Центр». Большие компании, такие как «Техноторг» — официальный дистрибьютор сельскохозяйственной техники,  пользовались услугами пяти таможен: Винницкой, Киевской, в том числе и областной, Днепропетровской, Запорожской. И Николаевская соответственно. Теперь же они решили почти все свои грузы оформлять у нас.

— Это Киев, а не они решили…

— Нет, это они решили. Вы можете сами обратиться к субъектам и спросить. Киев не может решить, какая компания будет оформляться здесь или там. У нас в Таможенном кодексе Украины разрешается самому выбирать. У нас избирательное право в этом плане, в независимости от того, где вы оформляетесь.

— А как быть с тем, что разные таможни дают разный коэффициент при растаможке? Насколько нам известно, такая практика введена с 2008 года.

— Мы ставим такой же коэффициент, как и другие таможни.

— Он одинаковый, что в Киевской области, что в Одессе, что в Николаеве?

— Во-первых, у них очень быстрое оформление, во-вторых, они оформляют грузы дистанционно. Контейнер может заходить в Одессу и его не открывают, если не срабатывает система «АСАУР», которая показывает возможные риски контрабанды, занижения стоимости. Они везут на свой склад, потом оформляют путем электронного декларирования и все. У нас была проверка Центрального аппарата по дистанционному оформлению, и мы ее прошли с наилучшим показателем, что было подтверждено во время недавнего совещания под председательством Председателя  ГФС Романа Насирова.

— Эта проверка проводилась по Вашей инициативе?

— Нет, проводилось по всей Украине по инициативе Председателя  ГФС. На каждую таможню в течение недели приезжала комиссия, которая проводила проверку, открывала контейнера, оформленные дистанционно.

— А есть ли уже результаты комиссии, которую Вы с собой привезли? Я имею в виду собственную безопасность. Насколько нам известно, была поставлена задача найти по Вашему предшественнику злоупотребления. Уже есть выводы этой комиссии?

— Выводов этой комиссии нет.

— А первичные результаты?

— Первичные результаты, думаю, будут позже озвучены. Я не могу их озвучить, пока не будет соответствующего решения. Если Вы не слышали, то бывший руководитель решил переводиться в другую структуру. Он всем озвучил – и личному составу, и прессе, что переводится в другую структуру. А на днях сообщил, что остается в Николаевской таможне руководителем поста.

— Он в отпуске?

— Нет, он не в отпуске.

— Как Вы считаете, почему такая непоследовательность у руководителя службы Романа Насирова? С чем связана эта «кадровая чехарда», когда руководители назначаются на короткий период? Назначение на месяц, продление на два, потом человек на больничном, потом он выходит… Возможно, это связано с какими-то коррупционными схемами от депутатов, от президентской вертикали? Ваше мнение.

— Моя мысль очень простая и я могу говорить только за себя. Меня поставили на месяц с условием, чтобы я показал работу и потом будет принято решение, удовлетворяю ли я руководство в исполнении поставленных предо мной задач. И все. За других я не могу отвечать, потому что я не знаю, как было с Горбовым и Катамадзе (предыдущие руководители Николаевской таможни, — ПН).

— Вы как сотрудник центрального аппарата, Вы же это видели?

— Я отвечал за другие направления – за платежи и за организацию таможенного контроля. Я думал и работал только в направлении, чтобы правильно функционировал этот таможенный механизм. А эти политические игры меня не интересовали никогда. Я себя считаю офицером в структуре, где ставят задачи, которые нужно выполнять.

«Абсолютно доступно с Насировым можно поговорить»

— Вы говорите, что Вы как офицер выполняете поставленные задания. Работа в Николаеве – это было задание или лично Ваше стремление, с которым Вы обратились к Насирову? Или он вызвал и сказал: «Давай, в Николаев»?

— Да, так и было. Были поставлены задачи по показателям, подтянуть платежи максимально, посмотреть, где были уклонения от уплаты, выявить возможные новые схемы контрабанды, которые кто-то другой не видел. Платежи мы понемногу вытягиваем. Я обещал 150%. Вчера Роман Насиров проводил селекторное совещание среди руководителей ГФС и таможен, ставились показатели и николаевская, житомирская таможни ГФС – единственные управления, которые исполняют план сверх норм.

— А насколько Насиров для Вас доступен? По телефону, по служебному телефону, через секретаря?

— Абсолютно доступно с Насировым можно поговорить. Каждый руководитель таможни может его набрать по телефону напрямую. Я не знаю, как говорят мои коллеги, но я и несколько начальников таможен напрямую общаемся. Даже если он занят, то я могу написать СМС, и так любой руководитель таможни. Я бы Вам показал, но там переписка…

— Если же глава ГФС решит, что пора отправить Вас в отставку, уйдете или на больничный?

— Уйду, и на больничный я не пойду.

— Как часто сегодня, когда перед Вами ставятся задачи руководством ГФС, звучит слово «план»? Ваши коллеги с других областей в личных беседах только о спущенных сверху «планах» и говорят. Но ведь в других странах кроме нас, РФ и некоторых других понятия «план» нет.

— Я с Вами не соглашусь.

— Субъекты внешнеэкономической деятельности дают свои планы?

— Это большие субъекты предоставляют. А эти макроэкономические показатели… Вы возьмите самые крупные компании мира – они все имеют планы своих доходов и расходов. Николаевские крупнейшие предприятия тоже. Естественно, планируют свою деятельность — «Техноторг», НГЗ, «Сандора» — все могут дать примерное количество платежей на месяц вперед. Так же и у нас налоговая и таможенная службы, которые планируют доходы Министерства финансов, какие расходы.

— Вы привезли, с собой в Николаев, насколько мы знаем, несколько человек, которые не имеют отношения к нашей области.

— Да, они с разных областей. Я взял их на стажировку и включил в рабочую группу, которая здесь отрабатывала некоторые вопросы деятельности таможни. Отработали и уехали. На следующие две недели снова приедут из Киева, из отдела по борьбе с таможенными правонарушениями  и из отдела платежей. То есть, каждый приезжает, отрабатывает свое направление работы и уезжает. По факту мы хотим максимально увидеть недостатки. Сейчас заканчивает работу Счетная палата. Мы посмотри, что у них. Там тоже есть некоторые наработки.

Насколько мы понимаем, это внутренний аудит?

— Нет, они этим не занимаются. Счетная палата имеет 56 вопросов. Если хотите, я Вам их сейчас покажу. Это сугубо по таможенным платежам – правильно ли взяты платежи с субъектов, правильно ли были индикативы поставлены, правильно ли была определена страна происхождения, правильно ли оформлены товары, где не выставлено место отправления и по номенклатуре, правильно ли был представлен код товара. Вот такая сфера их работы.

— Назначен ли кто-то из них на какую-то должность или устроен официально? И стоит ли этого ожидать? Ведь в Николаеве уже привыкли к, скажем так, гастарбайтерам, которые приезжают к нам работать на весьма маленькие зарплаты.

— Я Вам расскажу, почему я не хочу брать сюда на постоянно работников из других областей. Из-за того, что здесь есть очень квалифицированные кадры. Да, есть такие, которых нужно заменить или, по крайней мере, перевести, чтобы посмотреть, как они будут проявлять себя в других условиях. Сегодня вот «штатка» новая пришла и там соответственно расписано финансирование по обеспечению сотрудников. Я понимаю, что здесь небольшие зарплаты и лучше пусть работают те сотрудники, и эти премии, которые будут забирать те сотрудники, которые приедут сюда, за счет того, что им якобы нужно на дорогу, то пусть оно лучше осядет в карманах николаевцев. Больше будут зарабатывать и меньше будет мыслей о какой-то коррупции. Мы сейчас напишем письмо по факту того, что мы перевыполнили план и чтобы нам дали премию. Я думаю, что до 50% дополнительно каждому сотруднику должны бы нам предоставить с центрального аппарата.

Есть у нас, правда, три сотрудника, которые приехали, как Вы говорите, с предшественником из Киевской области. Они ушли на больничный. Сегодня вот пришло депутатское обращение о проверке их больничных.

— Депутатский контроль Полякова?

— Я не буду говорить, кто. Было адресовано управлению Службы безопасности Николаевской области, управлению здравоохранения и прокуратуре для проверки, насколько серьезно они заболели в тот  момент, когда я пришел сюда работать. И я считаю, что это справедливо. В Николаевской таможне есть достойные люди, которые должны занять места заместителей начальника и это должны быть местные. Я надеюсь, что там будут сделаны правильные выводы. И будут в николаевской таможне работать все местные.

«Примером для Украины может послужить Бельгия»

— Учитывая Ваш опыт работы, какие основные три проблемы – в сфере законодательства, либо в структуре таможни, функциях, полномочиях – Вы можете назвать?

— Наибольше бюрократия и перевод бумаги. Я бы сделал все максимально в электронном виде.

— В личной беседе с нами представители различных судоходных компаний говорят, что главная проблема Украины – это высокий уровень коррупции. По их словам, им проще зайти в Турцию и там выгрузить груз, пройти все таможенные процедуры, чем заходить в украинские порты, особенно в николаевские. Потому что, пока они доходим до места выгрузки, у них уже десять человек на борту: таможня, какая-то инспекция, пограничники и так далее. И каждому только деньги, даже не сигареты и виски, как в некоторых странах. Более того, только доллары.

— Если честно, то еще никто мне не задавал этот вопрос за время моего присутствия здесь, что кто-то тут требовал деньги. Обратился ко мне начальник порта и рассказал о количестве вот этих проверок – подъёмов на борт суден. У нас были с визитом заместители министра АПК и министра инфраструктуры. Они выразили благодарность, что за три недели не было ни одного подъёма. Только когда на второй день я пришел, впервые мне пояснили эту ситуацию. Больше ни одного подъема сотрудников подразделения борьбы с таможенными правонарушениями  до сегодняшнего дня не было.

Уже здесь я общался с турецкими экипажами, с капитанами суден, по возможности начальник порта знакомил. Здесь ситуация очень банальная – когда судно заходит в европейский порт, капитан знают, что все нужно делать по закону. Например, они везут топливо для собственных нужд и они сразу же его декларируют. Они понимают, что это больше топлива.

После заходят они в украинский порт и абсолютно ничего не декларируют. И тогда уже приходится пограничникам совместно с нашими уполномоченными сотрудниками подниматься на борт, ведь в электронной отчетности одно, а в бумагах другое. И вот мне капитана корабля говорит: «Да, я понимаю, что я на семь тонн больше привез, но топливо в Украине дороже, нежели я там себе взял. А что мне делать?». Я говорю: «Так Вы же в Европе будете декларировать правильно» и он отвечает: «Да, но это же Украина». Вы же сами провоцируете, чтобы составляли протоколы, а потом на что-то намекаете.

На совещаниях с  коллективом я постоянно акцентирую внимание, чтобы не доходило до каких-то коррупционных составляющих. Вот последний пример, когда позавчера, в понедельник утром, в 5:40 меня набирают и говорят, что в порт судно зашло и не совпали данные в документах. Выявили около 10 тонн незадекларированного топлива.

— Я думаю, что из-за происходящего ныне, как бы Вы что-то не вводили, то лет десять в наши порты еще не будут заходить. Ваше мнение, сколько лет нужно Украине и что нужно делать за это время, чтобы какая-то крупная судоходная компания решила, что нам нужно сюда заходить?

— Я думаю,  как закончится АТО, тогда сразу будет какой-то прогресс.

— Это из-за АТО сюда никто не хотел заходить?

— Нет. Я понимаю, что здесь очень много берут за все: за проход, за простой. Тут огромнейшие просто тарифы. Это, во-первых. Во-вторых, есть какая-то коррупционная составляющая. В портах, не хотелось бы вникать, но я смотрел, там тоже по экологии целые программы «Гроші» или кто там снимал.

— А Вы не знали?

— Об экологии на местах я не знал. Это вообще другая структура и я даже, чтобы Вы понимали, не знал что такое балластовые воды, до того, как начальник порта мне не объяснил.

— Вы говорите, что посетили много стран. Ваше личное виденье того, какую модель в рамках Вашей сферы перенять Украине?

— Мне кажется, что примером может послужить Бельгия. У них очень хорошо работает аудит – приехали товары, все оформили, продали в магазины. Инспекция уже ходит, проверяет по марках тот товар, что в магазинах и постфактум вычисляет, по какой стоимости было правильно или неправильно оформлено на таможне. В количестве, в весе. Это очень просто вычисляется. Какая проблема в Украине? Вот в Николаевской области такого нет из-за отсутствия западной границы и нет, каким путем заходить брендовым вещам. Заходят брендовые вещи из  Италии, Франции, но почему-то их по нашей базе  минимальное количество, а магазинов брендовых в Украине очень много. И хотелось бы, чтобы реально оформлялось. Будет оформляться – будут и платежи больше.

— Роман Насиров Вас поддерживает? Он Вам говорит: «Да, мы будем стремиться к Бельгии»?

— Он это и делает. Я Вам скажу так, если Вы читали, мы сейчас от Евросоюза по программе «Твининг» получаем средства на то, чтобы специалисты из ЕС приезжали к нам. У нас работают сейчас две компании из Евросоюза. Они находятся в центральном аппарате и параллельно с нашими сотрудниками делают работу и показывают, что правильно, и что неправильно. Я тоже работал в департаменте международной деятельности, в котором есть постоянный представитель еще с тех времен. То есть один представитель, который в этом департаменте, как тайный агент, который делает свою работу и делает свой аудит по соотношению и сразу дает свою дополнительную информацию и объясняет, что правильно, а что нет. Это очень круто.

Вот у нас, например, с МВФ приезжала миссия, они закончили работать на прошлой неделе. По одному представителю в каждой структуре, в управлении было направлено с какой-то европейской страны или США. Они отработали все те платежи и сделали свои соответствующие выводы. Мы их не знаем, они их забрали с собой, а потом они будут озвучены где-то публично. Скажем так, я надеюсь, что будет лучше и будет лучшая зарплата у сотрудников. Если будет у каждого сотрудника зарплата хотя бы как в России – по тысяче долларов инспектору, то для Николаева, тут, поверьте, никто даже не будет думать…

— Заработная плата актуальна для всех структур, не только для таможни. Это касается государственных структур, структур местного самоуправления.

— Я понимаю, тут только 145 сотрудников – это не такая бы большая была бы зарплата. Если мы приносим 300 миллионов каждый месяц, не меньше.

— Премьер-министр Арсений Яценюк заявил о том, что в качестве эксперимента четыре украинских таможни будут переданы под управление частным европейским компаниям.

— Я знаю, что это аудиторские компании с высоким уровнем доверия и репутацией. То есть, чтобы Вы понимали, когда кто-то сотрудничает с этой компанией, и, например, они самоустраняются, то им там миллионные иски подаются и они выигрываются из-за того, что имеют репутацию.

— Но есть другое мнение, что опыт использования этих компаний не привел к тому ожидаемому результату, как в тех же Грузии и Болгарии. Как Вы считаете, возможно нужно обустраивать модель именно национальной таможенной службы без сдачи в аренду, привлечения кого-либо?

— Я даже не знаю названия компаний. Если бы я знал хотя бы названия, то я бы уже мог сказать, экспериментировал ли я.

— Ну, а если там мировые бренды заходят?

— Да. В таком случае. Тем более, если это уничтожит коррупцию, то почему бы и нет.

-  Но, согласитесь, что немалую роль играет отсутствие адекватной зарплаты. Особенно, если человек знает иностранный язык, то он найдет работу не на три тысячи гривен.

— В центральном аппарате ГФС сегодня средняя зарплата составляет порядка 6800 до 8000грн. Что касается таможен… Я Вам, кстати, отвечу, откуда у нас вакантные места в таможне. У нас уже освободились некоторые места, перевелись люди в министерство юстиции, то есть, от нас переводятся в Киев. Что касается зарплат, то я подписывал аванс от 1200 до 2000грн. Это аванс. Но аванс – это где-то 30 процентов. Тут на руки выходит где-то до пяти тысяч гривен. Начальник поста имеет 2100 аванс. То есть, если взять, что это 30 процентов, то это порядка пяти с копейками будет зарплата. Я не спорю, что зарплата очень маленькая. С курсом доллара, то и вообще нужно больше. Да и вообще всем нужна зарплата побольше в Украине.

— В ходе своей первой встречи с николаевскими журналистами вы сообщили, что Вам уже угрожали. А не расцениваете ли Вы угрозы в Вашу сторону как сопротивление каких-то Ваших подчиненных или не очень порядочных субъектов внешнеэкономической деятельности?

— Не могу связать. Да и не хочу связывать. Просто вижу, что происходит в обществе и думаю на этом фоне:  «Да ладно… С кем бывает». Я читаю новости Николаева, а там то изнасиловали, то побили, то вчера вот АТОшника мертвого нашли… И думаешь, что слава Богу, что здоровый.

— За то короткое время, которое Вы в должности, были ли попытки подойти к Вам другим путем, без угроз? Взятки не предлагали?

— Нет, никто не подходил. Только что звонил начальник поста из Ужгорода, мой знакомый, и он рассказывал, что у него в николаевской таможне работает знакомая. И я спросил: «А что обо мне говорят подчиненные?». Он ответил: «Он такой человек, что никто не может раскусить, откуда и кто». И никто не подходил, потому что на меня нет никаких «завязок».

Беседовал Анатолий Чубаченко, специально для «Преступности.НЕТ»

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code