Наказание за коррупцию отменили. Объясняем последствия

Перегляди: 116

Декларации чиновников могут стать просто символическими

5c516b233b8cc

Большая палата Конституционного Суда отменила наказание за незаконное обогащение чиновников. Решение было принято по обращению 47 народных депутатов относительно целого ряда статей законов, касающихся незаконного обогащения, декларирования имущества и борьбы с коррупцией.

Теперь чиновники и депутаты могут не бояться наказания за недостоверную информацию о своем имуществе и вообще за коррупцию. Потому что Конституционный суд отменил статью закона о предотвращении коррупции, которая называется «Ответственность за коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения».

Что означает вердикт Конституционного суда

Президент Ассоциации юристов Украины Денис Бугай, партнер VB PARTNERS подчеркивает, что решение КСУ является окончательным, не подлежит обжалованию и не может быть пересмотрено.

Он также перечислил, какими будут последствия такого решения:

1. Закрытие всех уголовных производств по ст. 366-1 УК Украины.

2. Прекращение любых следственных действий в рамках этих производств.

3. Прекращение судебного разбирательства для принятия судом решения о закрытии уголовного производства.

4. Невозможность использования в дальнейшем доказательств, собранных в ходе расследования недостоверного декларирования.

5. Невозможность привлечения в дальнейшем к уголовной ответственности за декларирование недостоверной информации уже начатых уголовных производств по тем же деяниям, даже в случае принятия новой редакции статьи о недостоверном декларировании.

6. Уголовные производства должны быть закрыты следователями/прокурорами автоматически. Вместе с тем это не препятствует защите самостоятельно подавать следствию соответствующие ходатайства о закрытии.

Кто будет бороться с коррупцией

Кроме вsшеизложенного, КС отменил статью 366-1 Уголовного кодекса, которая расписывала, каким должно быть наказание за коррупционные действия (штраф в размере 42 500-51 000 грн, общественные работы от месяца до трех или лишение свободы на срок до двух лет.

И теперь вообще непонятен смысл существования Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК). Потому что ему запретили:

  • контролировать выполнение чиновниками и депутатами законов, касающихся этичного поведения.
  • проверять декларации и образ жизни чиновников и депутатов.
  • запрашивать от органов власти, субъектов хозяйствования и граждан информацию, необходимую для выполнения задач НАПК.
  • иметь доступ к информационным системам, реестрам, банкам данных и средствам связи.
  • получать заявления от людей и организаций о нарушениях закона о предотвращении коррупции.
  • проводить проверку работы по предотвращении коррупции во всех органах власти, компаниях публичного права.
  • выносить предписания о нарушении законодательства об этичном поведении и защите обличителей.
  • требовать от органов власти, юрлиц и граждан объяснений по поводу нарушений защиты обличителей.
  • подавать в суды иски о признании незаконными актов, изданных с нарушением этого закона.
  • в случае установления доказательств, что чиновник или депутат приобрел необоснованные активы – запрещено возбуждать перед Специализированной антикоррупционной прокуратурой или Офисом Генпрокурора вопрос о признании активов необоснованными и о взыскании их в пользу государства.
  • инициировать проведение служебного расследования и привлечение к ответственности лиц, виновных в коррупционных действиях.
  • беспрепятственно входить в помещения органов власти и получать доступ к документам, необходимым для проведения проверки.
  • проверять своевременность подачи деклараций, правильность заполнения, проводить их логический и арифметический контроль и т. д.

Чиновники теперь не обязаны в случае существенного изменения материального положения (например, после покупки или продажи квартиры, самолета) подавать обновленную декларацию и информировать НАПК.

Кроме того, признан антиконституционным, нарушающим права человека открытый доступ к Единому госреестру деклараций чиновников и депутатов. Соответственно, доступ к декларациям будет закрыт.

Что еще оспаривалось в КС

КСУ удовлетворил далеко не все «хотелки» подателей конституционного представления. Они оспаривали порядка 70 статей, пунктов и целых разделов законов «О предотвращении коррупции», «О прокуратуре», «О Национальном антикоррупционном бюро», «О Государственном бюро расследовании» и других.

Среди претензий есть, на первый взгляд, весьма курьезные. Например, истцы попросили признать неконституционной норму о том, что несовершеннолетние дети являются членами семьи чиновников и депутатов (субъектов налогового декларирования). Оспаривалась именно фраза в статье «Определение терминов» (закон «О предотвращении коррупции»).

Хотя на самом деле смешного тут мало.

Оспаривались и другие положения антикоррупционного законодательства. Например:

  • что в декларации нужно указывать недвижимость и автомобили, денежные активы и долговые обязательства, а также крупные покупки в отчетном периоде и др.
  • что незаконные доходы могут быть конфискованы в пользу государства.

Также они просили вновь признать неконституционной статью «Незаконное обогащение» в Уголовном кодексе (ст. 368-5). В феврале прошлого года Конституционный суд по аналогичной процедуре уже отменил эту статью, после чего ее снова приняли – в новой формулировке и с более жестким наказанием.

Почему аналогичные статьи не отменяют в других странах

Статьи о незаконном обогащении и о публичном декларировании – не «ноу-хау» Украины.

«Во Франции действует правило: если чиновник не может объяснить происхождение активов, то по умолчанию считается, что он получил их в собственность незаконно. Прокуратуре даже не нужно доказывать незаконность приобретения имущества.

В Финляндии, Польше и США нет прямой ответственности за незаконное обогащение. Однако это компенсируется жесткой ответственностью за непредставление или ложь в декларациях», – говорит адвокат Дмитрий Никифоров, партнер юридической фирмы Bargen.

При этом многие юристы считают, что с формулировками статьи 366-1 существовали проблемы.

«Там были пробелы в законодательной технике. То есть статья прописана таким образом, что она априори не может быть выполнена. Например, в тексте статьи есть фраза „представление субъектом декларирования заведомо недостоверных сведений“. Но эти „заведомо недостоверные сведения“ трудно отделить от обычной арифметической ошибки в декларации. На практике это могло привести к привлечению к ответственности за любую неточность в декларации», – объясняет адвокат Александр Кудрявцев (АБ Александра Кудрявцева).

Дмитрий Никифоров также считает, что проблема статьи о незаконном обогащении заключается в том, что «она содержит очень размытые и абстрактные понятия, что не свойственно Уголовному кодексу».

Источник Сегодня

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code