Не ищите женщину

Перегляди: 467

Политические партии, решившие бороться за голоса избирателей 25 октября 2015 года, постепенно обнародуют списки

До 30 сентября это сделают все. Но уже из имеющихся можно делать выводы: разговоры о том, что кандидатами станут самые достойные, остались лишь разговорами. Как и не объявили партии охоту на активных женщин, хотя норму о гендерном равенстве хвалили даже категорические критики нового закона. Более того, говорят, некоторые предприимчивые дельцы пытались приторговывать местами в первой десятке списков. Правда? Кто его знает. Но очень похоже, что да.

Обещанного три года ждут

Но давайте вернемся к одной из неконфликтных норм выдвижения кандидатов — требованию нового закона, что представительство лиц одного пола в избирательных списках кандидатов в депутаты местных советов в многомандатных избирательных округах должно составлять не менее тридцати процентов от общего числа кандидатов в избирательном списке.

Резкой критики она не вызвала. Разве что насмешки, мол, в цивилизованной стране XXI века вопросы из серии «солнце всходит на востоке, а садится на западе», или «женщина тоже человек» априори не должны подниматься. Или же что женщинам опасно выходить на улицы, поскольку их будут хватать и заставлять идти в избирательные списки, в местные органы власти. Сторонники же настаивали — эта квота разрушит мужскую монополию на власть. Что в нынешних условиях у женщин нет равных прав по ряду социальных особенностей (в частности, вернуться в активную жизнь после декретного отпуска сложно даже жительницам мегаполисов). А также — законодательные обязательства заставят политические проекты превращаться в партии, качественно обновить состав, поскольку лучшие представительницы прекрасного пола (как во время выборов в ВРУ комбаты, активисты и волонтеры) будут формировать их политику, настроения, действия.

Но, несмотря на радостные ожидания, равенства присутствия в них мужских и женских имен в списках, которые уже стали публичными, нет. Конечно, подсчитать процентное соотношение во всех представлениях сверхсложно, ведь 25 октября Украина будет выбирать почти 11 тысяч местных советов. Но на примере перечней кандидатов в Киевсовет видим: женщин там «как книга пишет» — ровнехонько тридцать процентов. А в предыдущих списках ВО «Батькивщина», обнародованных в Фейсбуке Владимиром Бондаренко, и этот минимум не выдержан.

К тому же бывалые люди утверждают, что много имитации при формировании списков происходит. И что касается гендерного процесса, партии могут просто формально заполнить эти квоты.

Евгений Магда

Евгений Магда

По мнению политического эксперта Евгения Магды, удивляться тут нечему, ведь норма о якобы квотировании — попытка прикрыть фиговым листком несовершенство закона о местных выборах.

«Дело в том, что таким образом обеспечить эффективное политическое представительство женщин невозможно. Ведь формальное присутствие представителей другого пола в партийном списке при этой системе голосования не гарантирует их прохождение в представительный орган. И можно будет говорить скорее о том, что женщин будут использовать как прикрытие несостоятельности отдельных политиков вести эффективную политическую деятельность», — категорически заявил АСН Магда.

Или все, или ничего

Александр Черненко

Александр Черненко

Более того, представительство в избирательных списках кандидатов в 30% — это хоть право, но не обязанность. В законе норма прописана по принципу «казнить нельзя помиловать». И, как пояснил АСН Александр Черненко (ныне народный депутат от фракции БПП, а ранее — эксперт по избирательному праву), 30% квота для женщин — действительно не требование, а своего рода пожелание. Ее невыполнение не является основанием для отказа в регистрации.

«Это скорее апелляция к этическим сторонам. Если кто-то эту норму не выполнил, это может вызвать определенное осуждение, но никаких правовых последствий не будет. А то, что женщин в списках будет больше, чем обычно, — уже большой прогресс. Это первый шаг. И на следующих выборах это уже будет не экзотикой, а нормой», — сказал он, добавив, что не видит трагедии, если гендерные пожелания по закону не будут выполнены. Он также пояснил, что на самом деле подобные вещи должны быть закреплены в законодательстве не о выборах, а о политических партиях, а также в уставных документах политических сил, как это сделано в Европе. Еще стимулом могут стать деньги: в странах с государственным финансированием партий соблюдение гендерных квот поощряется именно так.

Алексей Кошель

Алексей Кошель

Не отрицает «тридцатипроцентную» декларативность и Алексей Кошель, глава Комитета избирателей Украины (КИУ). Говорит, что действительно, с одной стороны, квота в минимум 30% вроде бы обязательна, но механизмы привлечения к ответственности за ее нарушение не прописаны. Утверждает, что можно создать закон в трех томах, но все механизмы ответственности предусмотреть очень и очень сложно. И пока партии будут действовать, чтобы обойти закон — выписывай, не выписывают, лазейки найдут.

«Но на выборах работают не только юридические механизмы. Чтобы не было шквала критики, проще выполнять нормы. Здесь важен контроль, работа медиа и общественных организаций. Репутационные удары серьезные потери наносят. Партия, которая неуважительно относится даже к формальным нормам избирательного закона, приведет к тому, что и избиратель с неуважением будет относиться к этой партии», — отметил Кошель в комментарии АСН.

От противного

Итак, видим: норма хороша тем, что если и не поможет, то хотя бы не навредит. А главным оружием на этих выборах снова останется публичность, надежды на попытки избежать репутационных потерь и наработки политической памяти избирателей. Что же касается позиции женщин, то Украина заняла 56-е место из 142 стран по индексу гендерного равенства, в соответствии с ежегодным отчетом Всемирного экономического форума. Мы между Хорватией (55 место) и Польшей (57 место). (Для любопытных — Российская Федерация аж на 90-м.) Кроме того, если в первом созыве Верховной Рады Украины было менее 3% женщин, то в седьмом — почти 10%.

Опять же, учитывая историческую и культурную позицию женщины в украинском социуме — о слабости и говорить нечего. Вспомним хотя бы Григория Квитку-Основьяненко «Сватання на Гончарівці» и аргумент: «Як уволю я нап'юся, чорта й жiнки не боюся». Или же что «дружина» в нашем языке это и женщина, и войско. А причины недостаточной политической активности женщин — это не вопрос квот, а отражение всей социально-экономической ситуации.

Но дело в другом. В который раз убеждаемся, что мертвые нормы и дальше плодятся законодателями. За красивыми словами о европейских нормах, привлечении, улучшении на самом деле ничего нет, кроме деклараций, «действий на перспективу», возможного плюсика в рейтингах, а также осуждения тех, кто на самом деле ждал действий.

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code