«Не оттого, что папа – судья»: семейные кланы как гарантия вседозволенности

Перегляди: 826

В этой стране все продается, и все покупается – полномочия, должности, уголовные дела… В этом нам приходится убеждаться с каждым днем все чаще и чаще. Особенно легко такая «торговля» ведется у людей, чьи родственники крепко сидят на высоких должностях и могут, если что, «прикрыть» и «подстраховать»

Так называемые «семейные кланы» в структуре правоохранительных органов для нас, по сути, уже давно не новость: папы устраивают или способствуют трудоустройству своих детей, племянников, кумовей на «хорошие места», в результате чего появляются потомственные семьи судей, прокуроров, милиционеров. Ничего плохого в этом, по сути, то и нет – есть же семьи потомственных учителей, врачей, инженеров и так далее.

Но ничего плохого в этом нет до тех пор, пока эти семейные связи не начинают использоваться для реализации своих меркантильных интересов, когда именно сам факт нахождения «своих» в различных органах способствует беспрепятственному незаконному и безнаказанному обогащению семьи, использующей свои полномочия для заработка.

Мы все помним николаевскую семью Рудяков и чем закончилась история этого «семейного судейского клана». Что-то подобное, можно сказать, происходит сегодня и с еще одной николаевской семьей судей-прокуроров-милиционеров.

Павла Олефира, говорят, знает весь город Баштанка Николаевской области. С 2009 года по недавнее время он работал в Баштанском райотделе милиции (теперь уже полиции) Николаевской области на должности старшего оперуполномоченного уголовного розыска. Казалось бы, место не самое «крупное» — как говорят в органах на официальном языке – должность «среднего руководящего состава». Однако, судя по тому, что рассказывают местные жители, положение Павла Олефира в Баштанке можно считать намного выше, чем самого начальника райотдела.


Николай Олефир, глава Ленинского районного суда города Николаева

Возможно, так случилось именно потому, что родной старший брат Павла Олефира Максим Олефир до недавнего времени работал заместителем начальника отдела процессуального руководства при проведении досудебного расследования органами внутренних дел Прокуратуры Николаевской области, а сегодня — прокурором Николаевской местной прокуратуры №1, а их отец Николай Олефир уже много лет является главой Ленинского районного суда Николаева.

История №1: Предложение взятки, прошедшее мимо прокуратуры

Первое упоминание о Павле Олефире в прессе случилось в апреле 2015 года. Тогда житель Баштанки Максим Тимошенков, обвиняемый в угоне трех автомобилей, заявил, что сотрудники милиции Николай Железный и Павел Олефир под руководством начальника Баштанского РОВД Олега Маковского взяли у него 1 тысячу 200 долларов за то, чтобы не привлекать его к ответственности.

По его словам, бывший на тот момент начальником следственного отдела Баштанского РОВД Николай Железный лично взял у него деньги якобы на тонну бензина для правоохранительных органов, пообещав, что дело против него закроют. Однако, дело в итоге было отдано в суд, после чего Железный, по словам Тимошенкова, еще не раз требовал от него деньги для «решения вопроса» с прокуратурой и судом – еще 500 долларов он отдал следователю. Однако, Апелляционный суд Николаевской области «дал» угонщику 5 лет лишения свободы – мужчина подал кассацию.

В это время, как он говорит, к его отцу обратился Павел Олефир, ставший ему предлагать за 1500 долларов «закрыть вопрос», так как у него папа работает в суде. Олефир предлагал заплатить, чтобы в Киеве Верховный суд вернул дело обратно в Николаев, а здесь, мол, уже решить вопрос будет проще простого.

Тимошенков также предоставил аудиозапись разговора его отца с Павлом Олефиром. На записи слышно, как голос, похожий на голос Олефира, говорит, что все это дело может решить его знакомый, что самое главное – чтобы дело вернули именно в Апелляционный суд Николаевской области.

«Я решаю, чтобы его сейчас вернули, и там уже проблем не будет – вы подъезжаете, говорите. Даже если оно попадет к Ржепецкому, (председателю Апелляционного суда Николаевской области), то там проблем не будет. Если бы вы раньше мне сказали, когда оно было у Хомика (судьи Апелляционного суда)… Я так понимаю, «решали» вам в районе, в области не решали?» — говорит голос, похожий на голос Павла Олефира.

В итоге ничего не «решили» — столько денег, сколько требовали с них разные милицейские сотрудники, у них не было. Да и в разговоре с Олефиром отец Тимошенкова уже говорил, что их постоянно «кидают» — деньги берут, а дело «не решается».

После публикации этой информации прокурор Николаевской области Вячеслав Кривовяз инициировал служебную проверку по данному поводу – сообщение об этом прокуратура Николаевской области распространила еще 23 апреля 2015 года. Спустя почти год о результатах этой проверки неизвестно ничего – у кого не спросишь, никто не знает, кто ее проводил, кого допросили, чем, собственно, это дело закончилось.

Может быть именно поэтому до нас продолжили «доноситься» подобные истории с теми же «героями» из Баштанки.

История №2: «Чем быстрее деньги, тем быстрее дело закончится»

В начале апреля 2015 года владелец станции технического обслуживания в Баштанке Сергей Иванишин, брат тестя Павла Олефира, сообщил своему знакомому Александру Божко, что слышал, будто бы на него открыли уголовное производство за смерть его соседа Сергея Матюшенко.

По словам Александра Божко, 3 апреля он действительно повздорил дома у своего соседа, но это никак не могло стать причиной его смерти, тем более, что умер он 6 апреля, до этого еще ездив на велосипеде на работу.


Александр Божко, житель город Баштанка Николаевской области

— Я удивился, говорю – дело в том, что я не причастен к этому. У меня был конфликт с ним 3 апреля, да, действительно, я приходил к нему, мы поговорили, но ногами я его не бил, дал подзатыльник, поругался матом и ушел, — говорит Александр.

После этого по просьбе Иванишина к нему на СТО для разговора с Александром приехал Павел Олефир. Последний рассказал, что действительно есть свидетели, которые подтверждают, что у  Александра был конфликт с его соседом, а также заключение экспертизы о том, что смерть Матюшенко наступила в результате его избиения.

— Мы вышли во двор, где он (Павел Олефир) сказал: «Параграф 30». Это значит 30 тысяч гривен. И вопрос, как он сказал, закроется, мол, подключим начальника, прокурора и судмедэксперта. Чем быстрее деньги, тем быстрее дело закончится, — процитировал Олефира житель Баштанки.

При этом Сергей Иванишин, как говорит Александр, подтвердил ему, что Павел «вхож в кабинеты» и что он «может решить вопрос, это в его силах».

Таких денег у Александра не было – дома было всего 3 тысячи гривен. Еще 7 тысяч он «насобирал». Тем временем, ему посоветовали обратиться к адвокату.

— Это дело мы разобьем в пух и прах, так как между днем вашего посещения соседа и днем его смерти прошло 3 дня, — сказал Александру адвокат, после чего посоветовал последующий разговор с Павлом Олефиром о взятке записать на диктофон.

Такая встреча состоялась – и не одна. По словам жителя Баштанки, Олефир ему звонил чуть ли не каждый день, говоря о том, что «собирай быстрее деньги, пока дело не зашло далеко».

Потом Павел приехал домой к Александру, где во дворе сказал ему – зачем вы обратились к адвокату, мол, это только помешает делу.

— Я звоню адвокату, а тот мне говорит – мне позвонили из прокуратуры и сказали, чтобы я вашим делом не занимался, — ответил тот.

В итоге 15 апреля 2015 года между Александром Божко и Павлом Олефиром состоялась встреча – Александр одолжил у товарища недостающие 20 тысяч гривен.

— Я подъезжаю на своей машине, он на своей. Я открываю бардачок, достаю пакет – там было 4 пачки по 50 гривен. Павел их взял, после чего сказал: «В течение пару дней я привезу постановление о закрытии дела». На этом мы разъехались, — рассказал баштанец.

В машине Олефира, на которой он подъехал на встречу, по словам Александра, был еще один сотрудник милиции – плотного телосложения и со светлыми волосами. К этому описанию подходит уже упоминавшийся следователь Баштанского РОВД Николай Железный – по словам местных жителей, они регулярно «светятся» вместе с Павлом Олефиром.

По истечению двух дней от Олефира не было ответа. Александр позвонил ему – Олефир сказал ехать в райотдел к следователю Степановой, чтобы забрать у нее копию постановления о закрытии дела.

— Приезжаю в РОВД, нахожу Степанову, говорю: «Мне сказали, что дело закрыли, что вы дадите постановление». А она говорит, что дело никто не закрывал. Иду к Ященко. Он мне говорит – что вы тут бегаете? Говорю — Олефир мне сказал, чтобы я приехал забрал постановление о закрытии дела. «Какое закрытие? Дело вот на столе, мы ждем еще дополнительно областную экспертизу». В общем, развели меня как пацана, — говорит Александр.

Павел Олефир на связь выходить перестал. Александр решил позвонить его тестю – Александру Иванишину, мол, его брат «свел» его с Олефиром, а тот «кинул» на деньги. Тот, как говорит житель Баштанки, пообещал все разузнать, поговорить с начальником РОВД Юрием Лостиком, и попросил перезвонить через два дня.

— Я ему звоню, а он отвечает: «Больше мне не звони, все претензии к Паше, обращайся куда хочешь».

В итоге Александр Божко решил ехать к начальнику Баштанского райотдела милиции Юрию Лостику, которому рассказал о том, что дал 30 тысяч гривен Павлу Олефиру за закрытие уголовного производства, а также передал запись части их разговора, где об этом идет речь. Начальник сказал связаться с ним после майских праздников, в результате чего сказал: «Я не могу на него (Павла Олефира) подействовать, пишите заявление».

Это и сделал Александр Божко 2 мая, дал пояснения сотруднику милиции. А через буквально 6 дней, 8 мая, получил письменный ответ, в котором ему отказали в открытии дела по получению Олефиром взятки.

— Свидетелей передачи денег не было, никаких расписок о получении денег нет, Олефир П.Н. данный факт отрицает. На основании изложенного и учитывая, что в данной ситуации отсутствует какой-либо состав преступления, данный факт в Единый реестр досудебных расследований не вносился. Также разъясняем Вам, что вы можете обратиться в суд по поводу взыскания денег, — говорится в ответе подполковника милиции Юрия Лостика.

Вместе с тем, через некоторое время от сотрудников милиции Александр Божко узнает, что уголовное производство по факту смерти Сергея Матюшенко закрыто – экспертиза показала, что причиной его смерти стал рак, которым он страдал последнее время.

— Просто получилось, что я оказался не в том месте, не в то время, — отметил Божко.

Мужчина подозревает, что Павел Олефир изначально знал, что он не имеет никакого отношения к смерти своего соседа, что просто-напросто решил «развести» его на большие деньги, что успешно и сделал. Тем временем, житель Баштанки задается вопросом – откуда Олефир, не будучи следователем, вообще является в курсе уголовных производств, их хода и нюансов, мол, без других сотрудников милиции обойтись не могло.

Александру Божко так и не удалось вернуть свои деньги. Он обращался с заявлением в прокуратуру,  по которому даже открыли уголовное производство, но на том все и закончилось — Александра допросили, и тишина. Очевидно, дело закрыли также, как и открыли.

История №3: ДТП, в котором Олефир — совсем не Олефир

Характерно тому, как Павлу Олефиру все «сходит с рук», ДТП, случившееся 10 мая 2015 года в самом центре Баштанки. Около 19:30 автомобиль «Volkswagen» зеленого цвета на пересечении улиц Баштанской республики и Полтавской «вылетел» на тротуар, сбил дорожный знак и врезался в тополь. За рулем автомобиля, как утверждают многочисленные очевидцы, находился Павел Олефир, находящийся в состоянии сильного алкогольного опьянения.

— Он выскочил из машины, сразу начал откручивать номера на машине. А уже через 7 минут смотрю, его машину везут на эвакуаторе, тесть его (Александр Иванишин) вез на свою станцию техобслуживания. Приехала машина-эвакуатор, они сами ее (машину Олефира) погрузили и отвезли на станцию. Я ГАИ так и не видел, — рассказывает житель Баштанки, пожелавший оставаться не названным.

По его словам, было отчетливо видно, что Павел был сильно пьян. Многие люди стали снимать происходящее на камеры своих телефонов, после чего Олефир стал кричать, чтобы они прекратили это делать. При этом за всем этим, как говорит житель Баштанки, наблюдали трое сотрудников милиции, которые ничего не предприняли.

Удивительно ли, но в результате никакой ответственности за вождение автомобиля в нетрезвом виде, а также за совершение ДТП в самом центре города – чудом только Олефир ни на кого не наехал – милиционер не понес. Виталий Гончаров, на тот момент начальник Управления МВД Украины в Николаевской области, а сегодня и.о. руководителя николаевской полиции, в ответ на наш запрос, сообщил, что за рулем автомобиля был никакой не Павел Олефир, а… Александр Иванишин, его тесть, который оперативно приехал забрать автомобиль с места ДТП и отвезти его на СТО к своему брату.

— Проверкой установлено, что за рулем указанного автомобиля пребывал житель города Баштанка Александр Иванишин. В результате ДТП никто телесных повреждений не получил, в связи с чем оснований для внесения ведомостей об указанном происшествии в ЕРДР не предусматривалось. Согласно данным медицинского обследования, водитель автомобиля «Volkswagen-Passat» Александр Иванишин находился в трезвом состоянии. За нарушение Правил дорожного движения на водителя Иванишина составлены административные материалы, — заявил Виталий Гончаров.

Десятки людей своими глазами видели, как пьяный Павел Олефир «вылазит» из машины, врезавшейся в дерево, а у Гончарова Олефир – это Иванишин. Такое, оказывается, вполне возможно. Кстати, дерево, как рассказали жители Баштанки, на следующий день оперативно побелили, чтобы скрыть следы аварии, а дорожный знак восстановили, залив цементом.

Казалось бы, зачем начальнику целого регионального управления милиции «вступаться» за какого-то оперуполномоченного в районном центре? По сути подставлять себя, ведь, получив от нас запрос, в котором была указана фамилия Олефира, он должен был понимать, что нам известно, кто на самом деле был за рулем автомобиля и в каком состоянии.

История №4: Задержание — не значит привлечение

6 ноября 2015 года, в последний день работы украинской милиции (7 ноября вступил в силу Закон Украины «О национальной полиции») все та же «парочка» Николай Железный и Павел Олефир, наконец, «попались» на очередном вымогательстве денег за закрытие уголовного производства. При их задержании в автомобиле Павла Олефира нашли и изъяли 4 тысячи долларов, завернутые в бумагу – эти деньги они получили за не привлечение к ответственности местного жителя за выращивание конопли.


Николай Железный

Узнав об этом, мы, зная уже «богатую» историю Олефира и его товарища Железного, подумали – ну все, финал. Но, как оказалось, финал настиг только одного фигуранта этого дела – Николая Железного. Каково было наше удивление, когда СБУ и прокуратура через пару дней после задержания объявили, что взятку получил только Николай Железный, а Павел Олефир, оказывается, просто подвозил его на своей машине к взяткодателю и совершенно не заметил пачку долларов между сиденьями.

Если 6 ноября на официальном сайте Управления МВД Украины в Николаевской области выходит сообщение о том, что сотрудники СБУ и прокуратуры при взаимодействии с представителями службы внутренней безопасности в Николаевской области задержали «на горячем» обоих милиционеров, которые «в последний день пребывания на занимаемых должностях, обещая фигуранту уголовного производства помочь избежать ответственности за совершение правонарушения, получили незаконное вознаграждение, оценив свою «услугу» в 4 тысячи долларов США», то уже 9 ноября Прокуратура Николаевской области рапортует о том, что «отвела» в суд для избрания меры пресечения только Николая Железного – об Олефире в сообщении прокуратуры уже ни слова.

Позже на брифинге 10 ноября первый заместитель прокурора Николаевской области Артур Шаповалов стали заявлять, что пока у прокуратуры нет оснований считать, что Павел Олефир был в сговоре с Николаем Железным и причастен к этой взятке, а потому «проходит» по делу уже как свидетель.

— На данный момент причастность другого лица, которое находилось в автомобиле, к указанному преступлению проверяется органами прокуратуры. В связи с тем, что раньше не было информации о том, они вдвоем вымогают неправомерную выгоду. Вымогал только руководитель, один из руководителей Баштанского РОВД (Николай Железный). Мы в своей деятельности апеллируем доказательствами и кодексами. Если было бы достаточно оснований для того, что предъявить этому человеку обвинение, подозрение, то оно было бы предъявлено. Мы не можем просто так предъявить подозрение, а потом, извините, суд вынесет оправдательный приговор, и за это будем нести ответственность мы… Это судьбы людей, — уверял Шаповалов.


Артур Шаповалов, первый заместитель прокурора Николаевской области

Вместе с тем он подтвердил, что во время задержания в автомобиле Николай Железный и Павел Олефир находились вдвоем.

— Но у нас изначально все мероприятия, и в уголовном производстве у нас фигурирует только одна личность, — заявлял первый заместитель прокурора области Вячеслава Кривовяза.

В свою очередь, процессуальный руководитель в данном уголовном производстве, прокурор Артем Демида, стал говорить, что Николай Железный ни слова не сказал Олефиру о том, куда они едут, зачем и так далее. Мол, сговора не было.

— Фактически во время проведения негласных следственных мероприятий у нас не было установлено то, что они действовали по предварительному сговору, вымогая неправомерную выгоду. Начальник следственного отдела попросил его (Олефира) подвезти его, и не посвятил его в свой умысел. В ходе разговора (взяткодателя с Николаем Железным) он (Павел Олефир) участия не принимал. О том, что передалась взятка, он лишь видел. Но он (Павел Олефир) говорит, что он не знал, что это передается взятка. Как мы докажем его умысел на то, что он также хотел получить эту взятку, и что в дальнейшем она должна была быть разделена между ними, — сказал тогда Демида.

Возможно, я бы лично поверил в эту версию, если бы только не уже несколько подобных историй о Павле Олефире и Николае Железном, если бы о них мы все услышали впервые, и если бы у Павла Олефира брат не работал в прокуратуре Николаевской области, а отец не был бы многолетним главой Ленинского районного суда Николаева.

— И это не зависит от того, что папа у него судья, — уверял журналистов Артур Шаповалов.

Возможно, и правду говорит господин Шаповалов – не оттого, что папа судья, а оттого, что брат-прокурор? Вот только зачем тогда этот папа-судья сразу приехал на место задержания, после чего забрал своего сына и увез его на автомобиле «Daewoo Lanos»? Баштанка – городок маленький, а задержание происходило в самом его центре, очевидцев этого много было.

Не знаю, на что рассчитывает Артур Шаповалов, Артем Демида и в принципе прокуратура Николаевской области, когда, как рассказали мне компетентные собеседники в прокуратуре, и взяткодатель, и сам Николай Железный в своих показаниях открыто и прямо указывают на то, что главную и основную роль в вымогательстве и получении данной взятки играл именно Павел Олефир. Ведь дело дойдет до суда, и эти люди повторят свои показания в суде – и если суд по выше описанным причинам не «заметит» их, то их заметят и услышал журналисты. Более того, несмотря на то, что Шаповалов и Демида уверяют нас, что по «прослушке» Олефир нигде не «проходил», то мои собеседники в прокуратуре утверждают совершенно обратно – на аудио Олефир «светится красной строкой».


Прокурор Артем Демида

— После рассекречивания материалов негласных следственных действий, допроса всех свидетелей, установить совместный умысел (Николая Железного и Павла Олефира) на получение неправомерной выгоды и подтвердить его доказательствами, к сожалению, на данный момент мы не смогли, нам не удалось, -пожаловался на очередном брифинге прокурор Артем Демида.

Также сообщалось о том, что сотрудники отдела внутренней безопасности Николаевского облУМВД несколько раз в течение 2015 года подавали материалы на Павла Олефира в прокуратуру, однако там дело никак не сдвигалось с места. «И это не зависит оттого, что папа у него судья».

После того, как Олефира любезно «вывели» из указанного уголовного производства, его также любезно снова устроили на работу теперь уже в полиции – новой, честной, прозрачной. Теперь Павел Олефир – оперуполномоченный Казанковского отделения Новобугского районного отдела полиции Николаевской области, начальником которого является все тот же Юрий Лостик, экс-начальник Баштанского РОВД времен милиции.

И это все при том, что само же николаевское облУМВД все в том же своем сообщении 6 ноября о задержании Железного и Олефира указывало, что «старший лейтенант милиции и младший лейтенант милиции не могли продолжать служить в правоохранительной структуре после вступления в силу Закона Украины «О Национальной полиции» — по результатам проверок полученной оперативной информации руководством УМВД было принято решение об их служебном несоответствии». Вот удается же человеку «творить чудеса» и выходить «сухим из воды». «И это не зависит оттого, что папа у него судья».

Сегодня в Главном управлении Национальной полиции в Николаевской области проходит всеобщая переаттестация всех сотрудников. Вновь испеченный полицейский с «богатым» милицейским прошлым Павел Олефир уже прошел тестирование, и в субботу, 27 февраля, комиссия, изучив его личное дело, вызвала его на собеседование. Надеюсь, эта публикация поможет членам переаттестационной комиссии задать ему нужные вопросы и сделать правильные выводы.

А между тем, уверен, эти же вопросы нужно задать еще целому ряду как баштанских, так и николаевских правоохранителей – бывших и действующего начальников Баштанского райотдела милиции-полиции Олегу Маковскому, Юрию Лостику и Ивану Жуку, брату экс-народного депутата от Партии регионов Николая Жука. Последний, к слову, как говорит один мой собеседник в полиции, перед задержанием Железного и Олефира отправил Павлу смс-сообщение, в котором предупреждал его «смотреть по сторонам». Ну очевидно же, что как минимум многие были в курсе, а как максимум – и сами принимали участие, как по прикрытию, так и по посильной помощи в «разработке» жертв для «развода».

И если бы «реформированная» прокуратура была реформированной по сути, а не на бумаге, если бы правоохранительная система так и не оставалась бы системой связей, семейных кланов, продажи и покупки уголовных дел, то, наверное, не нужно было бы и никаких переаттестаций – не чистые на руку представители системы, несмотря на все свои «связи», просто бы «отсеивались» путем попадания в тюрьму, а не продолжали бы обогащаться, используя свои должности и полномочия.

И если даже хотя бы эта одна конкретная история о конкретной семье останется такой, как есть, если Павел Олефир все-таки в очередной раз выйдет «сухим из воды», если по всем озвученным фактам не будет никакой реакции, то тогда грош цена всем этим реформам, если папа-судья или брат-прокурор так и останутся в нашей реальности гарантией вседозволенности. Которую, как известно, порождает безнаказанность.

P.S. От комментариев по всем указанным эпизодам сам Павел Олефир отказался. Я обратился к нему через начальника отдела коммуникации Главного управления Национальной полиции в Николаевской области, передав вопросы. Он ответил, что готов говорить по всем описанным случаям, но только после того, как закончится судебное рассмотрение последнего. 

Андрей Лохматов, специально для «Преступности.НЕТ» 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code