«Не знала, та й забула»

Перегляди: 197

Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и перед выборами. Эта известная фраза одного «железного» канцлера емко описывает мое удивление после прочтения громкого заголовка в одной свежей газете «История Николаева ЕЩЕ НЕ ЗНАЛА такого количества «варягов»

ffcb72b3cf03dfc2a96ac1a5d5dd157f.i750x500x530

Все было бы ничего, если бы, собственно, не сама история Николаева. Те, кто знают, со мной согласятся, что город обязан своим становлением как штаб Черноморского флота и центр судостроения именно этим самым «варягам». А самые внимательные, кто хоть раз бывал в сессионном зале городского совета, наверняка обратили внимание, что среди парадных портретов отцов-основателей Николаева сплошь одни «варяги», в понимании неизвестного автора этого заголовка.

В этом смысле Николаеву, с его более чем двухсотлетней историей, повезло. История хоть и «не знала», но, наверное, «забыла», что вписала в свои краеведческие страницы десятки имен иностранцев и приезжих из других городов бывшей империи:

— князь Григорий Потемкин (с него-то все и начиналось, когда он приехал сюда осваивать новые земли);

— Михаил Фалеев (промышленнику из Курска ничто не помешало стать первым гражданином Николаева и носить достойное имя его отца-основателя);

— архитектор Чарльз Акройд (англичанин на 27 лет облюбовал чужой для себя город, оставив для потомков здание Лютеранской церкви, Старофлотских казарм, училище для дочерей нижних чинов и многое другое);

— архитектор и инженер Евгений Штукенберг (немец, приехал в Николаев из Санкт-Петербурга, что не помешало ему стать главным городских зодчим и создателем многих архитектурных произведений);

— адмирал Иван де Траверсе (французский аристократ, благодаря которому в Николаеве появились ботанический сад, театр, картографическое бюро с типографией, открываются кабинет древностей, библиотека, строится понтонный мост и многое другое);

— писатель Владимир Даль (до того, как стать отцом толкового словаря русского языка, этот датчанин по происхождению служил в Николаеве на флоте);

— купец Яков-Франц Фабр (швейцарский торговец приехал сюда из Санкт-Петербурга и стал один из самых первых николаевских помещиков);

— композитор Николай Римский-Корсаков (приехал в Николаев на должность инспектора духовых оркестров Морского ведомства, за что заслужил не только памятник, но и музыкальную школу своего имени);

— губернатор Алексей Грейг (этот шотландец так много сделал для неродного Николаева, что благодарные горожане скинулись деньгами и поставили ему огромный памятник на Соборной площади);

— Данило Самойлович (этот врач и эпидемиолог приехал сюда из Черниговщины, организовал госпитали в Николаеве и Богоявленске, за что заслужил на скромный памятник и одну улицу);

— братья-гидрографы Павел и Егор Манганари (эти греки приехали сюда из Евпатории, но вошли в историю именно как выдающиеся гидрографы и морские исследователи уже с «пропиской» в Николаеве);

— Иван Эрлих (бельгийский вице-консул приехал из Одессы, пустил корни в Николаеве, построил шикарную недвижимость на ул. Спасской (дом с башенкой и Меркурием) и стал одним из сподвижников создания николаевского торгового порта);

— поэт и общественный деятель Александр Баласогло (этот заезжий грек впечатался в городскую историю книгоиздательством и попыткам продвижения науки в широкие массы);

— купец Луиджи Алиауди (этот итальянский купец не был просветителем, но зато сохранился в местной топонимике — его именем назван полуостров Аляуды);

— губернатор Богдан фон Глазенап (этому немцу Николаев обязан не только появлению международной торговли, но и открытию ряда дипломатических консульств, из-за чего в город потекли иностранные инвестиции);

— адмирал Иосиф де Рибас (этот испанец сначала поработал в Николаеве и даже построил дом на ул. Никольской, перед тем как стал стоить Одессу);

— адмирал Николай Мордвинов (в Николаев приехал строить карьеру, где довел до ума все то, что не успели достроить при князе Потемкине);

— Карл фон Кнорре (этот ученый эстонец стал первым николаевским астроном, с которого началась история Николаевской обсерватории);

— Захар Аркас (Николаев стал новым домом для этого грека, правда сам он вошел в историю как археолог, куда больше славы досталось его сыновьям и внукам);

— Николай Леонтович (переехал сюда Елисаветграда, что не помещало ему дважды избираться городским головой Николаева и стать основателем зоопарка);

— Эммануил Францев (этот одесский издатель и общественный деятель переехал в Николаев, где создал естественно-исторический музей, чья коллекция стала основой нынешнего краеведческого музея «Старофлотские казармы»);

— астроном Иван Кортацци (еще один именитый ученый, который приехал из Санкт-Петербурга руководить Николаевской обсерваторией);

— адмирал Мориц Берг (Берх) (этот прибалтийский немец руководил Николаевом в сложные годы Крымской войны, когда город занимался массированным судостроением, оборонными мероприятиями и снабжением армии продовольствием);

— князь Николай Гедройц (этот меценат большую часть жизни прожил в Санкт-Петербурге и Харькове, но художественный музей создал в Николаеве, который теперь носит имя художника Верещагина);

Фамилий таких «варягов» можно назвать еще очень много. И все эти романтики и наемные менеджеры оставили свой след в истории города. А те имена, чьи засветились в печати, всего лишь очередная страница этого бесконечного процесса.

Источник Преступности.нет

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code