Нефтегазовый детектив. Кто имел «Нефтегезадобычу»

Перегляди: 87

Порошенко, Рудьковский, Шуфрич, Семинский, Пинчук, Медведчук, Цыплаков, Ериняк, Ахметов. Всех этих людей объединяет то, что в разное время они были совладельцами ЧАО «Нефтегаздобыча». Как акции компании переходили из рук в руки?

650x398

История «Нефтгезадобычи» началась еще во второй половине 90-х. Ее активы изначально принадлежали государственному геологическому предприятию «Полтаванафтогазгеология», которое входило в структуру НАК «Надра Украины».

В постановлении правительства от августа 1997 года, предприятие еще было в списке «стратегических и имеющих значение для безопасности страны». А уже через три года оно исчезло из очередного правительственного постановления со списком стратегических предприятий.

Частно-государственное партнерство Порошенко

За это время часть активов госкомпании перешла ЗАО «Укрнафтогазтехнология». Активы были выведены по классической схеме. ЗАО было создано летом 1997 года, как частно-государственная  компания. 65% акций отошли «Укргазсинтез», «Укрэнерготехнологии», фонду «Голубая магистраль» и амерканской фирме Amenda Enterprises.

Участники рынка приписывают контроль над этими компаниями нынешнему президенту Петру Порошенко. Доказать это через реестры не удалось. Например, у благотворительного фонда «Голубая магистраль» было 190 учредителей. Права собственности других компаний через длинную цепочку фирм выходили на малоизвестных лиц.

Остальные 35% акций ЗАО «Укрнафтогазтехнология» отошли госкомпаниям «Полтаванефтегазгеология», «Укргазпром», «Полтавагазпром», «Госинвест». В частности, от «Полтаванефтегазгеология» в новое ЗАО перешли имущественный комплекс и спецразрешения на разработку и добычу газа в пределах Мачухского и Семиренковского месторождений в Полтавской области.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 02

Петр Порошенко / Фото: president.gov.ua

Подробно эту схему расписала Деловая столица в 2007 году на основе судебных решений о банкротстве «Укрнафтогазтехнологии».

«Вывести активы государственной „Полтаванафтогазгеологии“ на „Укрнафтогазтехнологию“ Порошенко помог тогдашний премьер Валерий Пустовойтенко», — рассказывает в беседе с БЦ экс-руководитель государственной газодобывающей компании на условиях анонимности.

Период перезахвата

В 2000 году лицензии на газовые месторождения и имущественный комплекс у компании Порошенко решил отобрать на тот момент народный депутат от Социалистической партии Николай Рудьковский.

По словам Олега Семинского – тогдашнего партнера Рудьковского, — депутат подделал документы, переписав активы «Укрнафтогазтехнологии» на другие юрлица. Со временем активы были сконцентрированы во вновь созданной компании – ЗАО «Нефтегаздобыча» (НГД).

Интересно, что активы НГД сформированы на основе имущественного комплекса и спецразрешений государственной «Полтаванафтогазгеологии», что теоретическим может стать поводом для реприватизации компании.

«С Рудьковским я дружил с 1992 года, — рассказывает Семинский в разговоре с БЦ. – Познакомился с ним на бесплатных курсах немецкого языка, которые он организовал в университете Шевченко, когда он, якобы, приехал с учебы в Вене. Позже я узнал, что он мыл посуду в ресторане. А венский диплом у него был поддельный».

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 03

Николай Рудьковский

Рудьковский пригласил возглавить новую компанию Семинского из-за того, что тот окончил Ивано-Франковский институт нефти и газа, разбирался в отрасли.

Кроме того, Рудьковскому нужно было прикрытие со стороны власти. С этой целью он пригласил в «проект» Нестора Шуфрича – ближайшего соратника Виктора Медведчука, который на тот момент возглавлял Администрацию президента Леонида Кучмы. Еще одним партнером должен был стать Виктор Пинчук – зять Леонида Кучмы.

Первичные акционеры

По словам Семинского, изначально партнеры договорились, что будут делить доходы предприятия в такой пропорции: Рудкьвский – 30%,. Шуфрич – 30%, Пинчук – 30%, Семинский – 10%.

Однако из-за токсичности схемы и обороны юристов Порошенко в судах, Пинчук почти сразу вышел из проекта. По договоренности его доля должна была отойти Шуфричу.

На корпоративные права всегда влияла политика. Например, когда Порошенко создавал «Укрнафтогазтехнологию» он состоял в партии СДПУ(о) Виктора Медведчука. А отобрали у него активы тогда, когда Порошенко перешел в лагерь оппозиции – в команду Виктора Ющенко.

«Нефтегаздобыча» была основана в 2003 году тремя юрлицами: «Энерготрест», «Реал Груп» и «Карпатгазинвест». Все они контролировались Шуфричем. А в «Реал Груп» учредителем напрямую были его мать Мария и многолетний помощник – Вячеслав Черепаня.

Позже акции компании были поделены между шестью кипрскими фирмами: Winburg Investments, Vediston Management, Alfredo Trading, Foloux Consul, Actovent Investments, Wolford Holdings. У каждой было примерно по 16,65% акций. Первые три контролировал Рудьковский, другие три – Шуфрич. Формально они владели компанией напополам.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 04

Нестор Шуфрич / Фото: thekievtimes.ua

По словам Семинского, «сейфовое соглашение» о разделе 10-30-60 процентов соответственно Семинскому-Рудьковскому-Шуфричу так и осталось на словах.

«Рудьковский обещал оформить мою долю юридически, но постоянно были другие проблемы, — рассказывает Семинский, — оформляет до сих пор».

Впрочем, по его словам, дивиденды распределялись согласно устной договоренности, а не по юридически зафиксированным долям.

Развод и попытка продажи

На почве постоянного напряжения из-за несоответствия юридической фиксации долей сейфовому соглашению, к 2011 году партнеры перессорились. Конфликт усугублялся постоянными скандалами, в которые попадал Рудьковский.

В июле 2007 года он, будучи министром транспорта, потратил более $60 тыс. государственный средств на чартерный перелет в Париж вместе с «Мисс Украина-Вселенная» Александрой Николенко.

Из-за этой истории в феврале 2008 году Рудьковский попал в следственный изолятор, однако был освобожден из него уже через неделю. В разговоре с БЦ Семинский намекает, что вместе с Шуфричем многое сделал для освобождения партнера. Что именно – не уточняет.

«Это человек, который сначала делает, а только потом думает, — возмущается Семинский. – До сих пор не могу понять, зачем он оплачивал этот перелет государственными деньгами, учитывая, что у него были свои».

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 05

Олег Семинский

В 2011 году Рудьковский предложил продать компанию. Якобы, на тот момент был покупатель – российско-британская нефтяная корпорация ТНК-ВР («Тюменская нефтяная компания — British Petroleum»). По словам Семинского, она готова была заплатить за «Нефтегаздобычу» $1,8 млрд. С идеей продажи, якобы, согласился и Шуфрич.

Семинский, хотя и был изначально против, также склонялся к «разводу» с партнерами.

«Мы знали, что 50% пришлось бы отдать Саше Януковичу. Однако и после этого у меня осталось бы $90 млн за пакет в 10%. – рассказывает Семинский. – Кроме того, была вероятность, что я руководил бы предприятием и при новом собственнике».

Похищение и война акционеров

В это же время к поиску газодобывающих активов приступил энергохолдинг ДТЭК Рината Ахметова. Очевидно, что «Нефтегаздобыча» рассматривалась одной из первых, потому что она была самой крупной из частных газодобывающих компаний Украины.

Естественный порядок событий прервало похищение Олега Семинского 3 февраля 2012 года. О том, как это произошло, Семинский подробно рассказывал в нескольких своих интервью. Например – «Зеркалу недели».

С его исчезновением дела у «Нефтегаздобычи» пошли плохо. Сотрудники подозревали обоих оставшихся акционеров в организации похищения. А те перессорились между собой.

В апреле 2012 года, при обоюдном недоверии, должно было состояться собрание акционеров. Накануне Шуфрич с Рудьковским встретились в офисе НГД на улице Константиновской в Киеве. Партнеры в очередной раз шумно поссорились.

Разнимать их пришел начальник охраны группы Metal Union. Это группа компаний, принадлежавшая донецкому бизнесмену Руслану Цыплакову – партнеру по авторалли ныне покойного Виктора Януковича, младшего сына четвертого президента страны.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 06

Руслан Цыплаков

Как выяснилось позже, Шуфрич обратился к Цыплакову за помощью, которую тот предоставил в виде юридических услуг и силовых структур. Так, некоторое время в НГД было двоевластие: по одному из реестров компанию возглавлял Яков Проскурня – супруг главного юриста Metal Union, по другому реестру директором значился Валерий Баришпиль – заместитель Семинского.

Подробно эту историю описывал Forbes в октябре 2012 года. Как впоследствии рассказывал автору Рудьковский, в качестве оплаты за помощь Шуфрич отдал Цыплакову 5% акций НГД из своей доли.

Ринат всех помирил

Конфликт длился до конца 2012 года, пока на горизонте не появился Ринат Ахметов. Летом 2013 года Николай Рудьковский рассказывал автору, что сам обратился к нему, чтобы защититься от давления Шуфрича с Цыплаковым.

«Шуфрич хотел всю компанию забрать себе», — отвечал Рудьковский на вопрос о том, почему между ними возник конфликт.

В конце 2012 года стало известно, что ДТЭК Ахметова выкупил по 25% акций у Шуфрича и Рудьковского, взяв НГД под оперативный контроль. Сумма сделки за половину акций компании составила $250 млн. То есть, вся НГД была оценена в $0,5 млрд – в 3,5 раза меньше, чем предлагала ТНК-ВР.

ДТЭК завел в НГД собственного менеджера – россиянина Игоря Щурова, который до этого работал в компаниях «Наватэк» и «Юкос». Все страсти вокруг актива успокоились.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 07

Игорь Щуров

Примечательно, что пропажа Семинского сыграла на руку Рудьковскому и ДТЭК. Первый в результате исчезновения гендиректора и последующего конфликта с Шуфричем, получил в управление 50% акций вместо 30%. Энергохолдинг Ахметова, в свою очередь, смог купить компанию дешево из-за конфликта между акционерами и фактического отсутствия управления.

Новый виток

В начале 2015 года у НГД вновь начались проблемы. Генпрокуратура возбудила уголовное производство по факту убийства Олега Семинского. В рамках этого производства, по решению судов счета и имущество компании были заблокированы.

ДТЭК всеми способами пытался решить исправить ситуацию, так как из-за ареста счетов НГД не могла реализовывать свой газ.

Как сообщал Insider, причиной проблем была обида Петра Порошенко, которому более 10 лет назад принадлежали активы НГД.

Кульминация конфликта пришлась на весну 2015 года. Тогда ДТЭК каждую неделю выпускал пресс-релизы с жалобами на действия Генпрокуратуры.

Так было до 23 мая 2015 года, когда Семинского, неожиданно для всех, похитители выпустили на свободу. Он провел в заточении три года и четыре месяца. При этом первые полгода – практически без движения.

С его появлением все действия Генпрокуратуры относительно «Нефтегаздобычи» оказались беспочвенными. Через несколько месяцев проблемы НГД закончились.

Заказчики и исполнители

Заказчиком своего похищения Олег Семинский считает Николая Рудьковского. Он уверен в этом, потому что в одном из разговоров похитили обмолвились о том, что Рудьковский помог Семинскому купить в США медицинский препарат Glivek для его отца.

«Эту информацию никто не знал кроме меня, моей матери и самого Рудьковского», — говорит Семинский.

Кроме того, Семинский передал БизнесЦензор копию выдержки из определения Печерского районного суда Киева от 11 июня 2015 года, где указана информация, собранная следствием. Так, следствие считает, что с исполнителями по указанию Рудьковского общался Степан Деркач.

Деркач – бизнесмен из Закарпатской области, давний соратник Рудьковского. Вместе они работали в Социалистической партии. Когда Рудьковский возглавлял минтранс, Деркач работал первым замом директора Госслужбы международных автомобильных перевозок, которая входила в сферу управления министерства.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 08

Степан Деркач

Позже Деркач свидетельствовал в пользу Рудьковского на суде по делу перелетов в Париж с моделью Александрой Николаенко.

Также в материалах следствия указано, что операцией руководили два криминальных авторитета – Юрий Ериняк («Молдован») и Рафаил Салаватов («Салават»). Именно им, по материалам следствия, Деркач заказал похищение Семинского.

В многочисленных публикациях СМИ Юрий Ериняк указывается, как руководитель организованной преступной группы «Башмаки», которая действовала в 90-х в Крыму. Летом 2014 года его задержали. Предположительно – в рамках дела Семинского.

Ериняк провел два месяца в СИЗО. Но вышел на свободу благодаря судье Киевского апелляционного суда Антону Чернушенко. Год спустя Чернушенко был арестован Генпрокуратурой и обвинен в получении взяток за свои решения. Документ, который фигурирует на видео ГПУ при задержании Чернушенко, касается «Нефтегаздобычи».

Сейчас Ериняк выстраивает имидж респектабельного бизнесмена, занимается благотворительностью. По информации Семинского, ранее Ериняк, балгодаря Рудьковскому, владел 5-процентным пакетом акций в НГД, и в настоящее время спокойно проживает в Украине.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 09

Юрий Ериняк

Историю Салаватова в 2013 году описывала Татьяна Черновол в серии блогов «Донецкая вендетта». По ее информации Салаватов состоял в ОПГ Алика Грека (Ахать Брагин), правой рукой которого в 90-х был Ринат Ахметов.

Брагин был убит взрывом на стадионе в Донецке в октябре 1995 года. А Ринату Ахметову сейчас принадлежит 75% акций в «Нефтегаздобыче». Салаватов в настоящее время пребывает в Крыму.

По данным следствия, непосредственными исполнителями похищения были экс-президент Федерации гандбола Украины Андрей Мельник, экс-президент Федерации гандбола г. Киева Андрей Шикора и Артур Бирюк, застреленный в июне 2016 года в Киеве.

След Ахметова

Сам Семинский не до конца понимает, почему похитители не убили его, а отпустили на свободу через три года. Однако фактом остается то, что и его исчезновение и его воскрешение были в интересах Ахметова.

В 2012 году Семинский тормозил продажу НГД. А в 2015 году его появление дало адвокатом ДТЭК аргументы для снятия ареста счетов компании.

"ДТЭК купил этот актив так дешево напрямую вследствие того, что произошло со мной. Я абсолютно не исключаю, что среди организаторов находится сегодняшний конечный бенефициар «Нефтегаздобычи», — говорит Семинский.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 10

Ринат Ахметов

Официально менеджеры ДТЭК эту тему не комментируют. Из-за похищения Семинского за 5 лет своей работы нынешний руководитель нефтегазового дивизиона холдинга Игорь Щуров не дал ни одного интервью.

Не под запись в ДТЭК рассказывают, что сразу после освобождения Семинского его пригласили посетить «Нефтгаздобычу», вручили сувенирную продукцию, а также выплатили официальную зарплату с момента похищения до момента назначения нового директора — Щурова.

Семинский подтвердил эти факты. По его словам, после освобождения он встретился с Нестором Шуфричем, который уговорил его написать заявление об отсутствии претензий к «Нефтегаздобыче».

«Шуфрич меня заверил, что все будет хорошо, что в счет моих акций мне выплатят компенсацию, даже обещал поговорить с Ринатом насчет моего восстановления в компании, — рассказывает Семинский – Позже я понял, что он просто развел меня».

Дело в том, что сейчас Семинский судится, чтобы восстановиться в должности руководителя НГД и хочет получить 10% акций согласно сейфовому соглашению с Рудьковским. Но юристы ДТЭК используют в суде его заявление об отсутствии претензий к НГД.

На данный момент рассмотрение иска ведет очередная инстанция – Высший специализированный суд.

В ДТЭК считают, что Семинский начал добиваться компенсации от компании спустя год только потому, что теперь они в НГД есть. В энергохолдинге намекают, что он судится и публично выступает именно сейчас, когда НГД наращивает добычу газа, а следовательно – выручку.

В том, что Рудьковский был заказчиком его похищения, Семинский уверен. Между тем, о причастности к похищению Ахметова свидетельствуют лишь косвенные факты.

«Я думаю, что если Рудкьвоский и Ахметов действовали вместе, Рудьковский мог неофициально получить за проданные акции „Нефтегаздобычи“ больше денег, чем указано в договоре», — считает Семинский.

Примечательно, что сам Рудьковский после того, как в 2014 году проиграл парламентские выборы на округе в Чернигове, покинул страну. Сейчас он проживает в Париже. Просьбу БизнесЦензор прокомментировать заявления Семинского его адвокаты проигнорировали.

Следователь от Бога

Начиная с конца 2014 года, когда сменилась власть, расследование дела Семинского стало одной из главных задач Генпрокуратуры. Его вел лично Дмитрий Сус, на тот момент – глава департамента ГПУ по расследованию особо важных дел в сфере экономики.

«Они очень мощно отрабатывали мое дело, — говорит Семинский. – На сегодняшний день собрано 450 томов».

Например, в рамках следствия Сус организовал дезинформацию – распустил слух о том, что из Крыма везут останки Семинского. Якобы, проводится экспертиза ДНК, чтобы опознать тело. Целью следственного мероприятия было отследить реакцию подозреваемых на эту новость.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 11

Дмитрий Сус

Так продолжалось до середины 2015 года. Спустя несколько недель после освобождения Семинсокго, активная работа следствия относительно его похищения прекратилась.

С этого времени Сус начал использовать дело Семинского, как предлог для осуществления проверок и обысков в местах, которые никак не были связаны с похищением.

Например, в рамках «дела Семинского» Сус проводил обыски в полтавской компании «Надежда» Виктора Батраченко или в спорткомплексе на улице Курортной в Пуще-Водице под Киевом.

«Следственные действия стали поводом для выкачки колоссального количества денег», — жалуется Семинский.

В апреле 2017 года Дмитрий Сус был уволен из Генпрокуратуры. Подробно о его деятельности Цензор.НЕТ сообщал в мае.

Интересы Порошенко

Очевидно, что президентская вертикаль, использовала дело Семинского, как рычаг давления на Рината Ахметова. Как известно, президент назначает руководителей ГПУ и СБУ. Между тем, заместитель главы Администрации президента Алексей Филатов имеет большое влияние на судебную власть.

Как сообщил судья Киевского апелляционного суда Антон Чернушенко через два месяца после своего задержания, Филатов требовал от него оставить в силе решения первых инстанций об аресте имущества НГД и содержании под стражей Юрия Ериняка.

"Ко мне непосредственно обращался заместитель главы администрации президента Филатов Алексей Валерьевич, — говорит Чернушенко. – Очередная просьба касалась наложения ареста на имущество компании «Нефтегаздобыча».

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 12

Алексей Филатов

Как свидетельствуют материалы ГПУ, Чернушенко получил деньги за противоположные решения. Очевидно, именно поэтому он не выполнил поручения Филатова.

Для чего все это делалось? Экс-нардеп Александр Онищенко, который сам находится под следствием, утверждает, что окружение Порошенко вымогало у Рината Ахметова $200 млн за то, чтобы силовики оставили НГД в покое.

Единственным объяснением того, что со второй половины 2015 года все следственные действия прекратились, можно считать то, что Порошенко и Ахметов договорились.

Начиная с 2016 года все бизнесы Ахметова перестали испытывать давление со стороны государства. В то же время, первая леди Марина Порошенко ведет программу «В ритме спорта» на ТРК «Украина», который принадлежит Ахметову.

Нефтегазовый детектив. Кто имел Нефтегезадобычу 13

Марина Порошенко

Несмотря на заявления о «деолигархизации» страны, между президентом и самым богатым украинцем наблюдается полная идиллия.

На вопрос, чего он хочет, Семинский отвечает тремя пунктами: безопасности себе и своей семье, компенсации за 10% акций НГД и наказания для похитителей. Обществу важен лишь последний из них. Однако теперь, вряд ли он будет реализован.

«Нефтегаздобыча» сегодня

Из-за конфликтов между акционерами и нестабильной ситуации, в 2012—2013 годах производственные и финансовые показатели НГД резко упали. С приходом менеджмента ДТЭК, компания за три года вдвое нарастила добычу газа.

Сегодня – это крупнейшая газодобывающая компания в стране. Добыча газа в 2016 году составила 1,6 млрд кубометров, выручка – 9,2 млрд грн, прибыль – 5,4 млрд грн.

Год Выручка (млрд грн) Прибыль (млрд грн) Добыча газа (млрд куб. м)
2013 1,96 0,8 н/д
2014 3,41 1,97 0,75
2015 5,04 1,92 1,3
2016 9,20 5,41 1,63

75% акций компании сейчас принадлежат Ринату Ахметову через DTEK Oil & Gas B.V. (Нидерланды), еще 25% принадлежат Рудьковскому и его возможным партнерам через Salazie B.V. (Нидерланды).

Шуфрич, Медведчук и Цыплаков продали Ахметову свои пакеты акций, которыми владели через кипрские фирмы Foloux Consulting, Actovent Investments и Wolford Holdings. По одной из версий – в счет кредитов, которые Первый украинский международный банк (ПУМБ) Ахметова предоставлял Шуфричу.

Сам Шуфрич за все годы существования НГД ни разу не согласился комментировать деятельность компании.

Источник Цензор

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code