Негалантный «развод»

Перегляди: 696

Николаевская галантерейная база была одна из самых крупнейших не только на Украине, но в масштабах бывшего Советского Союза

Ныне от этой некогда знаменитой базы осталось 5 тыс. кв. метров складских помещений, их стоимость оценивается более чем 2,5 млн гривен. Однако нынешние хозяева базы делают все для того, рядовым работникам не досталось от этого имущества ни копейки.

Семеро дольщиков ООО «Галант-Юг» вышли из общества, надеясь получить свою долю от имущества предприятия, где проработали по 25-35 лет. Однако администрация, за 19 лет после приватизации не выплатившая ни копейки дивидендов, в суде предлагает свой расчет, где самая большая сумма бывшим коллегам не превышает 4 тыс. грн. По нынешним временам это копейки, а потому работники чувствуют себя просто обманутыми. Назвав это «подачкой», они настойчиво продолжают борьбу за получение своей, заслуженной нелегким трудом части от активов предприятия, о чем они и рассказали в нашей редакции.

Стали хозяевами?

Семеро работниц базы «Галант-Юг» – Татьяна Лебедь, Светлана Гришаковская, Анна Семенова, Валентина Радутная, Людмила Мирошниченко, Валентина Тертычная, Валентина Бережная в 2012 году решили выйти из общества. На сегодняшний день в живых уже нет Валентины Федоровны Бережной, но подруги отстаивают и ее права.

По их рассказам, когда в лихие 90-е началась приватизация одной из самых крупных в области баз – «Галант-Юг», денег ни у ее работников, ни у администрации не было. Директор Любовь Стангрит назвала необходимую для выкупа сумму и предложила продать один из многочисленных складов государственного предприятия. Дополнив вырученные средства собственными ваучерами, 37 работников приобрели базу и стали на ней как будто бы полноправными хозяевами. Поначалу общество было акционерным, хотя со временем его форму незаметно изменили на «общество с ограниченной ответственностью». Рядовые работники не слишком обращали на это внимание и, очевидно, не понимали особой разницы, потому что и сегодня называют себя то акционерами, то дольщиками. Акции, а затем и доля имущества были распределены между сотрудниками в зависимости от стажа работы и количества ваучеров.

В это время руководители – директор Любовь Стангрит, заместитель Валентина Зубкова и главный бухгалтер Валентина Чумачова – не скупились на обещания, не забывая вовсю критиковать прежнего директора.

– У нас сейчас одни убытки, прибыли мало. Вот как только приватизируемся, будем стараться, работать сами на себя. Будем иметь дивиденды!
Коммерческая тайна для дольщиков

Отношения между людьми тогда были другими – не в пример нынешним. Доверия было намного больше. На госпредприятии жили одной семьей: с коллегами отмечали праздники, играли свадьбы, праздновали новоселья, выезжали на природу. Как вспоминает бывший продавец Валентина Радутная, Любовь Стангрит, пришедшая на базу в 1969 году товароведом и выросшая до директора, всячески помогала сотрудницам, доставала дефицитные товары. Однако после приватизации базы в 1996 году ее как будто подменили. «Стала другим человеком», – говорит Радутная.

Работники базы – в подавляющем большинстве женщины – сразу почувствовали, как ужесточились условия труда и требования к ним. Директор организовала по городу семь мест выносной торговли галантереей, парфюмерией при больницах и крупных предприятиях. Продавцов с товаром, который, как правило, они забирали на ночь к себе домой, утром машина доставляла на «точку». Работали и за продавца, и за учетчика, и за грузчика, и за охранника. Стояли под открытым небом в дождь и в холод, без горячей еды, без туалета. Часто им предлагали уйти в отпуск за свой счет – кризис продолжался, и платить, как утверждала дирекция, было нечем.

После того, как у Валентины Тертычной прямо на рабочем месте случился инсульт и ее отправили в больницу, в отделение приходил ее сослуживец. Но не проведать ее, а… проверить, действительно ли она в тяжелом состоянии. Об этом Валентине Андреевне рассказал врач. Женщина была поражена таким отношением своих коллег.

Вскоре люди заметили, что начальство получает зарплату по отдельной ведомости, а узнать, насколько успешно идут дела на предприятии, стало просто невозможным. На все вопросы руководство отвечало: мол, большой прибыли от торговли нет, как и от другой статьи доходов базы – аренды складов, где 2 тысячи квадратных метров из 5 тысяч сдавались всего лишь по 10 грн. за метр. Нет прибыли – значит, нет и дивидендов. Собрания, где директор должен выступать с отчетом, проходили изредка. А, возможно, наиболее активных и требовательных дольщиков приглашали не всегда.

Поверив радужной перспективе «зажить», работая на «собственном» предприятии, люди поначалу соглашались на все, что предлагало начальство.

– С моей точки зрения, работники базы не были осведомлены надлежащим образом о ходе приватизации и своих правах. Они ведь вступали в общество арендаторов, общество покупателей, а затем – в качестве учредителей образовали закрытое акционерное общество. Никто из них не знал ни своих прав, ни обязанностей. А управление в лице директора умело этим пользовалось и на собраниях проводило удобные для себя результаты голосования, – комментирует деятельность общества в то время заведующий юридической консультацией Заводского района Алексей Ютовец, выступавший в суде защитником обиженных дольщиков. – Делалось все для того, чтобы людям не выплачивать дивиденды. Одновременно как можно больше ограничивался их доступ к информации, которая касалась деятельности предприятия.
По мнению Валентины Радутной, за 16 лет было проведено всего два общих собрания, и то по настоянию уже не работающих на базе дольщиков.

Невыполненные обещания

Постепенно работники начинали понимать, что годы идут, обещанной «сладкой жизни» не наступает, и не то что дивидендов, а и обыкновенной премии никто из них не получал за все годы «самостийности».

В то же время руководство предприятия понимало свои обязанности перед коллективомочень своеобразно: вместо выплаты дивидендов выкупало у совладельцев их доли – за суммы, совершенно не сопоставимые с их реальной стоимостью. Так, в 2000 году Любовь Кутко пришла к Стангрит, слезно умоляя выплатить полагающуюся ей долю, составлявшую тогда 6 тыс. грн. Деньги нужны были на операцию. Директор «смилостивилась» и выкупила у женщины ее часть, заплатив «таксу»… 500 грн. От безысходности Любовь Кутко, так же, как и некоторые другие работники, оказавшиеся в трудных жизненных ситуациях, была рада и этому (происходило это в начале 2000-х годов, и сумма казалась значительной!).

Администрация, уже не скрывая, предлагала сотрудникам подобные несправедливые сделки, под любыми предлогами скупая доли, не гнушаясь даже обращаться к родственникам умерших работников. На сегодня, судя по документам, наибольшее количество процентов в фондах базы имеют директор Любовь Стангрит (24%) и ее заместитель Валентина Зубкова (18%).

Видя, насколько «справедливо» идет распределение имущества, семеро сотрудниц решили выйти из общества и потребовать свою часть через суд. Решающее общее собрание состоялось в октябре 2012 года. По признанию Алексея Ютовца, его проведение далось дольщикам нелегко. Целый год ему пришлось «воевать» с администрацией базы, безуспешно требуя необходимую документацию о хозяйственной деятельности: все запросы директор и «компания» упорно игнорировали. Получить необходимые сведения, а также принудить администрацию провести общее собрание удалось лишь через суд, под угрозой руководителям базы заплатить штраф в 170 тыс. грн.

На этом собрании члены общества разрешили семерым коллегам выйти из их числа, но не одобрили выплату полагающихся им 25% активов предприятия, которые администрация базы оценила всего лишь в 16 тыс. 034 грн. Эту сумму работники базы посчитали слишком несущественной для тех, кто проработал на предприятии от 25 до 35 лет.

Именно на этой сумме затем в суде настаивали представители администрации. Однако адвокат дольщиков Алексей Ютовец от их имени назвал в иске другую сумму – 620 тыс. 940 грн. Как он пояснил, эти расчеты проводились по методике, обычно используемой в судебной практике: сумма переносится на динамику увеличения стоимости акций и умножается на 3%.

Спор между администрацией и дольщиками в Хозяйственном суде Николаевской области длился около года, а затем продолжился в Одесском апелляционном суде. Дольщикам было отказано в их требованиях, поскольку «необоснованными являются доводы истцов относительно нанесения им ответчиком убытков в виде упущеннной выгоды». В решении суда говорится также и о том, что не истек годичный срок, когда администрация – на законных основаниях! – должна рассчитаться с теми дольщиками, которые – также законно! – пожелали выйти из общества и забрать свою долю. Решение суда было принято 2 апреля 2013 года, а рассчитаться с людьми должны были до 10 июля того же года. Поэтому жалоба дольщиков была отклонена.

Дольщики не раз предлагали администрации разные варианты решения проблемы: отдать деньгами, передать им в управление один из складов или продать его и расплатиться с ними. На все предложения администрация отвечает отказом, каждый раз оправдываясь отсутствием доходов.

А был ли долг?

Откровенное нежелание открыто показать результаты работы предприятия почувствовал на себе и корреспондент «РП», придя в офис базы на ул. Дзержинского, 186а. Директор Любовь Стангрит находилась в отпуске. Ее заместитель Валентина Зубкова вместо документов аппелировала фразами: «Где вы видели в Николаеве хоть одно акционерное общество, где что-то бы выплачивалось?». А семерым чересчур требовательным коллегам, с которыми Зубкова проработала более 30 лет, адресовалась такая характеристика: «Скандальные, клятые люди. Хотят сделать нам пакость, а себе забрать побольше денег! Куда они только ни писали! Просто портят нам жизнь, они этим живут! Но все суды – на нашей стороне».

Следуя правилу: «Лучшая защита – нападение», Валентина Зубкова в ответ на справедливые требования дольщиков тут же обвинила их в том, что они якобы не выплатили кредит, взятый в свое время предприятием.

– На момент приватизации нам не хватало денег, и мы брали заемные средства, – пояснила Зубкова. – Выплату кредита в 89 тыс.500 грн. распределили пропорционально на всех. Так вот, эти семеро не внесли и копейки – ни за кредит, ни за свою долю в уставном фонде. А теперь требуют миллионы!
Однако, по словам Валентины Тертычной, о кредите они узнали только в 2012 году, когда заявили о своем желании выйти из общества. Да и сам договор о займе администрация не посчитала нужным показать дольщикам, обвинив работников в долге лишь на словах.

– Администрация хотела сделать так, чтобы при выходе из общества мы еще и остались должны предприятию, – говорит Валентина Радутная.
Причину упорного нежелания руководства расплачиваться с дольщиками она видит совсем не в отсутствии прибыли, а в обыкновенной коррупции. Валентина Радутная однажды стала невольной свидетельницей разговора между двумя арендаторами базы, которые удивлялись «находчивости» директора.

– Половину суммы она берет открыто, а половину получает в конверте, – делились друг с другом предприниматели. – А почему половину? Будь уверен: в конверте находится даже большая часть.
Из 5 тыс. кв. м, находящихся в распоряжении базы, в аренду сдаются 2 тысячи квадратов. Даже по минимальным подсчетам, сумма в конвертах за аренду ежемесячно может составлять до 20 тыс. грн.!

К слову, по данным БТИ, стоимость объекта недвижимого имущества по ул. Дзержинского, 186а на сегодняшний день составляет 2 млн. 338 тыс. 946 грн. Неужели семерым дольщикам, на которых приходится 25% этого имущества, полагается всего лишь 16 тыс. 34 грн.? Или у администрации не ладится с математикой?

Непрозрачность, с которой ведут дела на базе представители администрации, вполне позволяет предположить: руководители на протяжении многих лет открыто показывают отсутствие прибыли именно для того, чтобы иметь основания не выплачиваь дивиденды дольщикам. И это совсем не означает, что теневая прибыль бурным потоком не течет в карман представителей администрации.

Ремонт крыши стоимостью примерно 100 тыс. грн.

Ремонт крыши стоимостью примерно 100 тыс. грн.

Валентина Зубкова утверждает: все, что удалось базе заработать на аренде за последнее время (около 100 тыс. грн.), было потрачено на ремонт крыши одного из складов («Мы эту крышу много раз ремонтировали»). Да еще и «свои деньги доложили», уточнила она. Можно ли поверить в то, что десятки лет директор, заместитель и бухгалтер за минимальную зарплату (по словам Зубковой, 1,5 тыс. грн.) работают на предприятии, где нет никакой прибыли? И никак не пытаются сделать прибыльным ООО «Галант-Юг», которым фактически полностью управляют? Выходит, плохие они хозяева и работают чуть ли себе не в убыток? Или слишком велико желание обогащаться самим и не делиться ничем с дольщиками, которые по закону имеют право и на свою часть?

Источник: nikcenter.org

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code