«Николаев у нас «уехал» вообще», — замглавы «Укртрансбезопасности»

Перегляди: 469

В этом году, несмотря на протест со стороны перевозчиков, на территории Николаевской области все же работал один габаритно-весовой комплекс. Информация о его работе поступала как позитивная – значительное уменьшение количества грузовых автомобилей с перегрузом, так и негативная – лояльное отношение к отдельным фирмам, а также то и дело ломающиеся весы

На усиление позиций «Урктрансбезопасности» в области, которая работала на этом комплексе, был прислан новый руководитель, с опытом участия в АТО Сергей Кривошапко.

Вскоре возникла ситуация с работой незаконной автостанции на остановке городского общественного транспорта на улице Пограничная (Чигрина) в районе автовокзала. И, несмотря на то, что решением исполкома Николаевского городского совета он был закрыт, это не мешало станции работать и дальше.

Вскоре в руководстве ведомства в области произошла замена – вместо Сергей Кривошапко в область прибыл Сергей Зелинский. Особых успехов он также не показал. Поэтому, спустя две недели, в Николаев приехал заместитель директора Департамента государственного надзора и контроля за безопасностью на транспорте – начальник Управления организации государственного надзора на автомобильном и городском электротранспорте Александр Гринюк, с которым мы обсудили сложившуюся в Николаевской области ситуацию.

— С чем связан ваш визит в Николаев? Ведь просто так руководители ведомств на всеукраинском уровне в область не приезжают.

— Благодаря вашей общественности, которая старается поддерживать порядок в городе Николаеве, как по пассажирским перевозкам, так, в том числе, и по габаритно-весовым комплексам (ГВК). Они поднимают более кричащие моменты, с которыми не могут справиться на местном уровне, на сайтах и в Facebook. Поверьте, министерство, наш руководитель Михаил Ноняк, заместитель министра Юрий Лавренюк, который курирует, это все читают. И, действительно, уже пик наболевшего у ваших активистов, которые стучали и достучались, их услышали, и их слышат всегда и читают, поэтому направили меня сюда. Для того, чтобы объективно посмотреть, что за ситуация происходит в городе Николаеве с пассажирскими перевозками и с ГВК.

— И какой Вы для себя сделали вывод от увиденного?

— ГВК – это отдельная ситуация. Я уделял внимание и ГВК, и пассажирским перевозкам. Первая задача, которая стояла у меня, это работа перевозчиков на вашей так называемой незаконной автостанции – платформа №16 на улице Пограничной. Я собрал в 9 часов совещание сотрудников нашей службы, обговорил ситуацию. Я понимаю, что где-то не могут сработать руководители нашей службы в данной ситуации.

— На местах?

— Да, на месте. Поэтому была сделана рокировка между двумя руководителями. Вашего руководителя, города Николаева, отправили исполнять обязанности руководителя в город Киев в межрегиональное управление. В Николаев для наведения порядка прислали Сергея Зелинского. Две недели прошло. Мы смотрели за вашими активистами, которые освещают эти болезненные вопросы. Ситуация не изменилась. Ни в лучшую сторону, худшая меня не интересует. Лучшего министерство и руководство Государственной службы по безопасности на транспорте не увидели, поэтому было принято решение главы Службы Михаила Ноняка послать меня с рабочим визитом, чтобы я посмотрел, как тут все происходит и сделал свои выводы. У меня была такая ситуация, что мне нужно было провести в Одессе совещание со спасательной службой, потому что шторм надвигается, а сезон ловли бычка. У нас рыбаки отчаянные ребята, которые незаконно выходят в море и поэтому мы вчера проводили и с пограничниками, и со службой спасения совещание, после которого я сразу же приехал в Николаев. И вот сегодня (интервью было записано в четверг, 13 октября, — ПН), практически полдня я занимался этой незаконной 16-й платформой.  Я так и не понял, почему она называется 16.

— Что вы сегодня предприняли? Подействует ли это?

— Я думаю, что подействует. Я не хочу осуждать действия наших руководителей, знаете, как говорят: «Не пойман – не вор», но прослеживается какая-то, я не могу сказать, цепочка отношений между перевозчиком и руководителем. Я не могу сказать за Сергея Андреевича (Зелинского, — ПН), но две недели прошло… Или он просто отсиживается. Его поставили для того, чтобы он показал работу, доверили ему, а он как-то отнесся так «Да мне бы пересидеть, вернуться обратно в Киев и работать в Киеве». Человек не понял, что ему дали такой испытательный шаг и за этим наблюдали, как он будет поступать. Он показал себя, что он неактивный в каких-то вопросах, просто отсидеться и назад вернуться. Я не буду сейчас осуждать Кривошапко…

— Это Вы говорите в целом?

— В целом.

— А какая ситуация на самой автостанции? В чем там была проблема?

— Проблема там была в том, что перевозчики, которые отправляются на Одессу по официальным документам, согласно паспорту маршрута автостанции «Южная», которая находится на углу. Я для себя так и не понял смысл стояния на этой остановке, если у них есть автостанция. Пожалуйста, есть платформа, грузитесь законно, тем более, есть официальные документы. Они мне толком никто не мог пояснить, почему они находятся на остановке. Выгодно, не выгодно. Они мне объясняют, что они взяли в аренду остановку. Да вопросов нет. Берите остановку в аренду. Продавайте цветы, сидите, садите, кого хотите туда, но остановка автобусов для осуществления высадки и посадки пассажиров здесь не предусмотрена. Если с сегодняшнего дня я увижу хотя бы один автобус, ни я, ни младший инспектор, ни Ахрамеев начальник полиции, мы не будем сторожить вас. Я говорю честно и прямо. Я незаангажирован. Для меня все в одинаковых условиях.  Мы будем выполнять честные правила игры и законности. Вы по закону имеете маршрут, по законы вы должны отправляться отсюда, то пожалуйста. Если вы будете здесь, то я заставлю наших инспекторов законно выполнять свою функцию, чтобы они составляли соответствующие материалы, штрафные санкции и только по 1700 гривен.

— До этого инспекторы этим не занимались?

— Я не готов сейчас сказать. Я не поднимал предысторию, и я не могу сказать занимались ли, писали или не писали. То, что они куда-то выезжали, видя фотографии общественников, да, что находятся инспектора ГСБТ, и так же стоят эти автобусы. Я не могу сказать, что они там делали, составляли или не составляли. Я могу завтра поднять все материалы, которые были составлены на перевозчиков.

— На сегодняшний день Вы говорили, что если увидите, хоть один автобус… О каких мерах идет речь?

— Мы будем стоять и законно работать по всей фирме, на всех маршрутах, не только на этой остановке. Они утверждают, что арендуют остановочный комплекс. Да, они так сказали, что у них есть какие-то документы. Пришел какой-то представитель, я спросил, может ли он вести переговоры, я ему огласил свои требования. Выполняем? Он мне ответил, что ему нужно посоветоваться с руководителем. Я ответил, что вопросов нет, пусть советуется с руководителем. Автобусы не заехали. Скажу честно, вчера вечером никто не знал, что я приеду в Николаев. Руководитель дал такую команду, чтобы я приехал, и никто не знал. Когда я уже заехал в Николаев, когда я начал требовать объяснения за исполнение функциональных обязанностей с наших инспекторов, то мне сразу позвонил бывший руководитель, не бывший, а руководитель Кривошапко. «Что ты не мог предупредить? Почему ты с них требуешь объяснения? Ты не имеешь права». Я сказал, что мне право дал руководитель, замминистра, требовать, если я увижу здесь какие-то факты нарушения. Один факт – я потребовал объяснения, второй. Сегодня еще много фактов всплыло в нашей работе. Завтра, перед тем, как я уеду, у меня пять-шесть объяснений будет на имя главы за исполнение своих служебных обязанностей того или иного чиновника, который служит.

— Возможно причина в том, что вот этим перевозчикам, которые на Одессу возят людей, выгодно стоять, потому что они не имеют каких-либо отношений с автовокзалом? Почему я спрашиваю, потому что если ехать из Одессы в Николаев одесскими перевозчиками, то пассажир получает билет в кассе и его не повезут без фискального чека.

— Моя политика и я ее доношу уже много времени всем. Меня всегда спрашивают, вот всеукраинские профсоюзы в понедельник пришли и меня спрашивают: «А какие Вы видите шаги выведения нелегальных перевозчиков с рынка Украины? Давайте делать какие-то совместные совещания, какие-то группы». Я им говорю: «Ребята, это все пережиток. Мы собирали, и собирали на протяжении четырех лет, только этим и занимались». Собираем группы из облгосадминистраций, включаем их, что-то ходим, что-то делаем, пишем, штрафуем, в судах некоторые отбивают. У меня такое впечатление, что это кому-то выгодно. Давайте будем колотить, колотить, вроде бы что-то делаем, а мы нелегально типа будем ездить. Что-то же делаем, эффект производим. Я им говорю: «Хватим, прекращаем».

Почему ты приходишь на ж/д вокзал и не можешь сесть на поезд просто так? Давайте, первое, что мы делаем, это принимаем закон, по которому безбилетный пассажир не имеет права выехать, уехать. В билете и страховка, и гарантия пассажира, что он ехал. Надо добиться того, что есть законный перевозчик, и он может в сети распространять свою рекламу. Я как пассажир, как клиент, захожу в интернет-ресурсы и вбиваю «Одесса-Николаев» или «Николаев-Одесса» и мне высвечивает маршрутную сеть Иванов, Петров, Сидоров, то есть маршруты тех, кто законно обслуживает. Там график, марка машины, распределение мест. Я как перевозчик в этом заинтересован. Как пассажир я выбрал автобус: хочу «Mercedes», хочу «Икарус».

— Это можно сделать на сайте bus.com.ua, но там только два-три автобуса междугородних, которые проходят мимо Николаева и Одессы. Всех маршруток там нет.

— Надо всех законных, чтобы пассажир мог выбрать. Эта система должна быть связана, потому что если я хочу поехать проходящим, то я беру билет, смотрю, видны свободные места, это все билет для пассажира. Это первое, что надо сделать. А нам в нашей службе четко контролировать выполнение этих условий. Постановили мы проверять билеты у пассажиров: штрафуем как пассажира, так и перевозчика. Тот за то, что не проверил, тот за то, что не купил. Второй шаг: мы должны уйти от наличных денег. Мы должны перейти на электронную систему билетирования. Город Луцк себе сделал такое. Я был в Луцке, там свои программисты это разработали. Ты зашел, прямо с карточки за проезд рассчитался, при входе ты приложил и все. И тут только раз, а никто не хочет этого применять.

Вот мы говорим, что автотранспорт убыточный. Он не убыточный. Просто мы его прячем. Если мы уйдем от налички и введем всем билеты, а у него введен счетчик сканирования. Вот я в Луцке когда ездил, то спрашивал, вот у Вас есть Иванов, Петров, Сидоров, у них у каждого свой код. Ты прошел этот электронный билет, через две минуты эти деньги у тебя по этому коду, говорят, что там выручка увеличилась. Законный перевозчик этому рад. Он налог больше платить стал. Ребята, хватит только о себе думать, давайте страну поднимать.

— Хорошо, что вы делаете сегодня? В Одессу сегодня можно уехать чаще всего только на нелегальной маршрутке, где не выдают билет.

— Надо на местном уровне проводить какие-то рекламные, социальные ролики, объяснять…

— У вас есть полномочия, к примеру, запретить им перевозки?

— Если это законный перевозчик, у него есть маршрут, который он выиграл, он работает. Но если он не дает билет, то это штрафная санкция. Будем проверять где-то, выявлять и штрафовать. На сегодняшний день, в городе Николаеве четыре инспектора, которые могут осуществлять государственный контроль. Четыре. Они делают ГВК, они отрабатывают жалобы. Им нужно отработать все.

— Несколько месяцев назад, я слышал цифру шесть.

— Сегодня просто два на больничном, поэтому четыре.

— Но, вообще шесть?

— Да. Еще четыре вакансии. Сейчас Киев будет объявлять конкурс. Где-то будет десять человек, которые будут контролировать всю Николаевскую область. Стоять «над душой» постоянно у кого-то одного мы не можем. Мы будем в рейдовой проверке отрабатывать полностью весь спектр наших полномочий. Пришли, допустим, проверять одесское направление, мы отработали одесское направление. Выявили факт нарушения, зафиксировали, и все. Я просто хочу сказать, что я думал, что инспектора где-то тоже какие-то заангажированные в области. Честно, я посмотрел, 50% нужно поменять инспекторов.

— Исключительно в профессиональном смысле?

— Исключительно… Люди проработали очень давно. Я не увидел во многих людях, которые старые, которые много-много лет работают, я не увидел искры перемен. Вот наша страна сейчас меняется. Я с ним разговариваю и говорю: «Давайте начинать перемены с самого себя». Если каждый начнет с самого себя, то по чуть-чуть, по чуть-чуть и оно пойдет, в любом начинании какого-то дела. Не увидел я в этих инспекторах искры перемен. Некоторые сидят, лишь бы отработать, получить ту зарплату.

— Вот Вы говорите о том, что есть вакантные места, а люди идут работать? К примеру, в мэрию, люди не хотят идти работать на такую зарплату.

— На сегодняшний день, зарплата инспектора – 3-4 тысячи гривен. Я считаю, что это мало, но все равно это что-то. С нового года Михаил Васильевич (Ноняк, — ПН) пробивает стены во всевозможных инстанциях, у народных депутатов, он выбивает, чтобы дополнительно деньги шли из бюджета на фонд заработной платы. На сегодняшний день мы премирование даем чуть больше. Пять-шесть тысяч где-то выходит. Но не для тех, которые сидят, лишь бы день прошел. Я просто был шокирован, когда я заезжаю из Одессы, а они никто не знал, что я заезжаю из Одессы, а там стоят наши на ГВК. Честно, мне было стыдно, что они там стоят. Я им сказал: «Соберитесь, ребята и уезжайте лучше домой». Я не могу на это смотреть. Стоят в сторону Николаева. Машины пустые идут, а в сторону Одессу идут груженые. Почему вы не с той стороны стоите? Где у вас жезл? Вы госслужащие, у вас есть право остановки, у вас есть жезл, который утвержден приказом. У них какая-то палка красная. Я им сказал: «Соберитесь, чтоб я Вас тут не видел». Я как руководитель беру на себя ответственность закрыть этот позор. Не буду краснеть перед людьми, что вы стоите и ничего не делаете, что эффективности работы ноль. Я анализирую все: работу, контроль за «маршрутками», как они осуществляют этот контроль. У меня есть данные по всей Украине, и по ГВК в том числе, Николаев у нас «уехал» вообще.

— В чем Вы видите причину?

— Я не знаю. Завтра буду идти и разбираться, в чем причина. Сейчас не хватает людей, но мы подкрепляем их немножко уже на протяжении двух месяцев, командируя сюда по возможности других людей, из других областей. Два, три, четыре человека. У нас ведь тоже там работа, мы не можем там оставить. Мы из западных регионов берем и присылаем сюда людей, в поддержку Херсонской, Одесской и Николаевской областей.

— На летний период?

— Совершенно верно. По мере возможности, привлекаем инспекторов, которые специалисты в речном и морском транспорте. Было лето, старались их сильно не трогать, потому что у них тоже есть работа. Почему не идут люди? Потому что у нас было много причин: менялась структура, менялось штатное расписание «Укртрансбезопасности», как в целом органа. Мы не могли объявить конкурс на замещение вакантных должностей. На сегодняшний день уже объявлен конкурс, буквально через две-три недели он будет проведен. Желающие, пожалуйста, кто хочет, подавайте документы. Эта информация есть на сайте ГСБТ. Заходите на сайт, там все есть. Какие должности объявлены, какие будут, до какого числа прием документов. Кто хочет поучаствовать, то с нового года, Михаил Васильевич добился, чтоб увеличили, если не будет никаких форс-мажорных обстоятельств, еще продвинули в первом чтении Дорожный фонд и там у нас два процента на содержание нашей службы. Это будет, вообще, замечательно.  Мы все поддерживаем Дорожный фонд и ждем. Не из-за того, что нам надо дать достойную зарплату, чтобы могли с этих ребят спрашивать эффективность работы. Если ты хочешь работать, то ты будешь работать, если ты не хочешь работать, то мы тебя держать не будем.

— Что касается ГВК. Они будут в Николаевской области и дальше?

— Будут работать и дальше. У вас очень большая проблема с самим состоянием весов. Вы все время, наверное, видите и читаете, что они постоянно ломаются. Это раз. Они некорректно работают. Это два. Проблема еще в том, что баллансодержатель и кто у нас содержит – это облавтодор ваш. Мы на сегодняшний день не берем, потому что планируем свои закупить. Когда мы закупим свои и будем на них работать, то мы будем за них отвечать. Сейчас много жалоб идет на некорректный вес, который выдают весы. Особенно по Николаевской области. Нашу службу обвиняют в том, что это мы. В работе ГВК есть две структуры: облавтодор и Укртрансинспекция. Должна быть третья – Национальная полиция, но по какой-то причине они не хотят с нами работать. Не хотят принимать свои функциональные обязанности.

— Это как-то регламентировано, как я понимаю?

— 879-е постановление. Совместный график подписывается тремя службами: Нацполиция, ГСБТ и облавтодоры. График они подписывают. Все хорошо, но сами проследите, когда они в последний раз были. Я не знаю, почему так. Может у них не хватает времени, еще чего-то, может другие дела есть. Когда мне жалуются на результаты работы… Конечно будут жаловаться на нас. Потому что мы насчитываем, мы выписываем штраф. Я объясняю людям, нарушителям-перевозчикам, они едут в пределах допустимых 39 тонн. Некорректно работают веса в две-три тонны.

Вы все прекрасно знаете, что у вас в Николаеве это болезнь, я не знаю какая и чья это болезнь. Распечатанный есть чек, который дал сотрудник-оператор облавтодора нашему инспектору, там, где четко указано на оси нагрузка и общий вес. Нашего инспектора, если он не составит соответствующие материалы, его могут обвинить в коррупции, что он не составил. Поэтому он составляет и насчитывает штрафные санкции. Люди жалуются. Говорят, что загружались под пломбой, что вот вес, который сертифицирован в порту, сертифицированными весами. «Вот один вес, вот ваш вес, вот вес, который я сдавал в порту под пломбой. Два веса совпадает, а один больше». Как выходить из такой ситуации? Есть сотрудник облавтодора, который распечатал с прибора и чек дал, наш сотрудник выполнил свои обязательства. Если там будет неправильный расчет, то это будет вина нашего сотрудника.

Обращайтесь в суд, пусть вам возвращают на счет, потому что вам неправильно насчитали из-за неправильной работы весов. Это первое. Второе. Я сегодня проводил совещание и спрашивал, зачем люди делают бесполезную работу. «Вы опытный сотрудник ГСБТ. Вы остановили машину, которая идет под пломбой из порта. Есть чек, вы видите номер машины. Время совпадает, что он вышел из порта, где-то покушал, есть тоннаж. Зачем вам его еще раз проверять?». Никто не может мне ответить. Другой случай, если он не под пломбой и у тебя есть сомнения. Если есть несоответствия – накажи. Более того, накажем еще ту фирму, которая дала этот чек.

— Каковы перспективы того, что в области в следующем году ГВК будут работать в нормальном режиме?

— Я слышал, что область хочет закупить комплексы для того, чтобы поставить в городе. Я бы дал предложение, чтобы руководство области не искало дорогие комплексы, потому что комплекс без сотрудника ГСБТ не имеет права работать. Если мы закупим с нового года свои комплексы, то три в области будет наших. Если же область закупит три своих, то это будет уже шесть. У нас не хватит физически инспекторов их обслуживать. У нас будет пять бригад и три комплекса, которые будут работать согласно графику.

Я хотел бы облегчить работу нашим сотрудникам, сделать эффективней работу облгосадминистрации для того, чтобы показать, что она заинтересована. Речь идет о закупке в помощь к нашим комплексам вспомогательного оборудования, как на трассе «Киев-Чоп», которое встраивается в асфальт и замеряет вес. Проезжает автомобиль, если происходит нарушение, система с помощью установленных на опорах камерах производит видеофиксацию. И программа показывает общий перевес и по осям. В онлайн режиме можно видеть, кто нарушает и на каком участке. А, к примеру, через 5 километров будет стоять наш пост, сотрудник остановит именно машину с перевесом, перевзвесит и составит протокол. А так мы тратим время и тормозим всех подряд. И это был бы эффективный способ контроля и рациональное использование областных денег.

Также под эту систему можно «подвязать» и другие службы. И это значительно облегчит работу правоохранителей и в вопросе остановки угнанных автомобилей, и просто нарушителей ПДД.

— В этом году, когда весы заработали, неединожды поступала информация, что на ГВК «не замечали» проезжающих колон отдельных фирм, или весы резко «ломались». Вы знали о таких ситуациях?

— Были такие ситуации. Я просто выходил из себя. Была такая мысль, что бывший руководитель «Николаевоблавтодора» имел «глушилку», которая просто отключала эти весы. Я уже говорил активистам, которые присылали мне такую информацию, что берите весы, отвозите на 500 м и пробуйте включать, будут они работать или работать.

Я как сказал, что у нас все равны. Была поставлена задача, мы ее выполнили, переломали такой вот бизнес, схему. Посмотрите на киевскую трассу, на автомобили, которые возят древесину. Если бы кто-то взял малейшую копейку, этого бы ничего не было. Около 70% зерновозов сейчас идут в допустимых нормах.

Мы давали отдельное поручение заместителю министра инфраструктуры, чтобы порты не разгружали грузовики с общей массой свыше 40 тонн. Администрация морских портов подконтрольная министерству инфраструктуры. Замминистра Лавренюк дал такое поручение. Сотрудники АМПУ придерживаются этих поручений. Но на территории портов есть частные компании. Я посетил «Николаевский морской торговый порт» и воочию видел работу двух частных портов: новый китайский и американский «Бунге». Мы стояли с начальником службы безопасности морпорта. По его словам, было много писем направлено в ГСПБ в Николаевской области с просьбами принимать участие в контроле за перегрузами, но не было никакой реакции. Я эти письма уже нашел. Так вот, китайский порт из 10 машин, которых он принял, наименьший вес был 45,8 тонн. При этом весь порт видит, какой вес – установлено большое табло. Сотрудники порта фотографируют, отправляют письма. Я поднял, было 6 писем на и.о. начальника «Укратрансбезопасности» в Николаевской области Зелинского. Так он даже не отреагировал. Я послал сотрудников в порт на служебном автомобиле, с выписанными документами, чтобы хотя бы документально проверить. В порт будет отправлен запрос о том, какой вес был принят, узнаем, чьи это автомобили. Я это так в покое не оставлю.

— В случае с частными портами и приемом автомобилей с перегрузом законодательство на вашей стороне?

— Может где-то законных прав нам не хватает. Мы сейчас еще работаем по старому законодательству. В законе нужна четко прописанная норма – запретить грузоотправителям и грузопринимателям отправлять и принимать перегруз. Чтобы самую большую ответственность несли они.

— Ваше ведомство как-то работает над этим?

— Да, мы подготовили эти изменения, законопроект уже находится в Верховной Раде. «Протягивает» его «Народный фронт». Но есть очень сильное лобби, которое его блокирует, та же фракция «Самопомощи».

— Недавно во время регаты в Николаеве произошла трагедия – утонул известный фотограф Юрий Першин. О каких нарушениях, если они были, уже сейчас можно говорить?

— Была планерка, мы обговаривали это происшествие. Мне непонятно, почему организаторы не подали ни одного документа на проведение этой регаты, почему не было спасателей? Почему не было рядом кораблей, которые обеспечивали бы безопасность регаты? Очень много вопросов. Службы должны были стоять. И обязательно нас должны были документально уведомить о проведении регаты. Тогда бы мы отреагировали и привлекли соответствующие службы.

С нашей стороны капитану будет выписано предписание. И в случае, если не дай Бог, произойдет аналогичный инцидент, мы сможем тогда обратиться в правоохранительные органы для привлечения к ответственности. Это самое «болючее», что мы можем сейчас сделать. Ну и штраф.

Морское законодательство на сегодняшний день такое старое и слабое. Самый проблемный вопрос – наказание. Речь идет о штрафе от 17 до 51 гривны. Идет катер, яхта стоимостью от 150 тысяч долларов, а мы в случае нарушение накладываем штраф 51 гривну. Ну это смешно. На сегодняшний день также разработаны законопроекты, которые увеличивают и ответственность, и штрафы. Когда это было принято? Вы сами видите, как все у нас принимается.

Беседовал Андрей Лохматов

Источник:«Преступности.НЕТ»

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code