Низкий сезон: кто и зачем покупает украинские банки сегодня

Перегляди: 395

Аналитики уверены, что сейчас едва ли не худшее время для покупки украинских банков

Сделки с украинскими банками стали редкостью. Те инвесторы, которые были готовы"сбросить" финансовые активы, массово ушли из Украины еще в 2012—2014 годах, а количество банков с иностранным капиталом в Украине сократилось до 41. Оставшиеся же на рынке собственники продолжают вытягивать бизнес из убытков, либо ждут момента, когда принадлежащие им банки можно будет продать не за гривну, а хотя бы за две.

И все же отдельные инвесторы продолжают на свой страх и риск вкладывать деньги в банковский сектор. Так, в мае текущего года Неос Банк (бывший «Банк Кипра») был куплен компанией ERC — одним из крупнейших дистрибьюторов компьютерной техники и электроники.

 Тогда же стало известно о приобретении банка «Земельный Капитал» экс-министром угольной промышленности Виктором Тополовым и его супругой. А буквально на днях Национальный банк Украины выдал разрешение на поглощение 46,31% акций «Украинского строительно-инвестиционного банка» Артуру Чечеткину, зятю Юлии Тимошенко.

Непростая судьба

Достаточно громким событием на рубеже 2015—2016 годов стала покупка собственниками Альфа-банка (Украина) Укрсоцбанка, которым владела итальянская группа Unicredit Group. Итальянцы уже давно вынашивали идею по продаже украинского актива, который был приобретен ими в 2007 году за беспрецедентную даже по тем временам сумму – почти 2,1 млрд долларов. Кроме того, в нашей стране группа владела еще одним финансовым учреждением — UniCredit Bank, который был объединен с Укрсоцбанком в 2013 году.

Акционеры Альфа-банка со своей стороны присматривались к Укрсоцбанку еще в 2004 году, но с Виктором Пинчуком, который был на тот момент крупнейшим акционером, договориться не удалось. А вот повторная попытка, предпринятая уже в 2016 году, увенчалась успехом.

Конкретных планов в отношении нового актива у собственников Альфа-Банка пока нет. Менеджмент финучреждения обтекаемо отвечает, что им очень пригодится опыт итальянских акционеров, а также та клиентская база, которую наработал Укрсоцбанк за годы своего существования.

«В результате сделки выиграют все: украинский рынок получит более сильного игрока на банковском рынке,  который объединит в себе лучший опыт и практики двух мощнейших групп, сможет предложить своим клиентам более совершенные и разнообразные сервисы, будет инновационным и технологически развитым», — заявила РБК-Украина председатель правления UniCredit Bank Тамара Савощенко.

Впрочем, такая скрытность сторон вполне объяснима. Во-первых, закрытие сделки будет длиться более полугода (ее планируют завершить во второй половине 2016-го). Во-вторых, слияние банков пока что не планируется. По крайней мере, это не вопрос ближайшего будущего. В-третьих, назвать Укрсоцбанк безупречным приобретением тоже нельзя. За 2015 год его убыток составил 3,1 млрд гривен. Хотя это и меньше, чем годом ранее.

Кроме того, банк немало усилий потратил на борьбу с неблагонадежными заемщиками, что не лучшим образом сказалось на его кредитном портфеле. Например, Укрсоцбанк до сих пор расхлебывает последствия войны с группой компаний «ИСА ПРАЙМ Девелопмент», суды с которой тянулись несколько лет.

Проблемные в цене

Еще одним «веянием» на рынке стало приобретение банков, признанных неплатежеспособными. Одним из первых покупателей «неликвида» летом 2015 года стал со-владелец бизнес-группы UBG Александр Стецюк. Его заинтересовало детище небезызвестного Николая Лагуна — обранкротившийся Омега банк. Вернее, созданное на его базе переходное финучреждение РВС Банк (это структура, которая получает часть активов банка-банкрота и расплачивается с вкладчиками).

По словам Стецюка, поиски банка продолжались с 2014 года, но выбор был остановлен на «Омеге», а ставка в его развитии будет сделана на корпоративный сектор.

Примечательно, что акционеры UBG, в число которых входил также нынешний замглавы комитета Верховной Рады по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Руслан Демчак, уже владели банковским бизнесом – «ЭрДэ Банком», который обслуживал бизнес группы UBG, и в 2012 году был признан неплатежеспособным.

Да и с РВС Банком тоже оказалось не все так гладко. В сентябре 2015 года НБУ заявил, что его собственники не могут привести работу банка в соответствии с нормативами. А UBG подала ответный иск в суд, чтобы не допустить ликвидацию банка.

Не менее интересной стала сделка по поглощению в августе 2015 года арабской компанией Primestar Energy Укргазпромбанка. По ее итогам представители Фонда гарантирования вкладов физлиц сообщили, что у новых хозяев есть 30 дней на то, чтобы стабилизировать деятельность банка, рассчитаться с вкладчиками. Но, этого не произошло – в сентябре НБУ все-таки отозвал у банка лицензию и отправил его на ликвидацию.

Primestar Energy, правда, с решением НБУ не согласилась, и пыталась отменить его через суд. Однако безуспешно.

В сентябре прошлого года кондитерская  компания «АВК» (вернее, ее владелец Владимир Авраменко), купила 72% акций банка «Траст». В число неплатежеспособных он не входил, но, как и многие испытывал сложности с возвратом депозитов. Новые акционеры признались, что банк интересовал их, прежде всего из-за лицензии. К тому же, развиваться «Траст» будет как бизнес, подвязанный под систему платежей EasyPay, которая также принадлежит Авраменко. Хотя сам акционер говорит, что видит в банке исключительно рыночного игрока.

Тем не менее, покупка «Траста» — это один из немногих примеров того, как новые собственники смогли выровнять работу банка. К слову, 5 июля акционеры заявили о намерении в ближайшем будущем докапитализировать финучреждение на 80 млн гривен.

Забирают за гроши

И банкиры, и эксперты сходятся во мнениях, что сейчас едва ли не худшее время для покупки украинских банков. «Ситуация такова, что активы, которыми сейчас владеют многие банки, потеряли свою стоимость в кратном размере, и их может просто не хватить для погашения задолженности перед вкладчиками и кредиторами. В этой ситуации Фонд гарантирования и кредиторы имеют возможность обратить взыскание на имущество акционера, ну а менеджмент получит запрет на занятость в отрасли. Поэтому если у акционеров нет понимания перспектив, они стараются выйти из этой ситуации, продав свой банк полностью или его часть», — считает главный финансовый аналитик рейтингового агентства «Эксперт-Рейтинг» Виталий Шапран.

Так что те M&A сделки, которые мы видим на украинском рынке, ситуативны, и решают исключительно конкретные задачи для каждой из сторон. «Продавец стремится расчистить свой баланс, поскольку не каждый готов работать с большим объемом проблемных кредитов, которые мало того, что требуют дополнительных капиталовложений, например, для судебных процессов, но и формирование дополнительных резервов», — объясняет председатель правления Вектор Банка Вадим Березовик.

Покупатель же, напротив, получает на баланс задолженность. И не номинальную, а реальную, по цене покупки. Поэтому, даже если это проблемный актив, инвестор оценивает его, как он считает, по справедливой цене, и, соответственно, есть шанс, что смена кредитора позитивно повлияет на желание и настроение должника найти какое-то компромиссное решение.

На поводке

Не менее важен ответ на вопрос, каким окажется объем вложений в оздоровление приобретенного банка. «Инвестиции для вывода банка из кризиса могут быть от нуля до бесконечности. И это — главный риск», — говорит член правления Проминвестбанка Владислав Кравец.

Как пример — упомянутый уже Укргазпромбанк, новые владельцы которого не смогли обеспечить выполнение нормативов НБУ. В то же время, для тех акционеров, которые неспособны добиться требуемой капитализации, продажа – чуть ли не единственный выход.

«Да, вы не будете 100%-ным собственником и влиять, как раньше, на работу банка, но по крайней мере, сохраните себе актив, который при правильном управлении может приносить ничуть не меньше дохода, чем раньше. А может даже и больше за счет синергии от объединения», — подытоживает Вадим Березовик.

С другой стороны, некоторые инвесторы идут более простым путем. Вместо приобретения целого банка с «ворохом» проблем они попросту скупают наиболее привлекательные его активы с аукциона ФГВФЛ.

В целом же, по мнению Виталия Шапрана, возобновления спроса на банки до завершения системного кризиса в отрасли ждать точно не стоит. «К тому же, НБУ выставил слишком суровые условия для новых инвесторов. Судя по официальной информации, покупатели были, но очень многим отказали. НБУ и ФГВФЛ боятся запускать в систему „плохих акционеров“ и „плохой менеджмент“. Хотя думаю, что было бы правильным на время ослабить этот регуляторный поводок», — считает эксперт.

Источник: РБК

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code