Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные?

Перегляди: 221

В данной статье мы постараемся разложить по полочкам проблематику реформирования многострадального украинского ОПК и одновременно ответить на вопрос: почему, имея один из самых мощных оборонных комплексов Европы, мы не только не зарабатываем на экспорте, но и не в состоянии в полной мере обеспечить собственную Армию современным оружием

f2c01cfed5b7035d81eb0a3a15e6a534

В октябре прошлого года, когда впервые было озвучено решение частных производителей о создании «Асоціації виробників озброєння та військової техніки України», одной из основных задач, поставленных перед ней, была ликвидация монополии государственных спецэкспортеров на рынке вооружения.

Суть этого необходимого, но крайне непростого для чиновников решения обосновывается достаточно легко и логично: в момент, когда только начинает приходить понимание того, что возможности производителей начинают превышать потребности внутреннего рынка, любое правительство любой страны мира, работающее на интересы этой самой страны, безотлагательно старается решить две основные задачи:
— максимальное упрощение условий, необходимых для увеличения экспорта
— жесткое лоббирование отечественной продукции на зарубежных рынках.

Для начала давайте разберем сегодняшние реалии Украинской оборонки. За годы войны на нашем рынке вооружений закрепилось и представило свою продукцию более сотни частных компаний. По нашим приблизительным подсчетам, уже сейчас суммарный объем производства может составить более $3 млрд/год. И это мы исходим пока только из того, что совершенно не понимая потребностей Армии (это секретная тайна за секретным замком под названием РСО), все разработки ведутся исключительно в инициативном порядке, без понимания перспектив продажи и в принципе возможностей постановки на вооружение. Если упорядочить ситуацию с внутренним заказом, ликвидировав «сверхсекретность» Державного оборонного замовлення и дать производителям элементарное понимание направления необходимых разработок, введя для снижения себестоимости долгосрочное планирование заказов, то сумма 3 млрд. существенно прибавит в темпах роста.

При этом хотелось бы напомнить, что основным критерием успешного бизнеса есть не само производство, а сбыт произведенной продукции, ибо формула «товар-деньги-товар», действующая в варианте «товар-склад», в кратчайшие сроки приводит к банкротству любое предприятие. Вот здесь мы и упираемся в первый глухой забор. Дело в том, что возможности внутреннего потребителя, состоящего из 12 ведомств, ограничены бюджетом. Для понимания цифр: в 2017 году на закупку вооружения для МО (подчеркну: закупка вооружения это не весь оборонный бюджет, а всего лишь его не самая большая часть) было выделено около 9 млрд грн. ($300 млн.). Экспортировать, судя по официальным данным, мы смогли примерно на сумму $530 млн. Имеем $830 млн продаж при $3-3,5 млрд производства!

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 01
К этому следует добавить что «спрос» и «возможности» внутреннего рынка — это совершенно разные вещи, ибо оружие нам крайне необходимо, но возможности на его закупку у нас крайне ограничены. А ограничены они, как вы понимаете, именно бюджетом на его закупку, наполнить который можно именно ликвидацией государственной монополии и увеличением объемов налоговых поступлений за счет существенного роста экспорта.

Что происходит в случае непринятия мер по ликвидации дисбаланса «производство – сбыт»?

А происходит следующее:
— остановка предприятий
— увольнение персонала
— вывод производственных мощностей за рубеж
— безвозвратная потеря собственного производства

С учетом специфики оборонной отрасли, все перечисленные последствия усугубляются еще и тем, что кадры, создававшие оружие для нашей обороны, найдут свое место в стране, с которой мы воюем, в следствии чего начнут создавать оружие против нас же самих и наших партнеров по НАТО, а производства, бывшие «made in Ukraine», будут продавать нам свою продукцию втридорога уже как зарубежные бренды!
Выход из этого, не особо радужного, сценария все тот же – безотлагательное развитие экспорта!

В наших реалиях «спасение утопающих — дело рук самих утопающих!» Поэтому Ассоциацией к средине 2017 года был подготовлен ряд изменений в Законы Украины, позволяющих частным компаниям выходить на внешние рынки с экспортом собственной продукции и импортом продукции, для потребностей производства.
Что даст Украине ликвидация государственной монополии? Перспективы более чем обнадеживающие:
— рост экспорта вооружения в 6-8 раз.

— развитие промышленного производства

— конкурентные разработки новых видов вооружений

— увеличение финансирования Государственного оборонного заказа (ГОЗ)

— увеличение объемов продаж и приток валютной выручки до $3 млрд в год

— полное перевооружение Армии

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 02

На фоне растущей безработицы, снижения темпов роста промышленного производства и постоянных внешних займов, пик выплат по которым приходится уже на 2019 год, !!!НЕ ЭТО ЛИ!!! должно сейчас сейчас для нашего Правительства приоритетом деятельности?
Максимальное лоббирование интересов отраслей, реально имеющих шансы в ближайшее время пополнить Государственную казну СВОИМИ!!! а не кредитными финансами!

Для того, чтобы не быть голословным, предлагаю рассмотреть наши перспективы на внешнем рынке.

Тезис первый: именно Украина является разработчиком огромного количества военной техники, раскиданной щедрым руководством СССР по всему миру. И именно у нас все еще сохранилась не только конструкторская документация, позволяющая воссоздать процесс производства, но и сами конструктора, имеющие возможность произвести модернизацию устаревшей техники и привести ее в соответствие с требованием современного боя. Наглядных примеров масса. Модернизация БМП, БТР, БРДМ, ЗРК, Т-64, Т-80, которую провели украинские конструктора — зачастую совершенно без какого-либо финансирования и поддержки со стороны государства — говорит о том, что при наличии политической воли, мы будем в состоянии перевооружить не только свою Армию.

Тезис второй: учитывая совершенно здравый прагматизм американской администрации, весь мир давно понял что Трамп готов помогать любой стране, отстаивающей свою независимость и демократию оружием, но не солдатами. А учитывая то, что американцы очень дорожат своими технологиями, можно без тени сомнения утверждать что в Афганистан, Сирию или Африку не поедут ни М113, ни Bradley, ни Страйкеры. Поехать туда имеют все шансы именно модернизированные БТР 60-70-80 вместе с БМП 1-2 и танками Т55-72. Эта программа существует и финансируется американским Правительством. А учитывая то, что суммарные производственные мощности основных претендентов на американский бюджет модернизации техники для стран-партнеров — в лице Болгарии, Польши, Чехии и Румынии — вряд ли дотянут даже до половины площадей одного Харькова, напрашивается вопрос: почему Украина не принимает участие в этом производстве? Ответ прост: американцы не дают денег компаниям, с «непрозрачными схемами заработка». Так вежливо и дипломатично на официальных визитах они называют «Укроборонпром». При этом, принять участие в этой программе отличные шансы имеют частные компании, но им, по действующему Украинскому законодательству, это делать ЗАПРЕЩЕНО! Вот вам второй глухой забор!

Тезис третий: в производстве бронетехники, к примеру, практически все страны давно вышли на международную кооперацию. Украина не сможет стать исключением хотя бы по той причине, что мы утратили производство некоторых существенно важных компонентов. Например, двигатели, стволы, средства связи. Но все это выпускают Штаты и Европа. А что произойдет, если наша бронетехника в процессе модернизации, получит американский двигатель (а это уже свершившийся факт), радиостанцию (они тоже здесь), стволы (обязательные для унификации)? Украина получит огромные заказы на модернизацию постсоветской техники, только потому, что американский бизнес получив более дешевую продукцию, выпущенную на наших заводах, получит новые рынки сбыта: Африку, Азию, Южную Америку, на которой сейчас господствует Россия, с техникой, аналогичной нашей. А рынки сбыта – это база любого бизнеса. И уж американские бизнесмены точно знают, как этим распорядиться. Но тут на пути перспективы совместного с Америкой бизнеса, возникает третий, не менее глухой забор. Вложив инвестиции в украинские предприятия и произведя дешевую но качественную технику с американскими комплектующими, эти производители вынуждены будут продавать ее через посредника, в лице одного из спецэкспортеров, работать с которыми по причине их – мягко сказать – «непрозрачности», американцам запрещено. На этом бизнес закончен, так и не начавшись.

Мы так давно стремимся в НАТО но, к сожалению, имея огромный боевой опыт, полученный таким трудом и потерями и имея возможность реализовать его в технических решениях, мы вместо равноправного партнерства продолжаем быть бедными попрошайками.

Теперь, подытожив перспективы развития внутреннего и внешнего рынка, и понимая, что уже в ближайшее время оборонно-промышленный комплекс Украины может не только стать лидером по объемам производства, но и потянуть за собой развитие других отраслей, давайте посмотрим на графические схемы и ответим на вопрос: почему мы можем, но не идем?

Перед вами схема «надання повноважень». Суть этой процедуры состоит в том, что при прохождении всех ее этапов, предприятие включается в перечень, утвержденный Постановой КМ №1228 на право занятия ВЭД в сфере военной продукции. Что дают эти повноваження? Они дают производителю право!!! вести!!! переговоры!!! о цене, условиях и сроках поставки собственной продукции!!! Подчеркну: это не право на совершение сделки!!! Это право на переговоры!!! Последнее предприятие, получившее эти повноваження, начало процедуру в далеком 2012!!! году и только в 2017!!! стало счастливым обладателем собственного «окна в Европу»! А если учесть, что по совершенно случайному стечению обстоятельств, собственником именно этого предприятия называют самого Президента Украины, то шансы всех земных обывателей прорубить себе в эту самую Европу хотя бы малюсенькую щелочку, становятся похожи на попытку вырезать в гранитной скале туннель при помощи перочинного ножика.

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 03

Еще один немаловажный вопрос, который стоит пояснить более подробно: как «надання повноважень» производителю влияет на выполнение Украиной международных обязательств в виде «Вассенаарских договоренностей про экспортный контроль за обычными видами вооружений, товарами и технологиями двойного назначения»? Ответ: ДА НИКАК! Вот так просто: никак и все! Дело в том, что сама сделка проходит исключительно под надзором и сопровождением «Державної служби експортного контролю» (ДСЭК) и так же не является пятиминутной процедурой. Ниже приведена схема, их которой видно что проверяющие и согласующие органы что в одной, что в другой процедуре совершенно идентичны!

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 04

А суть самого «надання повноважень» не более чем принуждение предприятия – производителя, передать плоды своей работы в распоряжение «спецэкспортера», после чего именно он будет определять, объемы условия и, самое главное, цену — теперь уже не вашей – продукции.

Или прохождение процедуры, или объятия спецэкспортера. Третьего не дано.

Какой выход? А выход достаточно прост: ликвидация монополии и развитие экспортного потенциала. Сразу поясню: речь не идет о ликвидации спецэкспортеров. Эти предприятия накопили достаточно богатый опыт во внешнеэкономических сделках по продаже вооружения, и вряд ли хоть одна частная компания сможет в течение ближайших 5 лет составить им конкуренцию в продажах. Но при этом, все уполномоченные государством посредники, становятся не «обязательным», а коммерчески обоснованным звеном в цепочке «производитель-покупатель» и вынуждены будут доказывать свое право на получение комиссионных, договариваться о которых теперь им придется не с руководством УОП, а с владельцем продукции.

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 05

Инициатива о ликвидации государственной монополии на экспорт вооружения, уже неоднократно, на протяжении многих лет доходила до высшего руководства страны. Но всегда на пути этого механизма, убивающего производство военной техники вставал орган, который призван развивать эту отрасль – «Укроборонпром», не желающий выпускать из своих рук такой лакомый кусок финансов и влияния.

Украинскому ОПК необходимы немедленные реформы, которые дадут толчок к развитию. И эти изменения не могут быть полумерами или простыми формальностями «для галочки», ибо только за последние три года мы потеряли более 20 предприятий, производящих военную продукцию и около сотни разработок, так и не реализованных в продукцию. Мы не хотим стоять в стороне от работы над созданием новых правил в работе украинского ОПК и готовы участвовать в этом процессе. Как результат — полный перечень изменений, разработанный нашими экспертами, которые необходимо внести на первом этапе.

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 06

В разрезе стремления частных производителей получить независимость, достаточно оптимистичным выглядит недавнее заявление нового генерального директора «Укроборонпрома» Букина П.Ю., с которым накануне его назначения у нас состоялась дискуссия именно на эту тему в рамках Экспертной рады по вопросам развития ОПК.

Однако не все мысли частных производителей и государственных мужей сходятся в практической реализации этого вопроса. И основные расхождения касаются позиции «Укроборонпрома» и «Ассоциации» на введение лицензирование производителей вооружения.

К дискуссии по этому вопросу мы собирались еще раз вернуться и дойти до приемлемого варианта, но раз уж позиция Государственного концерна озвучена в прессе, мне не остается ничего иного, как высказать и позицию частных производителей, поддержанную без исключения всеми членами «Асоціації виробників озброєння та військової техніки України» и подавляющим большинством предприятий, входящих в «Лігу оборонних підприємств».

По словам П.Букина, во избежание «злоупотреблений и перегибов на местах», планируется вернуть в ОПК систему лицензирования оборонного производства или сертификации оборонной продукции.
«Речь идет о том, чтобы производитель предъявлял свою продукцию, и государство удостоверялось: что эта продукция есть; что она соответствует стандартам; что обеспечен соответствующий режим ее непередачи и неиспользования лицами, которым не дано право ее использовать», — уточнил он.

Мнение Ассоциации:

— в случае выполнения коммерческих контрактов, Государство не только не несет ответственности за сделки и качество продукции, производимую частными структурами, но и более того — оно вобще не имеет права вмешиваться в хозяйственную деятельность данных субъектов, особенно если учитывать тот момент, что «Укроборонпром» точно такая же коммерческая структура, а не орган исполнительной власти.

— проверка на соответствие стандартам — дело Заказчика, равно как и сами стандарты, которым должна соответствовать произведенная второй стороной договора техника, определяется им же — Заказчиком. Какое отношение имеют государственные стандарты Украины к параметрам бронемашины, необходимой какой-нибудь азиатской стране? Ровным счетом никакого.

— соответствующий режим передачи, который затронул Павел Юрьевич — отдельно стоящий на повестке дня вопрос. Но суть этого вопроса не в самой проверке. Суть в качестве, объективности, профессионализме и скорости проведения этой проверки!

Озвучу аксиому, принятую всеми без исключения участниками рынка вооружений во всем мире:
НИКТО! НИКОГДА! И НЕ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ не поднимал и не даже планировал затрагивать вопрос о монополии Государства на КОНТРОЛЬ за экспортом вооружения. Так ДОЛЖНО быть и так будет! Но вот методы и эффективность выполнения этих международных обязательств оставляют желать лучшего. И изменения в Законы Украины, предложенные Ассоциацией, не только НЕ ущемляют монополию Государства на Контроль за экспортом вооружений, а напротив — делают его более эффективным!

Ну что же...Лед тронулся, господа присяжные? 07

Так что же остается из обоснований, представленных «Укроборонпромом» в пользу лицензирования? Ничего. Таких оснований на сегодня нет.

А вот о «злоупотреблениях и перегибах на местах», стоит сказать скорее в разрезе выполнения задач, поставленных непосредственно перед «Державною службою експортного контролю», ибо каждая — особо подчеркну этот момент — КАЖДАЯ частная компания, производящая конкурентную продукцию и имеющая хоть мизерный шанс выйти на внешний рынок, превышающий наш внутренний по объемам в тысячи раз и открывающий огромные перспективы, приложит МАКСИМУМ усилий для того, чтобы уже с первой сделки зарекомендовать себя как надежного, порядочного, прозрачного и понятного производителя, имеющего планы на долгосрочные перспективы сотрудничества!

У нас есть еще масса нерешенных вопросов, среди которых:
— демонополизация рынка вооружений
— снижение уровня секретности оборонного заказа
— развитие кооперации
— импортозамещение
— частно-государственное партнерство

И в связи с этим, я, как Президент «Асоціації виробників озброєння та військової техніки України», производитель и волонтер, хотел бы обратиться к людям, от которых зависит судьба украинского ОПК. Не пытайтесь создавать правила, без участия тех, кто по этим правилам в дальнейшем должен жить и работать! Мы, производители вооружения, как никто другой заинтересованы в повышении обороноспособности нашей страны и понимаем что имеем для этого не только желание, но и реальные возможности. Мы не кричим про «зраду», а предлагаем вам свою профессиональную помощь в разработке путей развития оборонной промышленности, потому что от того, какой путь мы выберем, будет зависит не только боеспособность Армии и безопасность страны, но и имидж государства в целом!

От имени предприятий — производителей военной продукции, я предлагаю начать диалог, направленный выработку единой здравой и перспективной позиции, дающей Украине возможность в ближайшие годы существенно нарастить объемы производства и экспорта оборонной продукции а так же существенно повысить боеспособность украинской Армии!

Вадим Кодачигов,

Президент Ассоциации производителей вооружения и военной техники Украины, для «Цензор. НЕТ»

Источник Цензор

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code