Нынешний закон о местных выборах худший за всю историю Украины, — Андрей Магера

Перегляди: 447

Заместитель председателя ЦИК Андрей Магера рассказал о том, кто виновен в срыве голосования в Мариуполе и почему действующий закон о местных выборах худший за всю историю Украины

 

После первого тура голосования в Павлограде Днепропетровской области, когда в финал вышли два кандидата — Анатолий Вершина от Оппозиционного блока и Евгений Терехов от УКРОПа, ЦИК подыграл первому, отменив второй тур выборов. Поводом для такого решения стал тот факт, что на момент голосования в Павлограде оказалось менее 90 тыс. избирателей — для таких населённых пунктов второй тур не предусмотрен. Хотя в начале предвыборной кампании избирателей в городе было более 90 тыс., и Павлоград подпадал под двухтуровую систему выборов. В отличие от других членов ЦИК, идею отмены второго тура Андрей Магера, известный своей принципиальностью ещё со времён Оранжевой революции, не поддержал. И оказался прав: позже суд отменил скандальное решение Центризбиркома.

Были ли нарушения на этих выборах системными?

— Я не склонен так считать. Хотя новый закон о местных выборах проблемный. Он создавал все условия для злоупотреблений и нарушений. К сожалению, Верховная Рада отказалась поддержать законопроект, который разработала рабочая парламентская группа при участии представителей гражданского общества — Комитета избирателей, гражданской сети «Опора», а также Института избирательного права. Вместо него депутаты проголосовали за самый худший закон о местных выборах за всю историю независимой Украины. Убеждён, что закон о выборах не может свести на нет все нарушения избирательного законодательства. Но он может сделать так, чтобы этих нарушений было как можно меньше — положить в основу определённые предохранители. Очень хотелось бы, чтобы парламент пересмотрел действующий закон и принял полностью новую редакцию.

Каким должен быть новый закон о выборах?

— Он должен как минимум соответствовать Конституции. Согласно Основному Закону, общие интересы территориальных общин — сёл, посёлков и городов — у нас представляют областные и районные советы. Избирательная система должна обслуживать эту норму и гарантировать, что в состав райсовета будут избраны представители от каждой сельской, поселковой и городской общины этого района. Действующий закон о местных выборах таких гарантий не даёт. Когда закончится избирательный процесс, можно будет изучить все материалы и подсчитать количество территориальных общин, не представленных в райсоветах. Это станет прекрасной иллюстрацией того, как игнорируются нормы Конституции. Второй момент — это проходной барьер, который сейчас составляет 5%. Он слишком высокий. Раньше этот барьер составлял 3%. Третье — местные организации политических партий не должны монополизировать конституционное право граждан на выдвижение кандидатов в представительские органы местного самоуправления (областные, районные, городские советы и районные советы в городах). Это абсолютно неправильно. Я не против пропорциональной системы выборов. Но она в условиях специфики местного самоуправления должна предусматривать выдвижение независимых кандидатов.

Как при пропорциональной избирательной системе могут выдвигаться независимые кандидаты?

— Существуют определённые механизмы. Например, можно разрешить формирование списка независимых кандидатов. Пусть люди собираются и решают, кто первый, кто второй, кто третий в списке, и подают документы в территориальную избирательную комиссию для регистрации. Есть учителя, врачи, адвокаты, которые не хотят связывать себя ни с одной политической силой. Они идут в местные советы не для того, чтобы решать, сколько в стране должно быть государственных языков, и не для того, чтобы решать, должна ли существовать общая военная повинность. Их интересуют вопросы, как озеленить парки, как вовремя вывозить мусор, что делать с дорогами на территории города. Их интересуют приземлённые вещи, и для этого не нужно вступать в политические партии и заручаться их поддержкой.

Админресурс в действии

Вы сказали, что закон о местных выборах худший за все времена. А сама избирательная кампания?

— Избирательный процесс был бы намного хуже, если бы в него с помощью админресурса вмешивались президент или правительство. Нужно отдать должное: и президент, и премьер придерживались нейтральной позиции во время процесса, не пытаясь подыгрывать какой-либо из политических сил. Чего не скажешь о председателях облгосадминистраций — некоторые из них не смогли удержаться от соблазна поддержать ту или иную политсилу. А многие местные головы для себя решили, что любые средства хороши для достижения цели. Но если говорить об админресурсе в общем, то наиболее эффективно он действует только на уровне собственников предприятий, организаций, частных структур, где работают избиратели. Влияние на них наиболее ощутимо, а сами рычаги влияния наиболее эффективны.

Самый резонансный пример нарушения со стороны главы ОГА — в Одессе Михаил Саакашвили открыто агитировал за Сашу Боровика.

— Это была ошибка Саакашвили. Думаю, ему не стоило этого делать.

Почему не было никакой реакции со стороны ЦИК?

— У меня возникает другой вопрос. Почему субъекты избирательного процесса в той же Одессе не пытались обратиться в ЦИК?

ЦИК могла и без их жалобы рассмотреть эту ситуацию, так ведь?

— Центризбирком мог обратить внимание на нарушения закона, если они очевидны. В данном случае информация, которой мы владеем, была только в интернет-СМИ. Вместе с тем полномочия ЦИК на местных выборах законом достаточно ограничены.

Сообщений в СМИ оказалось недостаточно для того, чтобы Центризбирком отреагировал на нарушения?

— Можно ли делать выводы без объяснений самого главы ОГА? Я уже отметил, что действия Саакашвили были ошибочными. Я это сказал достаточно мягко, потому что каждое обстоятельство нужно изучить. В той ситуации, даже если была двузначность его действий, всё равно такое поведение нельзя допускать. Даже если бы это было в нерабочее время, во время его отпуска — всё равно есть определённый риск быть обвинённым в нарушении порядка ведения агитации. Я вам ещё и другую вещь скажу. Непосредственные полномочия Центризбиркома — рассматривать жалобы на бездействие, например, если Одесская городская избирательная комиссия не сделала что-то из того, что по закону должна была сделать. Действия главы Одесской ОГА должна была изучать эта самая комиссия, а также административный суд в Одессе. Подавались ли туда иски и жалобы? У меня на этот счёт нет никакой информации. Почему не обращались в ЦИК? Потому что такие дела по сути мы не рассматриваем, у нас нет таких полномочий.

То есть если бы к вам обратились с жалобой на действия Саакашвили, вы бы её не рассматривали?

— Мы бы приняли её, но на заседании ЦИК оставили бы без рассмотрения по сути, потому что субъекты рассмотрения подобных жалоб — суды и местные избирательные комиссии.

Команда Саши Боровика заявляла о фальсификации результатов выборов мэра в Одессе, на которых победил его оппонент, и требовала пересчитать голоса. Для этого были предпосылки?

— Одесская городская избирательная комиссия установила результаты выборов. Суд отказал в удовлетворении иска о повторном подсчёте голосов на отдельных избирательных участках, тем самым подтвердив правоту Одесской городской избирательной комиссии. В данном случае я не анализирую, прав был суд или нет. Я просто констатирую наличие такого судебного решения. В отличие от суда, у ЦИК нет возможности проводить допрос свидетелей, назначать экспертизы и т. д. Поэтому неслучайно законодатель в законе о местных выборах предусмотрел, что все нарушения по порядку агитации рассматриваются в суде. Если бы эту обязанность возложили на ЦИК, я уверен, поступали бы жалобы, мы бы их рассматривали и принимали бы решения.

Одна из членов ЦИК, Жанна Усенко-Чёрная, заявила о давлении на неё со стороны некоторых народных депутатов и объявила голодовку. Значит ли её демарш то, что давление оказывалось на всех членов комиссии?

— Я могу говорить только о себе. На меня никто не давил. Более того, все прекрасно понимали, что давить на мою позицию бесперспективно. Давайте вспомним 2012 год. Пытались ли тогда на меня давить? Пытались. В том числе с помощью разных судебных решений. В одном из таких решений суд признал, что я якобы нарушил присягу члена ЦИК. Правда, потом суд апелляционной инстанции отменил это решение. И что в итоге дало это давление? То, что я в конце концов занял ещё более категоричную позицию.

Правила под результат

Что, по вашей версии, стало причиной отмены второго тура выборов в Павлограде?

У Павлоградской избирательной комиссии было определённое непонимание ситуации. В начале избирательного процесса в Павлограде было зафиксировано более 90 тыс. избирателей. На момент установления результатов выборов, 25 октября, в соответствии с протоколом избирательной комиссии избирателей оказалось меньше 90 тыс. Члены комиссии не знали, как им поступить в сложившейся ситуации, потому что для городов с населением меньше 90 тыс. второй тур не предусмотрен. Комиссия обратилась в ЦИК за разъяснениями. И большинство членов комиссии решило, что, если по результатам голосования количество избирателей меняется, это может быть основанием для непроведения повторного голосования на выборах мэра.

Вы проголосовали против постановления с такими разъяснениями. Почему?

— Согласно Конституции, у нас признаётся принцип верховенства права. Одна из составляющих этого принципа — принцип правовой определённости. Что это значит? То, что правила не могут меняться в процессе. 1 сентября в газете «Голос Украины» ЦИК обнародовала не только количество избирателей в каждом городе по состоянию на 1 августа, но и определила вид избирательной системы, которая будет применяться на выборах местных голов. Привела и перечень населённых пунктов из 35 городов, где выборы будут проходить по двухтуровой системе. Это информация, на которую ориентировались и кандидаты, и избиратели до начала избирательного процесса. Если ЦИК пытается изменить избирательную систему не только во время выборов, но и после дня голосования, то это, на мой взгляд, нарушение закона, нарушение принципа верховенства права. Постановление с разъяснением, которое приняла ЦИК, ошибочно. Решение Киевского административного суда отменило его. Высший административный суд оставил решение суда первой инстанции в силе. С точки зрения общепризнанных стандартов здесь всё однозначно.

Если всё так однозначно, какова ваша версия, почему члены ЦИК так проголосовали?

— Честно, не понимаю, почему люди с высшим юридическим образованием и большим опытом работы могли допустить такую ошибку.

Решение принималось под давлением?

— Сложно сказать. На меня в этом вопросе никто не давил. Это решение показало ЦИК в негативном контексте.

Какая ответственность предусмотрена для членов ЦИК за такое решение?

Оптимальным выходом из сложившейся ситуации было, не дожидаясь суда, отменить решение, которое не соответствует закону о местных выборах. Если бы ЦИК так поступила, никакие вопросы о юридической ответственности не поднимались бы. О какой-либо уголовной ответственности членов ЦИК я бы не хотел говорить — всё-таки ошибку допустил государственный орган, решение которого принималось большинством.

В Сватово выборы фактически не состоялись из-за множества ошибок в бюллетенях. Почему не удалось организовать процесс более качественно?

— Когда журналисты задают такой вопрос, я к этому отношусь нормально: вы хотите докопаться до правды. Но когда такой вопрос задают депутаты, меня это очень удивляет. Я в таких случаях спрашиваю: о чём вы думали, когда писали закон с абсолютно новой избирательной системой за 3 недели до дня начала избирательного процесса? Думали ли вы, как научить людей работать по новой системе? ЦИК для быстрого обучения членов комиссий сделала максимум из того, что могла. Прыгнула выше головы. Мы организовали тренинг совместно с офисом Координатора ОБСЕ и представительством Международной фундации избирательных систем. И вот прошло обучение, а потом партии начали массово менять членов комиссий. На их место пришли люди, которые, мягко говоря, ни в чём не разбирались. Вы говорите, мол, нужно было проверить бюллетени. А как их проверить? У ЦИК нет документов кандидатов, постановлений территориальных комиссий о регистрации кандидатов, нет постановлений об утверждении текстов бюллетеней. С чем сверять и что сверять? Если ЦИК должна была сверить бюллетени в Сватово и Красноармейске, то почему она должна была сделать это именно там, а не в рамках 21 тыс. других местных избирательных процессов?

И почему во всех нельзя не проверить?

— 21 тысячу? Вы представляете масштаб?

Кто-то ведь должен контролировать работу избирательных комиссий, иначе бюджет на каждых выборах будет терять колоссальные деньги.

— Это ответственность территориальных избирательных комиссий. Я не снимаю ответственности с ЦИК. В обывательском сознании Центризбирком во всём виноват, но в определённой степени ответственность с себя не должна снимать Верховная Рада, которая принимает закон накануне избирательного процесса, когда нет возможности подготовить людей.

Тем не менее сейчас в проблемных городах должно состояться повторное голосование или новая избирательная кампания. Есть ли на это деньги?

— В законе о местных выборах предусмотрено 1,183 млрд грн. Уже сейчас понятно, что этой суммы не хватит. ЦИК буквально на последнем заседании решила использовать для перевыборов средства, выделенные в этом году на промежуточные парламентские выборы. В законе о выборах предусмотрены средства на 5 промежуточных кампаний. У нас прошли выборы только в одном округе — в Чернигове. В ещё четырёх округах выборы в этом году уже точно не состоятся. Сколько денег нужно будет на выборы в проблемных городах, зависит от закона о перевыборах, который должен принять парламент. Если это будет просто голосование в рамках существующего избирательного процесса — расходы окажутся меньше. Если будет абсолютно новый избирательный процесс с новым выдвижением кандидатов, формированием комиссий — это будет стоить дороже.

Лишили голоса

Какие, по-вашему, реальные причины срыва выборов в Мариуполе? Было же очевидно, что печать бюллетеней в типографии Рината Ахметова — опасная затея.

— Решение ТИК о печати бюллетеней не присылается в ЦИК. Мы знаем о том, где печатаются бюллетеней только в случае, если эта информация до нас доходит из жалоб, заявлений, сообщений в прессе и т. п. Комиссии не обязаны предоставлять такую информацию, а ЦИК не обязана вытребовать её. Что касается Мариуполя, то львиная доля вины лежит на главе комиссии. Она немножко перепутала свои полномочия с полномочиями министерства или обладминистрации. ТИК — это коллегиальный орган, где любое решение принимается коллегиально. Если члены комиссии предлагают принять какое-то решение, глава комиссии обязана поставить его на голосование, хотя сама может голосовать против. Она это постоянно игнорировала и завела всю комиссию в безвыходное положение. Складывается впечатление, что она была марионеткой в руках какой-то политической силы, заинтересованной сорвать выборы в Мариуполе. Я до сих пор не понимаю, почему комиссия должна была располагаться в помещении, которое связывают с Метинвестом, почему комиссия должна была печатать бюллетени в типографии «Приазовский рабочий», которая тоже принадлежит Метинвесту. Тем более что один из руководителей этой типографии баллотируется на должность мариупольского городского головы. Чем думала глава комиссии, когда решала эти вопросы?

Но ведь Центризбирком сам утвердил её назначение.

— ЦИК сформировала новый состав комиссии, когда досрочно прекратились полномочия предыдущей комиссии. Не я вносил её кандидатуру. Её кандидатуру внёс куратор региона. Я не могу физически знать всех людей, которые работают в комиссиях. Кстати, по предложению этой новой главы комиссии досрочно прекратились полномочия семи других членов ТИК — представителей БПП, Народного фронта, Самопомочи, Батькивщины, которые, по информации главы этой комиссии, «систематически не выполняли возложенные на них обязанности». Проще говоря, не ходили на заседания ТИК. Я за их увольнение не голосовал, потому что у нас не было объяснений этих членов комиссии. Почему мы их увольняем, если у нас есть позиция только одного человека? Позже стало известно, что эти люди никогда не игнорировали заседания. Но ЦИК уже приняла решение, в результате чего кворум комиссии уменьшился, и это дало возможность главе комиссии протащить решение о печати бюллетеней в «Приазовском рабочем». Это была одна из технологий добиться печати бюллетеней именно в этой типографии, а потом сорвать избирательный процесс.

Из-за типографии сорвались выборы и в Красноармейске. Там суд признал недействительным решение ТИК о выборе подрядчика, и по этой причине голосование так и не началось. В то же время ЦИК постоянно требовала начать выборы. Что бы вы делали на месте представителей ТИК?

— Красноармейская городская избирательная комиссия оказалась между молотом и наковальней. У них было решение суда, которое поставило под сомнение возможность использования уже отпечатанных бюллетеней. С другой стороны, у них имелось решение ЦИК, обязывавшее их проводить выборы и использовать отпечатанные бюллетени. Кстати, за это решение ЦИК я тоже не голосовал, поскольку считаю, что ЦИК не может ставить под сомнение решения судов, которые вступили в силу. Ситуация там зашла в тупик. Думаю, Красноармейская избирательная комиссия поступила правильно, когда не раздала бюллетени, имея на руках вступившее в законную силу решение суда.

Было ли решение суда, запретившего использовать уже отпечатанные бюллетени, правомерным?

— Бюллетень должен печататься на предприятии — так написано в законе. Те избирательные бюллетени почему-то отпечатали у физического лица — предпринимателя. Это не то же самое, что предприятие. Возможно, не совсем удачно выписана норма закона. Но суд применил ту норму, которая была в законе.

Долгожданная перезагрузка

Президент обещает в ближайшее время наконец-то провести ротацию состава ЦИК, большинство членов которой больше чем на год переработали отведённый им семилетний срок полномочий. Вы себя видите в новом составе комиссии?

— Меня устроят обе ситуации: и если я останусь в комиссии, и если не останусь. Ни в первом, ни во втором случае в стране никаких проблем не будет — у нас достаточно специалистов, способных провести выборы. Вечных людей в ЦИКе не бывает. Дадут мне возможность дальше работать — я буду работать. Есть идеи, которые хотелось бы реализовать. Скажем, мне бы очень хотелось запустить электронное голосование в долгосрочной перспективе. Это очень амбициозная идея. Для этого нужно многое сделать, это недешёвое удовольствие.

Вы уже получили предложение остаться?

— Такие разговоры были с представителями некоторых фракций коалиции. Они велись немного раньше, не сейчас. Будем ждать. Думаю, через 2–3 недели ситуация прояснится.

Смена состава ЦИК произойдёт до выборов в проблемных городах?

— Лучше это сделать после окончания избирательного процесса. Коллегам, которые придут на наши места, нужно время для адаптации.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code