О лимонах, или почему так важно знать конечных владельцев банка

Перегляди: 481
40% банков с непрозрачной структурой собственности. Почему украинский банковский рынок похож на рынок б/у авто

Об этом рассказал аналитик ICU Михаил Демкив.

Недавно Национальный банк Украины в очередной раз всколыхнул банковское сообщество, обнародовав перечень банков с непрозрачной структурой. Реформирование финансового сектора продолжается, каким бы болезненным и медленным этот процесс не был. Думаю, скоро не останется банков, принадлежащих футбольным командам или номинальным владельцам. Реальный акционер — реальная ответственность за мошенническую деятельность, хотя пока пример реальных дел за такую деятельность привести трудно.

Но оставим этот вопрос правоохранительным органам. Важнее, на мой взгляд, тенденция роста прозрачности банковского сектора в целом. Ситуация, когда формально банк принадлежал ряду компаний и физических лиц, но на самом деле его контролировали «конкретные» люди, была довольно типичной для многих украинских банков и, очевидно, все еще остается для некоторых. Трудно найти аргумент, почему добросовестные акционеры должны умалчивать факт собственности. По моему субъективному мнению, такой режим «инкогнито» дает слишком огромный соблазн одурачить вкладчиков банков.

Можно сказать, что такая важная информация, как конечные владельцы банка, асимметрично распределена между участниками рынка — небольшой группой инсайдеров, с одной стороны, и клиентами, с другой. Когда не знаешь, кто контролирует банк, трудно оценить, например, есть ли у акционера возможностьдокапитализировать банк в кризисной ситуации.

«Вишенки» и «лимоны» банковского рынка

Асимметричная информация — это наличие у одной из сторон рынка значительно меньшего объема знаний об определенном продукте. Именно за работы в этой сфере Нобелевскую премию по экономике 2001 года получили Акерлоф, Майкл Спенс и Джозеф Стиглиц. Классическим примером асимметричной информации является рынок подержанных автомобилей.

Продавцы (специализированные дилеры автомобилей) обладают полной информацией о техническом состоянии своего товара, который делится на две группы: в хорошем состоянии («вишенки») и в неудовлетворительном состоянии («лимоны»). Покупатели не имеют достаточно знаний и навыков, чтобы отличить один товар от другого, поэтому, по мнению авторов, готовы платить за автомобили нечто среднее между ценами на хорошие машины и не очень. Продавцы, в свою очередь, не заинтересованы в том, чтобы продавать «вишенки» по цене ниже, чем справедливая. В результате формируется неэффективность рынка, поскольку в таких условиях «лимоны» вытесняют хорошие машины.

Классическим способом решения этой проблемы является привлечение третьей, независимой стороны с достаточным техническим опытом для экспертной оценки.

Конечно, параллель между описанным примером и банковским сектором условная. Но все же, по моему мнению, ограниченность клиентов касательно информации о банках, в том числе об их реальных владельцах, оказывает такое же искажение. С точки зрения вкладчика, если банковскому учреждению есть что скрывать, то эта информация вряд ли положительная. Соответственно, банк вынужден предлагать более высокий процент за размещенный ресурс, что не способствует финансовой устойчивости самого банка.

Конечно же, полное информационное равенство в банковском секторе невозможно априори. И все же нужны сильные институты, такие как регулятор (сам НБУ) или внешние аудиторы (с качественными реальными аудиторскими процедурами). В конце концов, сами банки должны быть заинтересованы больше рассказывать о себе, чтобы дать возможность специалистам сформировать о них свое мнение. Такая характеристика может быть существенным приобретением для реноме банка. Конечно, если банкам нечего скрывать.

Конец приватности

Еще важнее раскрытие информации в других секторах экономики. Банковский сектор имеет, пожалуй, самое объемное раскрытие данных — в отношении владельцев, финансовой отчетности, нормативов. Чего не скажешь о других секторах экономики. В «Фейсбуке» не утихают споры о том, злоупотребляет ли крупнейшая авиакомпания Украины своим рыночным положением. И хотя мнение большинства склоняется в сторону критики «МАУ», реальное положение вещей, на мой взгляд, трудно оценить. В публичном доступе нет детальной информации относительно структуры доходов и расходов компании и, соответственно, нет возможности сравнить ее с более открытыми конкурентами.

В этом контексте вспомнилась риторика, пожалуй, десятилетней давности о том, как интернет будет способствовать общей анонимизации. Однако нынешняя действительность — противоположная, сейчас актуален лозунг Privacy is dead («Приватности конец»). С моей точки зрения, реальность такова, что компаниям нужно становиться более прозрачными — этого ожидает общественность. И украинские компании вряд ли смогут сопротивляться этому тренду.

Михаил Демкив, аналитик банковского сектора группы ICU

Источник: ЛигаБизнесИнформ

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code