О переаттестации николаевской полиции: «Большинство сотрудников врало в глаза»

Перегляди: 533

Уже третью неделю в Главном управлении Национальной полиции в Николаевской области проходит переаттестации его сотрудников, которые уже сдали два тестирования и на сегодняшний день продолжают проходить собеседования в восьми комиссиях, сформированных из сотрудников МВД, патрульной полиции и представителей общественности

В социальных сетях и в новостях было распространено уже достаточно много информации о прохождении данной переаттестации. В частности, члены переаттестационных комиссий не сдерживались и делились на своих страницах эмоциями от общения с николаевскими милиционерами-полицейскими.

«Кто глава Национальной полиции? — Хатиниидзе! (ответил взволновано но быстро)», — писал член одной из переаттестационных комиссий, десантник и директор информационного агентства «Украинская медиа группа» Артем Дыбленко в своем «Facebook».

Спустя две недели работы в комиссиях в нашу редакцию обратились два ее представителя – участники АТО Роман Бойко и Артем Щеглов — с желанием рассказать поподробней о том, как это происходит, к чему приведет и какие эмоции у них вызывает.

«В моей комиссии сегодня 37% сотрудников рекомендованы к увольнению. Но если все те, кто вернутся с полиграфа и будут тоже рекомендованы к увольнению, то это будет 55%. Всего через нашу комиссию прошло 90 человек», — говорит Роман Бойко, глава Центральной переаттестационной комиссии в Николаеве, которая «занималась» сотрудниками УБНОН, УБЭП и отделом по борьбе с киберпреступностью.

По его словам, очень многие из тех, кто будет уволен, пойдут в суды.

«Они много лет работали, они уверены были, что будут до пенсии работать. И не просто работать на зарплату, а крышевать свои точки, получать хорошие доходы. А тут бах – и они всего этого резко лишаются. Поэтому естественно, что они будут бороться до конца, чтобы восстановиться. Это же не просто они лишаются своих доходов, они лишаются и своего имени – у них по сути карьера прекращается, они уже никуда в государственные учреждения не смогут устроиться в связи с таким пятном, что не прошли переаттестацию».


Слева направо: Роман Бойко и Артем Щеглов

О детекторе лжи

Роман Бойко: «Как мы и предсказывали, те, кто прошли через николаевский полиграф — они все чистые, которые через киевский полиграф – все запятнанные. То ли некомпетентность, то ли еще какие причины. Поэтому мы поднялись, возмутились, и николаевские полиграфисты уже сегодня не работают, они написали заявления о снятии с себя этой работы… Но полиграф как в положительном, так и отрицательном моменте, для нас является только рекомендацией для комиссии».

Артем Щеглов: «После того, как мы столкнулись с фейковыми полиграфистами из Николаева, и к нам пришли результаты на третий день отправленных на полиграф, мы схватились за голову и за остальные места. Потому что люди, к которым было очень много вопросов, эти люди оказались на полиграфе белыми и пушистыми. Наиболее одиозные личности на полиграфе оказались просто паиньками. После этого мы перестали практически отправлять на полиграф, потому что мы видели в полиграфе слабое звено, мы не могли опираться на полиграф. В последствии на полиграф мы отправили только одного человека. После этого было собрание, где мы высказали свои претензии николаевским полиграфологам, после чего нам пообещали, что они будут работать более скрупулезно.

В Луцке после полиграфа подполковники выходили в слезах. Наша цель не была унизить кого-либо, но наша цель была в том, чтобы очистить николаевскую милицию…

В итоге могу сказать, что дрянь и шваль, которую мы хотели выгнать из полиции, очень хорошо подготовилась – они выучили законы, они принимали дорогостоящие таблетки-релаксанты перед прохождением переаттестации. Выявлялось это при полиграфировании, что человек находится под химикатами, под веществами. Причем, когда начали неформально общаться с людьми, которые проходили переаттестацию, они назвали названия этих препаратов, одна таблетка которых стоит около 50-60 долларов».

Роман Бойко: «Был случай, когда полиграфолог три раза задает человеку вопрос – Вас зовут так-то, на что он три раза отвечает – нет».

Артем Щеглов: «Люди неделями принимали эти препараты. Это мы говорим о начальниках, о начальниках следственных отделов, о старших операх, о заместителях начальников РОВД и так далее. Остальные люди, которые могли бы работать – опера, следователи, участковые, среди которых были в принципе и нормальные люди из-за общей загруженностью работой (их так грузили в последние недели перед переаттестацией), некоторые приходили прямо с дежурства с кобурой и в форме. Они настолько были уставшие, убитые, не спавшие, что многие из них «завалили» аттестацию, затупив на законах и из-за своего уставшего состояния. Начальники же приходили и будут приходить расслабленные, отдохнувшие, получившие закон, нахально смотря нам в глаза.

Поэтому я могу сказать, что форма прохождения переаттестации, некоторые ее постулаты, ее организация оказались ошибочными».

О рисках после переаттестации


Роман Бойко

Роман Бойко: «Штатные места остаются теми же, 100%. То есть если увольнять 80% сотрудников, кто будет работать? Это вообще не предусмотрено. То есть надо, наверное, чтоб заранее резерв какой-то был. Теперь уже по факту, когда людей уволили, будут набирать. А кто будет работать, кто будет охранять порядок? Особенно, что касается борьбы с наркотиками, что для нас сегодня является очень болезненным.

До лета, до реоорганизации, когда УБНОН еще не подчинялся центру, было 60-70 борцов с наркопреступностью. На сегодня их всего 11. Таким образом сложилась ситуация, когда мотивируется развитие наркотрафика, наркопреступности в Николаеве и Николаевской области. Властям нужно что-то предпринимать, причем очень срочно. По сути у нас сейчас очень хорошая почва для развития наркотического оборота».

Артем Щеглов: «Апелляционная комиссия жалуется нам на то, что комиссии плохо аргументировали свои претензии к аттестуемым и рекомендации к их увольнению. Я тоже считаю, что это большая проблема. У нашей комиссии была достаточно жесткая аргументация за счет того, что в нашей комиссии были хорошие юристы. Я не знаю, как в других комиссиях с этим обстояло дело, дай Бог, чтоб также».

О наборе людей в комиссии

Артем Щеглов: «Вызывает удивление, что процесс отбора общественников на комиссии утверждался лично и.о. начальника Главного управления Нацполиции в Николаевской области Виталием Гончаровым. Нас это просто повергло в ступор. Это все равно что волк отбирает баранов, которые будут судить волков. Это бред, так не должно было быть. Мы почувствовали себя просто баранами после такого».

О прокуратуре

Артем Щеглов: «Очень многие из рядового состава признавались, что они скептически относятся вообще к реформе. Потому что в данный момент они находят, допустим, точки изготовления наркотиков, преступников, после чего при попытке организовать захват при взаимодействии с прокуратурой при получении разрешения на обыски, информация сливается в этот момент. Они говорят – мы предоставляем информацию для того, чтобы получить официальное разрешение, сразу после этого преступники «уходят».

Это говорит о том, что прокуратура и суды – это наиболее сейчас слабое звено в этой цепочке. Поэтому даже при желании бороться с преступностью все обрывается на этих двух тупиках – прокуратуре и судах. Сотрудники нам так и говорили – мы устали оттого, что все это крышуется старшими офицерами МВД, прокуратурой и судьями. Бороться с этим сложно, практическим невозможно. Поэтому самые честные сотрудники оказались в удаленных селах, в удаленных районах».

О неискренности и низком уровне знаний полицейских

Артем Щеглов: «Возникало четкое устойчивое ощущение, что людей из Николаева, перед тем, как они проходили переаттестацию, собрали в одном месте и провели какой-то тренинг. Потому что они все говорили одну и ту же фразу, они говорили как под копирку, что случаи коррупции – да, были, бумага и бензин, бумага и бензин. Мы уже на четвертый день им говорили – так, только про бумагу и бензин нам не надо, потому что где эти хранилища бумаги и топлива?

Большинство было не искреннее, большинство врало в глаза.

Роман Бойко: «Одевались в какие-то тряпки. Общественники нам сбрасывают фотографии, где они в дорогих костюмах…»


Артем Щеглов

Артем Щеглов: «…на супер дорогих машинах, а на переаттестацию они приезжали на «Жигулях» или на маршрутках, хотя мы знали, что у него две дорогие иномарки, и показывали ему фотографии этих иномарок. Массово неправильно были заполнены декларации. Люди указывали, что их совокупный доход в год 20-30-60 тысяч гривен, а сами были неоднократно замечены в городе на дорогих машинах…

Из тех людей, которые были либо не связаны с криминалом, либо достойны доверия, были уволены многие по причине их слабых знаний законов. Действительно, повальная проблема – это незнание основных положений, законов, инструкций и приказов.

В то же время людей, которые хотят что-то делать, в полиции достаточно. То есть не так все плохо. Этих людей просто нужно выудить их общей массы серой и грязной, эти бриллианты, и поставить их в правильную оправу, и пускай они руководят, задают тон».

О личных выводах

Роман Бойко: «Я думал, что все это будет формально, показушно, но на самом деле эффективность переаттестации очень высокая, и для меня это было очень неожиданно. Как сказал один из членов переасттестационной комиссии, что даже если половину уволят из тех, кого комиссии рекомендовали на увольнение, это уже будет огромный успех.

Артем Щеглов: «Скажем так, мы оборвали некоторые незаконные бизнес-цепочки, и мы удивлены будем, если на наших активистов в ближайшее время будут нападения. Более того, мы хоти заявить, что все нападения на членов комиссий в ближайшее время скорее всего будут связаны именно с местью и с попыткой свести счеты с общественниками, которые оторвали упырей от источника их процветания».

Беседовал Андрей Лохматов

Источник: Преступности.НЕТ

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code