Облученные коррупцией, или Как власть губит ядерную отрасль

Перегляди: 367

Военная агрессия России против Украины, казалось, не оставит шансов ни одному совместному проекту стран

Кооперация в атомной отрасли должна была умереть одной из первых.

Однако по иронии судьбы за два года с момента перезагрузки власти в стране Киев не только не свернул сотрудничество с агрессором, но отчасти отдал в его руки локомотив своего энергетического комплекса.

Выбранный путь вполне устраивает местный бизнес, зарабатывающий на развалинах атомной отрасли.

Строй, кто идет

«Обеспечение нормативно-правовой базы для выполнения инвестиционных программ в ядерно-энергетической отрясли с целью развития существующих и создания новых элементов ядерно-топливного цикла.

Строительство реакторов нового поколения, централизованного хранилища отработанного ядерного топлива, превращение объекта „Укрытие“ в экологически безопасную систему».

Это выдержка из коалиционного соглашения, парафированного его участниками 22 ноября 2014 года. Что сделано с того времени? Два шага.

Первый — решение Верховной Рады в сентябре 2015 года о денонсации соглашения с РФ о сотрудничестве в строительстве третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС.

Второй — выселение подрядчика достройки этих блоков — российского ЗАО «Атомстройэкспорт» — из офиса, который компания арендовала в детсаду №5 «Джерельце» города Славутича Киевской области. Все.

Провал остальных «атомных» пунктов коалиционного соглашения объясняется банальным отсутствием денег.

Для парламентской оппозиции эта информация — как бальзам на душу.

Чтобы осадить критиканов, достаточно проанализировать, как в их годы управления страной финансировалось строительство сырьевого звена в отечественной ядерно-топливной цепи — предприятия на базе Новоконстантиновского месторождения урановых руд.

Инвестиции в Новоконстантитновское месторождение урановых руд, млн грн
2010 187,4
2011 65,9
2012 34,4
2013 22,2
2014 24,8
2015 41,9
2016 (план) 400,3

Все банально: война с Россией и вызванный этим процессом экономический кризис вымыли из Украины деньги, дефицит которых чувствует атомная отрасль. Однако у этого предлога явно истек срок годности — перед атомщиками до сих пор стоят проблемы, решение которых не требует денег.

Ядерное «паливо»

В первую очередь, речь идет о планах по денонсации совместного проекта госконцерна «Ядерное топливо» и российского ОАО «ТВЭЛ» — строительства завода по производству ядерного топлива в Кировоградской области.

Проекту было дано соответствующее название, и в его уставный фонд начали постепенно «заливать» деньги. Однако до строительства дело не дошло: в 2015 году Киев официально отказался от партнерства с Москвой по этому проекту. Повод для этого был действительно весомый.

Соглашение «Ядерного топлива» и «ТВЭЛ» предусматривало, что РФ предоставляет технологию производства топлива на условиях пользования, а не собственности. Это позволяло России устанавливать мораторий на использование технической информации, что приводило бы к остановкам завода.

«Договор плохой, поэтому и отказываемся», — так тогда объяснил решение прекратить партнерство с «ТВЭЛ» глава Минэнерго Владимир Демчишин.

Сейчас позиция министерства звучит иначе: «Вопросы отношений между ГК „Ядерное топливо“ и ОАО „ТВЭЛ“ о строительстве завода находятся в юридической плоскости корпоративных взаимоотношений акционеров. Официальное решение о строительстве завода акционерами не принято».

То есть Украина до сих пор даже не отправила официального уведомления России о расторжении этого совместного проекта.

Оптимисты связывают эту пассивность с халатностью украинских чиновников. Однако речь, скорее всего, идет о банальном «договорняке», в рамках которого власть старается не навредить интересам крупного бизнеса.

В первый год после перезагрузки власти в Украине тема о ликвидации украинско-российского СП не поднималась, потому что «Заводом по производству ядерного топлива» руководил Руслан Арсирий — менеджер близкого к Петру Порошенко российского бизнесмена Константина Григоришина.

Ранее Арсирий был генеральным директором энергоснабжающей компании «Луганское энергетическое объединение», которое принадлежит Григоришину.

По информации источников ЭП, в рамках совместного предприятия бизнесмен до последнего рассчитывал использовать свои связи в Москве. Однако после начала военной агрессии России стало понятно, что тратить деньги на завод никто не будет, поэтому в конце 2014 года Арсирий получил отмашку на увольнение.

В начале 2015 года «Завод по производству ядерного топлива» возглавил Леонид Когут. Знаний об атомной отрасли у него, как и у Арсирия, нет. Однако проблема не только в этом: перед тем как возглавить стратегическое госпредприятие, Когут был интегрирован в бизнес, сочувствующий сепаратистам Донбасса.

По крайней мере, на это намекают два обстоятельства.

Первое. Перед своим назначением на «ядерный завод» Когут работал заместителем гендиректора алчевского ООО "Промышленно-инвестиционная компания «Интерком».

Эта фирма — фигурант расследования в уголовном производстве ГУ СБУ в Киеве против банка «Альянс». На его базе работал «конвертационный центр», обслуживающий боевиков из «ДНР» и «ЛНР».

Второе. Собственник «Интеркома» — датская DAN Energy Company APS, прописанная по одному адресу (Фредериксберг, ул. Питер Бенгс Вей, 78) с Unilan APS — соучредителем алчевского «Завода стальной дроби» в партнерстве с фирмой «Колизей» подданного Дании Владимира Полубатко.

До недавнего времени этот бизнесмен был известен только в Алчевске в качестве президента местного футбольного клуба «Сталь». Однако недавно широкая популярность все-таки догнала Полубатко.

В 2015 году правоохранители распространили информацию, что он был одним из руководителей штурма воинской части в Мариуполе. Также ранее голландская газета de Volkskrant сообщила, что у Полубатко находились картины, украденные в 2005 году из Музея Западной Фрисландии.

В авторитетных кругах Владимир Полубатко известен под кличкой «Футболист».

Возникает вопрос: как в европейской стране, которой называет себя Украина, возможно назначение такого человека руководителем стратегического предприятия ядерной отрасли?

По словам собеседников ЭП на рынке, обвинять в этом профильного министра Владимира Демчишина не стоит.

Во-первых, он, похоже, сам с трудом разбирается в отрасли, которой руководит.

Во-вторых, ключевые вопросы в атомном секторе Украины бизнес привык решать через экс-главу парламентского комитета по ТЭК Николая Мартыненко.

По этой схеме в свое время согласовывалось назначение главы ГК «Ядерное топливо» Сергея Дробота и руководителей подчиненных этому концерну госпредприятий — ВостГОК, НИИ промышленной технологии, «Смолы».

Кстати, еще в 2015 году список входящих в концерн предприятий был как минимум на одну строчку дольше: «Ядерному топливу» подчинялся также государственный «Днепровский завод прецизионных труб».

По данным источников, он был исключен из реестра в связи с его ликвидацией, ставшей следствием невыплаты многолетних долгов в размере 11 млн грн.

Источник: УП

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code