Обмен данными между госреестрами покончит с незаконными регистраторами – Елена Сукманова

Перегляди: 115

Чаще других в Антирейдерскую комиссию обращаются предприниматели Днепропетровской и Киевской областей

2_main

В последние несколько месяцев Минюст не раз попадал в крупные скандалы. Фермеры обвиняли чиновников в нежелании бороться с рейдерскими схемами, построенными на махинациях с реестром имущественных прав. А юристы в пух и прах раскритиковали затею с «уполномоченными» Минюста, которые могут прийти на замену нотариусам в сельской местности.

Как чиновники намерены противодействовать рейдерам, и почему, по их мнению, сельские отряды самообороны не лучшее решение проблемы, UBR.ua рассказала первый заместитель министра юстиции Елена Сукманова.

С 15 ноября запускается автообмен между Единым реестром судебных решений и базами Минюста. Для чего это нужно и как будет работать?

Мы стремимся минимизировать вмешательство человека в работу реестра, чтобы сделать невозможной фальсификацию данных. Автообмен между базами эту проблему во многом решает. По-хорошему, он должен был заработать еще два года назад, но по ряду причин произошла задержка. Однако работа близка к завершению, надеюсь, что уже с 15 ноября проект будет запущен. По крайней мере, что касается обмена данными между Единым государственным реестром юрлиц и физлиц-предпринимателей и Госреестром имущественных прав на недвижимое имущество.

Практика Антирейдерской комиссии показала, что множество проблем возникает только из-за того, что регистраторы игнорируют требования закона и не проверяют решения в судебном реестре. Потому особенно важно запустить автоматическую загрузку данных из него.

Это поможет справиться с рейдерством?

К этому мы и стремимся. К примеру, в 2017 году львиная доля жалоб приходились на случаи двойной регистрации земельных участков из-за того, что регистратор не проверял наличие регистрации прав на земельный участок до 2013 года в Государственном земельном кадастре. После введения технического обмена с ГЗК жалобы прекратились.

Было много нарушений принципа территориальности. Регистратор обязан работать в границах своей области, но многие игнорировали это правило. Мы ввели техническое ограничение территориальности для действий регистратора. Теперь, когда он входит в систему и пробует, находясь в Киевской области, провести регистрацию во Львовской, операция автоматически блокируется.

С 15 ноября вводится новое ограничение — на основании судебных решений. Это серьезный шаг, но остается проблема поддельных документов и подписей.

А что вы скажете об идее заменить нотариусов на «уполномоченых» в глубинке? Экспертное сообщество жестко раскритиковало ваш законопроект 9140.

Никакой другой цели, кроме социальной, у этого законопроекта нет. Во многих районах вообще нет государственных нотариусов. Эта проблема не возникла сегодня или даже вчера. О ней отлично осведомлены и нотариальное сообщество, и местные органы самоуправления, и в Министерстве юстиции.

Зачем заводить уполномоченных, если можно просто увеличить число нотариусов?

Государственный нотариат держится на нотариусах, чей средний возраст более 50 лет, и их число уменьшается. В прошлом году мы попытались создать стимул, чтобы нотариусы шли работать в государственные нотариальные конторы, когда было принято постановление Кабинета министров об увеличении вознаграждения государственным нотариусам. Это не сработало. Уже почти год государственные нотариусы получают вознаграждение в сумме от 30 до 50% от дополнительных платных услуг, многие из них получают зарплату, которую даже не всем частным нотариусам удается зарабатывать — от 10 тыс. грн. до 50 тыс. грн.

Но проблема не только в зарплатах. Ребята и девчонки, которые сдали экзамен на право заниматься нотариальной деятельностью, не хотят ехать в отдаленные районы, поскольку в больших городах можно заработать больше. Также надо учитывать семейный фактор, не все готовы с семьей переезжать подальше от больших мегаполисов.

Но ведь секретари в сельсоветах также могут проводить определенные операции?

Есть закон о сельском нотариате, который разрешает органам местного самоуправления отправлять сотрудников на стажировку в Министерство юстиции. За год работы проекта нашлось всего около 40 человек по всей стране, которые изъявили желание пройти стажировку для работы сельским нотариусом. Очереди из желающих нет.

Поэтому у нас и возникла идея уполномоченных лиц Министерства юстиции, ведь эти люди фактически уже работают на местах с реестрами в качестве госслужащих. При этом функции уполномоченных юстиции ограничены: оформление наследства, завещаний, договоров пожизненного удержания, договора дарения, заверение копий. Это как раз те услуги, которые в первую очередь требуются на селе.

Они компетентны в этих вопросах и их учить больше не нужно?

Обязательно высшее юридическое образование, 3 года стажа работы в этой сфере и 3 месяца стажировки. Это в первую очередь помощники государственных нотариальных контор, которые по сути уже делают такую работу, не имея статуса государственного нотариуса. Это сотрудники управлений регистрации и нотариата территориальных управлений юстиции.

Юристы утверждают, что сама идея института уполномоченных противоречит нормам Евросоюза и будет препятствовать вступлению Украины в ЕС. Например, несудебное семейное наследство должно оформляться только нотариусом.

Замечания о несоответствии европейским соглашениям делают люди, которые их не читали. Там говорится о форме свидетельства о наследстве, а не о статусе лица, который это свидетельство предоставляет. К тому же сейчас завещания могут оформлять и представители сельских советов. И они это уже делают.

Фермеры обвиняют Минюст в неэффективности. Многие полагают, что лучшее средство борьбы с рейдерами – отряды самообороны. В качестве примера их эффективности даже приводят опыт Днепропетровской области, где за 2 года рейдерство пошло на спад.

Есть статистика Минюста, которая подтверждается статистикой Генеральной прокуратуры. Днепропетровская область по количеству жалоб в Антирейдерскую комиссию сегодня занимает 2-е место после Киевской. Путь решения конфликтов с помощью насилия в каком угодно государстве, не говоря уже о правовом, не может привести к установлению порядка.

При этом в таких конфликтах часто нет правых и виноватых, а истина где-то посередине. Кто-то у кого-то отжал, украл, переоформил тем или иным образом, занял деньги, не отдал кредиты. И стороны начинают выяснять отношения: один нанимает атошников, другой – охрану, третьи – экстремистски настроенных ребят. И все это заканчивается драками и стрельбой. Мы же потом ищем виноватых.

Люди иногда приходят в отчаяние от того, что не могут быстро решить свои проблемы в судах или госорганах, иногда используя «специфические» решения. Кто-то нашел для рейдерства недобросовестного регистратора, и другая сторона, не дожидаясь решения государственного органа или суда, находит такого же регистратора, который перерегистрирует тем же незаконным способом.

Если бизнес хочет спать спокойно, проблемы нужно решать законным путем. Нет стран, где законный путь решения подобных проблем занимает 2-3 дня. Везде суды работают не так быстро, как хотелось бы людям и бизнесу.

Источник ubr.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code