Отчет Kroll: «пылесос» Коломойского и Боголюбова нанес ущерб государству на $5,5 млрд

Перегляди: 298

Нацбанк получил отчет детективного агентства Kroll, в котором содержаться доказательства об использовании бывшими акционерами Приватбанка мошеннических схем для хищения и отмывания средств украинских граждан. Что это означает?

650x436

Еще летом 2016 года Национальный банк (НБУ) нанял международное детективное агентствоKroll для проведения аудита в Приватбанке.

После национализации Приватбанка в декабре 2016 года, НБУ заключил договор с Kroll для проведения Forensic Audit, который должен был показать, были ли хищения в Приватбанке до его перехода в государственную собственность.

В этом процессе участие также принимали международная юридическая фирма AlixPartners и украинская юрфирма Asters.

16 января 2018 года НБУ сообщил о том, что аудиторы передали готовый отчет. По значимости, Нацбанк ставит это событие сразу за решением о национализации Приватбанка.

Основным его выводом является то, что бывшие акционеры Приватбанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов, использовали банк для мошеннических операций по выводу средств вкладчиков банка за границу в собственных интересах.

На основе общения с представителями НБУ, БизнесЦензор подготовил ответы на вопросы об этом отчете.

Что такое Forensic Audit?

Forensic Audit (судебный аудит) – это, по сути, судебная экспертиза. Она предполагает проверку и оценку финансовой информации компании или физлица для ее использования в качестве доказательств в суде.

Такой аудит может проводиться для судебного преследования за мошенничество, растрату или другие финансовые требования.

Его особенностями является законный сбор доказательств (чтобы они были аргументом для суда), их копирование без возможности изменений, анализ внутренней и внешней информации об объекте, подготовка юридических документов.

В данном случае Kroll анализировал деятельность Приватбанка за последние 10 лет: с 2007 по конец 2016 года – до момента его национализации.

Что показал Forensic Audit?

Из презентации НБУ и Kroll следует, что как минимум с 2007 года в банке действовала секретная внутренняя структура, или «банк в банке». Сотрудники называли ее «пылесос».

За это время, действия менеджеров и акционеров банка привели к ущербу для государства в $5,5 млрд.

«Пылесос» управлял всеми схемными транзакциями, направленными на отмывание средств, так называемый money laundering.

Суть его в расщеплении средств, поступавших в банк на множество транзакций для введения в заблуждение проверяющих органов и создания видимости «нормального банка».

Видимость нормально банка (разработка новых банковских продуктов, качественная IT-платформа и высокие ставки по депозитам) была необходима для постоянного привлечения вкладов населения.

Как работала схема?

Деньги вкладчиков Приватбанка в качестве кредитов выдавались компаниям, связанным с акционерами – Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Украинские компании, в свою очередь, осуществляли транзакции на зарубежные фирмы, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях – Кипр, Британские Виргинские острова, Белиз, Панама, Гонконг и т.д.

При этом транзакции совершались в обе стороны для маскировки денежных потоков.

Когда приходил срок погашать кредит, уже другие фирмы брали кредит, прогоняли деньги через схему резидентов и офшорных компаний и погашали предыдущий кредит.

БизнесЦензор уже не раз подробно описывал эту схему.

Таким образом, осуществлялось циклическое вымывание средств из банка, которое превратило его в финансовую пирамиду – он уже не мог существовать без привлечения новых вкладов. НБУ называет это «схемой циклического перекредитования».

Отчет Kroll: пылесос Коломойского и Боголюбова нанес ущерб государству на $5,5 млрд 02

Каковы признаки мошенничества в Приватбанке?

73% от общего объема операций корпоративных клиентов одной из бизнес-единиц банка (скорее всего кипрский филиал Приватбанка – БЦ), были внутренними транзакциями между счетами этих клиентов.

Больше 50% внутренних транзакций проведены между 20 компаниями, тогда как общее количество клиентов-юрлиц – более 3000.

90% объема корпоративных кредитов были выданы всего 10% заемщиков от их общего числа в банке.

Все это привело к тому, точ после национализации Нацбанку пришлось докапитализировать Приватбанк ценными бумагами на 150 млрд грн.

Что нового в отчете Kroll?

Практически ничего. В той или иной степени все эти факты публиковались ранее или звучали в заявлениях представителей НБУ – Валерии Гонтаревой или Екатерины Рожковой.

В других странах существует практика, когда результаты Forensic Audit передаются в правоохранительные органы или суды – в зависимости от местного законодательства. Однако в Украине это вряд ли будет иметь последствия.

Дело в том, что у правоохранительных органов, Генпрокуратуры или Нацагентства по борьбе с коррупцией (НАБУ) нет достаточного количества компетентных сотрудников для работы с подобным отчетом.

В то же время, коррумпированность судебной системы не позволяет надеяться на судебные решения в пользу государства, а не группы «Приват» Игоря Коломойского.

Для чего тогда нужен отчет Kroll?

Результаты Forensic Audit должны стать качественным аргументом для судебного процесса с Игорем Коломойским в иностранных судах. В частности – в Лондонском суде.

21 декабря 2017 года Высокий суд Англии издал приказ о всемирном аресте активов бывших акционеров «Приватбанка» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Это так называемый freezing order – приказ о заморозке активов. Его суть состоит в запрете распоряжения средствами компаний на время судебного разбирательства.

Если уже государственному Приватбанку с помощью результатов Forensic Audit удастся доказать факт хищения со стороны бывших акционеров, их замороженные активы будут изъяты в его пользу.

Как защищается Коломойский?

Бывшие акционеры Приватбанка организовали более 400 судебных разбирательств в Украине, которые касаются национализации банка.

В основном они пытаются дискредитировать лица, непосредственно занимающихся этим вопросом, а также компании, вовлеченные в процесс. Среди них пока что действующая глава НБУ Валерия Гонтарева, ее заместитель Екатерина Рожкова, компании Kroll, AlixPartners и Asters.

Задача Коломойского – как можно дольше затянуть процесс взыскания с него украденных средств и спровоцировать оппонентов на юридическую ошибку, которая помогла бы ему в Высоком суде Англии.

Информацию об окончании Forensic Audit агентством Kroll Игорь Коломойский назвал «бредом, который не имеет смысла комментировать».

Источник Цензор

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code