Первопроходцы 2.0. Истории украинцев, открывших бизнес в ОАЭ, Израиле, Корее и Сингапуре

Перегляди: 185

Фокус продолжает рассказывать об украинских экспатах, открывающих своё дело в других странах — от ОАЭ, где для открытия бизнеса нужно найти местного компаньона, до Сингапура, который давно уже не рай

thumb

Верблюд в три часа ночи

Елена Зинченко — коренная киевлянка. Занималась юриспруденцией, в 24 года стала помощником вице-президента Академии правовых наук Украины. Но поняла, что ежедневно ходить по хозяйственным судам и работать с бумагами — не для неё. В 2011 году она уехала работать батлером (заведующий хозяйством, мажордом) в один из дубайских отелей. Там же познакомилась с будущим мужем — уроженцем Узбекистана, который занимался консьерж-сервисом около 5 лет. В 2014 году Елена предложила мужу открыть собственный бизнес.

Найдётся всё. Елена Зинченко вместе с мужем организовала консьерж-сервис в Дубае

— Мужа не ассоциировали с каким-то конкретным отелем, ему просто звонили и просили найти то вертолёт, то авто, то «верблюда в 3 часа ночи». Нужно пояснить, что консьерж-сервис — отдельный вид услуг, их оказывают туристам сверх того, что предлагает в своём пакетном предложении туроператор. Обычная компания не предоставит Bugatti с фарфоровыми дисками, а у нас это есть. Нам можно позвонить в час ночи и заказать на 4 утра маникюр.

Я начала работать совместно с супругом через полгода после основания бизнеса, когда клиентская база расширилась. Сотрудников на работу не нанимаем, поскольку существует высокий риск, что они используют наши наработки для собственного бизнеса. Проще заключить субподрядный договор со специализированной компанией. Сотрудничаем в основном с туроператорами, которые привозят гостей со всего мира. Если те нас знают, то, конечно, рассматриваем и индивидуальные запросы.

Открыть бизнес в Эмиратах не так просто. Даже для небольшой компании нам понадобилось около $10 тыс. — на оформление и оплату услуг местного жителя. В принципе, можно открыть бизнес и без участия араба, но тогда не везде разрешают брать в аренду офис, нельзя открыть счёт в банке, не будет возможности принимать участие в тендерах. У нас к тому моменту уже был хороший друг семьи из местных жителей, так что обошлось без проблем.

Отдельных налоговых сборов в ОАЭ нет, но с января 2018 года начали взимать НДС в размере 5%. Ежегодно нужно оплачивать и продление лицензии на ведение бизнеса. Стоимость лицензий варьируется в зависимости от КВЭДов. Дороже всего ведение медицинского и образовательного бизнеса. За лицензию для частной школы, а таких в Дубае большинство, в год нужно заплатить не меньше $400 тыс.

С точки зрения функционала вести бизнес там несложно, но в ОАЭ мало людей, которые владеют информацией. У меня были ситуации, когда нужно сдать документацию, но там тебе не расскажут, где оформлять, ставить печать, как оплатить. Но можно сыграть на личном обаянии и воспользоваться преимуществом, что ты светлокожая девушка-блондинка. И тут есть свои лайфхаки: нужно выбирать араба лет за 50. Эта возрастная категория застала времена, когда они спали под одним навесом с верблюдами и видели, как с развитием нефтяной отрасли строилась страна. У молодёжи слегка пренебрежительное отношение к иностранцам.

В ОАЭ проживают около 82% экспатов. Для общения достаточно английского языка. Но арабы очень уважают тех, кто знает их родной язык. В сфере услуг это чувствуется не так сильно, но в торговле товарами — существенный бонус.

Три года назад мы открыли бизнес в Киеве — туркомпанию Leni travel, поскольку некоторые украинцы хотят оплатить наши услуги в Украине. У нас в стране люди не совсем понимают, что такое консьерж-сервис, поэтому также организовываем туристические поездки. Специализируемся на ОАЭ, но и другие направления развиваем.

Вкусный бизнес

Инесса Шаповалова переехала в Израиль, когда ей не было ещё и 18 лет. Прожив в стране около 20 лет, она решила открыть свой бизнес — изготавливать шоколадные изделия. Уже около шести лет Шаповалова делает дома шоколад и продаёт его напрямую клиентам.

Сладкая история. Инесса Шаповалова изготавливает шоколад в Израиле

— В Израиле есть несколько категорий бизнеса, которые делятся по уровню дохода: до 100 тыс. шекелей ($27 тыс.) в год — это малый бизнес. Бизнесу нужно платить подоходный налог от 10% до 14% в зависимости от величины компании. Социальное страхование составляет 5,5–17,5 тыс. шекелей в год ($1,5–4,8 тыс.). В Израиле нет государственной пенсии, есть минимальное пособие. Частные предприниматели обязаны сами формировать свою пенсию. До этого года такие отчисления были добровольными, сейчас есть закон, который обязывает бизнесменов делать это в обязательном порядке.

Зарегистрировать бизнес несложно. Нужно прийти в налоговую и органы соцстрахования, задекларировать прогнозируемый доход. Я не платила никаких регистрационных взносов. Отчётность вести нетрудно, но это дело я предпочитаю доверить профессионалу. Мой бухгалтер, которому я плачу примерно 1,5 тыс. шекелей в год ($410), сводит расходы и доходы.

Ко мне не ходят проверяющие органы, бизнес очень маленький. В своё время я хотела получить сертификат кошерности, но для этого раввин должен иметь право в любое время проверить условия производства. А прийти ко мне домой в любое время для него непозволительно из соображений скромности.

Клиентов ищу через интернет, среди знакомых, на офлайн-мероприятиях. Кроме этого, я провожу дегустационные вечеринки. Производство шоколада — это во многом сезонный бизнес. Летом мне намного сложнее, я не участвую в ярмарках, поскольку понимаю, что шоколад может растаять. Праздники также по-разному влияют на продажи. В Пейсах (иудейская пасха) придерживаются кошерности даже те, кто не следит за этим в обычные дни. А вот перед Новым годом спрос на подъёме. Да и продавать проще — я не ограничена в площадках продаж.

Работаю самостоятельно, не делаю таких объёмов, чтобы понадобился помощник. В моём бизнесе я сама отвечаю за качество. Маленький бизнес строится на человеке.

Стартап на краю мира

В 2008 году Игорь Джебян закончил бакалаврат в одном из вузов Днепра, а степень магистра получал уже в Южной Корее. После окончания учёбы Джебян остался в Сеуле. Получил работу у крупнейшего в мире производителя стали — POSCO. Шесть лет проработал в департаменте внешних инвестиций, а полтора года назад решил, что готов открыть собственный бизнес — стартап and Cards Spaces для поиска коворкингов по всему миру, а также and Cards Suite для управления и автоматизации коворкинг-центров.

Коворкинг по всему миру. Игорь Джебян руководит стартапом в Южной Корее

— Встретил компаньона Ростислава Ханаса, который имел опыт в разработке ПО и желание строить стартап. Ростислав также из Украины и в прошлом работал в Сеуле в Samsung Electronics. Мы рассматривали разные страны для основания бизнеса. В итоге остановились на Корее, поскольку эта страна — четвёртая в рейтинге лёгкости ведения бизнеса по версии Всемирного банка (Doing Business 2018). Кроме того, корейское государство активно поддерживает стартапы, выделяя миллиарды долларов в год на безвозмездные гранты. Мы подали идею в государственную акселерационную программу K-Startup Grand Challenge при поддержке Национального агентства по продвижению IT и выиграли грант на развитие.

Открыть своё дело для нас оказалось несложно, поскольку я резидент страны. Решили основать акционерную компанию, поэтому регистрация и оформление всех документов заняли три дня. Потратили примерно $1 тыс. на все взносы и услуги адвоката, который подготовил и подал документацию, в том числе устав компании. Если бы мы захотели стать физлицами-предпринимателями, это бы заняло день без выхода из дома. Для нерезидентов процедура регистрации компании несколько сложнее, но инновационные стартапы могут воспользоваться программой OASIS. Нужно подать документы с указанием предполагаемой деятельности в эмиграционный офис, который выдаёт специальную инвесторскую визу. По ней можно наравне с резидентами открывать компанию без требований к изначальному капиталу. Если по такой программе пройти не получится, то нужно инвестировать в Корею порядка $100 тыс., чтобы зарегистрировать и открыть акционерное общество.

Для небольших компаний с прибылью до $200 тыс. налог составляет 10%, НДС — 10%. Если есть нанятые работники, к примеру у нас их шесть, нужно учитывать ещё и отчисления в четыре страховых фонда. Сотрудник и работодатель пополам платят 9% от заработной платы в пенсионный фонд, 6% — в медицинский, 1% — в фонд по безработице. Ещё 1% работодатель отчисляет в фонд, из которого выплачиваются пособия в случае несчастного случая на производстве. В этом году минимальная заработная плата в Корее составляет около $1,4 тыс. в месяц.

В этой стране я ни разу не сталкивался с неправомерным отношением к компании. Вся отчётность сдаётся онлайн через сайт налоговой. Мне не нужно ходить по служебным кабинетам. Общался с чиновником только один раз, когда получал документы о регистрации компании, что заняло приблизительно 10 минут.

В чужом государстве важно нанимать местных жителей, поскольку лишь они глубоко понимают культуру и язык страны. У нас в команде восемь человек из Украины, Кореи и Сальвадора, все работают в коворкинг-центре или удалённо. Кстати, коворкинг — отличное место для развития бизнеса, так как там можно не только встретить партнёров, но и многое узнать о местной культуре и традициях. А в дальнейшем мы собираемся развивать бизнес из Кореи.

Сингапур уже не рай

Восточные украшения. Надежда Бремнер продаёт авторские украшения в Сингапуре

Надежда Бремнер 12 лет проработала в корпоративном секторе, поездила по многим странам и в конце концов оказалась в Сингапуре. После рабочие планы изменились, Бремнер ушла с наёмной работы и решила превратить своё хобби — авторские украшения из полудрагоценных камней — в полноценный бизнес.

— Бизнес в Сингапуре я открыла шесть лет назад. Тогда это было очень легко. Я уже имела статус резидента страны. Зарегистрировала за день частное предприятие, заплатив около $100. Регистрация заняла 10 минут в режиме онлайн. Поскольку я работаю сама, то требований к уставному капиталу не было. В таком бизнесе, как у меня, риск только в том, что если что-то случится, то ответственность буду нести своим имуществом. Отчётность вести очень легко: в конце года нужно заполнить налоговую форму. Для бизнеса с ежегодным оборотом до $100 тыс. необходимо заполнить всего три строчки: затраты, продажи, чистая прибыль.

Для нерезидентов не всё так просто. Сложность заключается в том, чтобы получить разрешение на работу. Шесть лет назад это было проще, поскольку его выдавали даже на основании заявки на ведение небольшого частного бизнеса. Сейчас законодательство изменилось, полностью отменили документ, позволяющий работать на себя. Разрешения выдают в основном на открытие акционерных обществ. Даже такой бизнес, как у меня, как ЧП уже не оформить, только как акционерное общество. Причина изменения такой политики в том, что многие экспаты уехали из страны и не закрыли частные предприятия.

Налогообложение не изменились. Но сингапурские банки внесли Украину и Россию в чёрный список, и для граждан из Восточной Европы почти невозможно открыть счёт в банке, а это обязательно для бизнеса. Малый и средний бизнес не проверяют, налоговики могут проверять компании с оборотом более $100 млн в год. Поскольку вся отчётность онлайн, то и коррупции нет.

Сингапур — маленькая стана, там удобно делать бизнес. Когда приехала, начала сотрудничать с магазинами, отелями, развивать продажи онлайн. Есть много форумов для малых предпринимателей, там часто обмениваются контактами, создают различные коллаборации. К примеру, я и ещё пять предпринимателей с разными товарами объединились, открыли свой магазин. Мы делим аренду, траты на маркетинг. Коммерческая недвижимость в Сингапуре — не из дешёвых. Магазин в 30 кв. м нам обходится $10,5 тыс. в месяц, но это хороший шопинг-мол в центре Сингапура. Язык общения — английский, вся документация на английском.

По закону. Виталий Чайка занимается судовой логистикой в Сингапуре

У компаний покрупнее в Сингапуре есть свои особенности ведения бизнеса. Об этом рассказывает Виталий Чайка, который шесть лет работает в одном из офисов австралийской компании, обеспечивающей судовую логистику.

— В сингапурском офисе нашей компании работают 40 человек 15 национальностей. Если компания не нарушает закон, то никаких барьеров в развитии нет. Нет давления со стороны государства, каких-то лицензионных условий. Сингапур заинтересован в привлечении крупного бизнеса.

У меня есть долгосрочное разрешение на работу. За меня компания ничего не платит. Я сам должен платить все налоги. Компании могут разве что предоставить соцпакет. Налоги, которые обязан заплатить человек, зависят от размера его зарплаты. К примеру, минимальная зарплата составляет 1100 сингапурских долларов ($800). Но подоходным налогом не облагается задекларированный годовой заработок менее 22 тыс. сингапурских долларов ($16 тыс.). Когда заработок выше, налоговая нагрузка может достигать 22%. Если человек имеет сингапурский паспорт или вид на жительство, то работодатель выплачивает отчисления в сингапурский Центральный страховой фонд. Он является обязательным всеобъемлющим планом сбережений для сингапурцев. Общий вклад работодателя в страховой фонд — 16%. Средства из этого фонда можно использовать при выходе на пенсию, для покупки жилья или медицинского обслуживания.

Источник Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code