Первые результаты судебной реформы в Украине: победы и поражения

Перегляди: 133

Адвокаты и судьи поделились своими первыми впечатлениями от трех месяцев работы по-новому

99_main

Судебная реформа, принятая в прошлом году, существенно изменила судебный процесс в Украине. Как подсчитал секретарь Пленума Верховного Суда Дмитрий Луспеник, только в Гражданский процессуальный кодекс было внесено 96 новелл, которых не существовало прежде.

Адвокаты и судьи поделились своим первым опытом и видением того, как это работает на практике. Как отмечает адвокат, партнер ЮФ Equity Олег Малиневский, все позитивные новации могут иметь и негатив. Главное, чего в каждом конкретном случае больше половины — негатива или позитива.

Избрание судей

Первый этап реформы — перезагрузка судебной системы. Речь идет об избрании новых судей на прозрачном и независимом конкурсе, то есть о формировании новых украинских судов. Идея реформы — создать независимый суд, где будут представлены не только кадровые судьи, но и адвокаты и представители научной юридической мысли.

«Но пока у суда нет реальной независимости. Процесс назначения судей Верховного суда был не прозрачен, по ходу меняли правила, Общественный совет добропорядочности (спецорган, проверяющий кандидатов на соответствие профессиональной этике – Авт.) работал избирательно», — отметил адвокат, партнер адвокатского объединения «ЛНМ» Антон Лосев.

А ведь еще впереди назначения судей во все низовые инстанции. По словам адвоката, все судьи ликвидируемых судов будут проходить квалификационное оценивание. Но даже те, кто пройдет, не все смогут остаться работать в том же месте. Им предложат перевестись. Возникает вопрос, кто и по каким критериям будет отбирать тех, кто останется. Особенно это касается судей столичных высших специализированных судов, ведь в Киеве захотят остаться многие.

Как сообщил член Совета по вопросам судебной реформы Алексей Кот, примерно 25% новых членов Верховного Суда — это люди не из «системы», то есть не профессиональные судьи, а адвокаты и ученые. С одной стороны, законодательно закрепленная квота в 10% была выполнена, но с другой стороны — три четверти судей остались в системе.

Трехуровневая система

Второй этап реформы — создание трехуровневой судебной системы, состоящей из местных судов, апелляционных судов и Верховного Суда. Таким образом исчезнут высшие специализированные суды (административный, хозяйственный и специализированный).

Вместо прежних четырех палат в состав Верховного суда входит пять подразделений: Кассационный хозяйственный, Кассационный гражданский, Кассационный административный и Кассационный уголовный суды, а над ними — Большая палата.

Этим кассационным судам в составе ВС передаются все дела, которые не были рассмотрены высшими специализированными судами.

Сама идея создания нового «суперсуда» хороша. Однако, как отмечает Олег Малиневский, при его создании не учли нагрузку, которая ляжет на новый орган.

«Взяли четыре рабочие инстанции и без учета огромной нагрузки передали все дела в новый, пусть и очень хороший суд. Сможет ли он выдавать качественные решения — вопрос, особенно с учетом того, что количество судей сократилось», — говорит Олег Малиневский.

По мнению Дмитрия Луспеника, также нечетко прописано разделение функций между кассационными судами и Большой палатой Верховного Суда. Надо, чтобы Большая палата рассматривала дела только в исключительных случаях, а не все, что попало в кассационные суды.

По словам Алексея Кота, сейчас каждые две недели в Большую палату поступает порядка 130-150 дел. А решений вынесено всего несколько. И с этим что-то надо делать.

То же самое наблюдается и с подачей конституционных жалоб граждан. С момента запуска возможности подачи такой жалобы летом 2017 года до конца года было подано 350 таких обращений. Сейчас их уже более 500. Как сработает этот механизм — пока неясно, и возможно его придется корректировать.

Без единой практики

Создание нового Верховного суда имело целью в том числе выработать единую судебную практику, единый взгляд на какие-то правовые вопросы. И для этого у суда есть все возможности, как говорят юристы. Тем не менее, практика порою идет в неожиданном направлении.

Два года назад ВСУ удивил плательщиков своей новой позицией по делам о возврате из бюджета переплат или возмещения НДС. Суд посчитал, что полномочия о возврате денег из бюджета обладает только Государственная фискальная служба и потому суд не вправе перебирать на себя эти полномочия. Мол, плательщик должен требовать в суде обязать ГФС вернуть средства

Действующий механизм принятия судебных решений предполагает, что если коллегия судей решит отступить от практики своей палаты она обязана передать дело на рассмотрение этой палаты кассационного суда. Соответственно, если эта позиция расходится с практикой Верховного Суда, то данный вопрос должна рассматривать Большая палата.

«И на возражения коллегии судей из 19 человек, направленное в Верховный Суд, последний ответил отпиской, что уже все разъяснено. Тем самым, без должных объяснений пренебрег решением коллегии судей», — говорит Антон Лосев.

То есть, новые механизмы создания единой практики не работают, и по-прежнему отмечается расхождение в позиции судов.

Злоупотребления адвокатов

Реформа процессуального законодательства внедрила адвокатскую монополию на представительство в судах. То есть, интересы истца и ответчика в судах всех инстанций должны представлять только адвокаты.

«Уже сейчас мы видим, как в адвокатскую профессию приходят юристы с сомнительными этическими качествами», — подчеркнула судья Большой Палаты Верховного Суда Александра Яновская.

Однако это явление, по мнению судьи, будет иметь кратковременный характер. В долгосрочной перспективе за представительством профессиональной защиты в суде — будущее. Тем более, что именно через профессию адвоката делают карьеру судьи. Но для этого еще предстоит реорганизовать институт адвокатуры.

Когда адвокаты будут вести себя этичнее, это повысит и общую эффективность судебного процесса. Этому также будут способствовать законодательные ограничения по намеренному затягиванию судебных процессов, о чем уже писал UBR.ua.

Монополия адвокатуры может помочь в борьбе со злоупотреблениями — считает Олег Малиневский. По его словам, когда адвокат будет сидеть перед дисциплинарной палатой и объяснять свои действия в ходе судебного заседания, то в следующий раз ему не захочется это повторять.

Новая форма решения

Судебные решения должны быть понятны простому человеку без юридического образования — почему он выиграл или проиграл процесс. Как рассказала судья Верховного суда Анна Вронская, некоторые судьи уже применяют новую форму оформления судебного решения, которая ближе к тому, как оформляются решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Она предполагает четкую структуру и даже нумерацию абзацев, чтобы легче было давать ссылки по тексту документа. Сначала идет описание дела, отдельно – ссылки на нормы права и в конце позиция Верховного суда, где дается ответ на каждый аргумент сторон и почему оно был принят или отклонен.

Отдельно, перед резолютивной частью решения, приводится правовой вывод, чтобы его легче можно было найти (разумеется, если такой правовой вывод нужен) и не искать по всему документу.

«Нередко адвокаты неправильно пишут кассационные жалобы. Поэтому новая форма решения суда поможет им не допускать этих ошибок», — считает Вронская.

Впрочем, и при старой форме оформления решений судьи писали правовой вывод, хоть и без нумерации абзацев. К тому же, как отмечает Антон Лосев, нельзя считать достижением отсутствие единого стандарта, когда одни судьи пишут решения по-новому, а другие — придерживаются старой практики.

Но важнее не форма решения, а его суть. И если раньше кассационные инстанции искали повод отказать в пересмотре дела, то теперь все чаще идут на продление пропущенных процессуальных сроков. А также рассматривают дела по сути.

«Уже есть случаи, когда при отсутствии четкого законодательного регулирования суд кассационной инстанции вынес в корпоративном споре решение по сути. Суд не отправил дело на пересмотр и не оставил жалобу без рассмотрения, а вынес новое решение, ссылаясь на верховенство права», — заметила Вронская.

По ее словам, Верховный суд уже начал ориентироваться на практику ЕСПЧ.

Это позитив — переход от принципа законности к верховенству права. Например, как отмечает Алексей Кот, была изменена ст.16 Гражданского кодекса, которая существенно расширила перечень способов защиты гражданских прав. То есть суд может защитить нарушенное право не только так, как написано в законе, но и другим способом, который позволит эффективно защитить нарушенные интересы. И этот способ должна определить пострадавшая сторона.

Источник ubr.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code