Портрет предателя: ТОП-5 резонансных «сливов» от генпрокурора Луценко

Перегляди: 88

Ущерб, который системно наносит государственности Украины Юрий Луценко, как и его биография в «до-прокурорский» период, прямо свидетельствуют о его работе на спецслужбы России. В своей антиукранской деятельности сын 1-го секретаря Ровенского обкома КПСС не одинок — ему активно помогает руководство СБУ. Это еще одна причина, почему эту воровскую власть нужно менять, а предателей в погонах и без — жесточайше карать

луценко

Руководителя Генеральной прокуратуры Юрия Луценко уже давно за глаза окрестили «пиар-прокурором» (есть и другое прозвище: «Юра-унитаз» — А). В погоне за громкими заявлениями Луценко то разоблачает агентов под прикрытием, то сливает важные сведения уголовных дел,то предупреждает подозреваемых об обысках.

Как результат — под угрозой расследования скандальных дел и реальное наказание их фигурантов. Более того, сам генпрокурор ответственности за сказанное не несет.

Параллельно Генпрокуратура открывает уголовное производство на директора НАБУ Артема Сытника в так называемом деле о вероятном разглашении данных следствия и получает разрешения на отслеживание телефонов журналистов Натальи Седлецкой и Кристины Бердинских.

Центр противодействия коррупции решил собрать известны случаи, когда генпрокурор Луценко публично разглашал детали дел топ-коррупции, и проанализировать, какие это имело последствия.

Разоблачение агентов под прикытием

В конце 2017 года именно от генпрокурора и его личной пресс-секретарши Ларисы Сарган страна узнала государственную тайну — настоящие имена агентов Национального антикоррупционного бюро и детали спецоперации по разоблачению коррупционных схем в миграционной службе.

Речь идет прежде всего об известном «агенте Екатерине», которая участвовала в совместной спецоперации НАБУ и ФБР по громкому делу «янтарной мафии».

В результате спецоперации двое народных депутатов из БПП и «Народного фронта» получили подозрения и лишились депутатской неприкосновенности.

Кроме «агента Екатерины» рассекретили еще одного агента НАБУ, который принимал участие в другой совместной с американцами спецоперации — выявлении преступной группировки в Государственной миграционной службе, которая, по версии следствия, торговала украинским гражданством, справками и биометрическими паспортами.

В ноябре 2017 ГПУ и СБУ провели настоящую облаву на агентурную сеть антикоррупционного бюро.

На «принуждении к взятки» задержали одного из агентов НАБУ, провели обыски на конспиративных квартирах, изъяли у агентов технику, документы, деньги и телефоны.

В НАБУ заявили, что такими действиями ГПУ и СБУ сорвали не только спецоперацию по разоблачению замглавы миграционной службы Дины Пимаховой, а еще, по меньшей мере, три другие спецоперации.

В прокуратуре одновременно завели ряд уголовных производств на агентов. Хотя закон (статья 43 УК Украины) предусматривает освобождение от ответственности лиц, действующих в условиях выполнения спецоперации по разоблачению преступной группировки — это стандартная международная практика. Более того, генпрокурор признал, что агентам еще до разоблачения удалось зафиксировать преступления Пимаховой.

Сам факт наличия таких производств дискредитирует эту и остальные спецоперации НАБУ с привлечением агентов, а также может сыграть в пользу фигурантам дел в судах.

Генпрокурор лично публично комментировал детали операции под прикрытием и демонстрировал в Раде видео с настоящими именами и фамилиями агентов, а фотоснимки конспиративных квартир гуляли в Интернете.

Разоблачение тогда возмутило многих экспертов, а его негативные последствия трудно переоценить.

Это не просто срыв спецопераций, зря потраченные месяца времени и бюджетные ресурсы, но и реальная опасность для жизни и здоровья людей, за создание которой пока никто не понес никакой ответственности.

Центр противодействия коррупции обратился в СБУ из-за того, что ГПУ предала огласке гостайну и опубликовала фамилии и фото тайных работников НАБУ. По заявлению активистов возбудили уголовное дело, однако результатов пока ноль.

Раскрытие секретных сотрудников

Засвечивала секретных сотрудников НАБУ раньше и сама Генпрокуратура, которую в то время возглавлял Луценко.

В августе 2016 года ГПУ задержала и в течение 11 часов противоправно удерживала двух работников НАБУ, которые по решению суда следили за скандальным экс-следователем ГПУ Дмитрием Сусом.

Сус играл не последнюю роль в Департаменте по расследованию особо важных дел в сфере экономики, который еще называют «департаментом Кононенко-Грановского».

После незаконного задержания работников бюро НАБУ открыло производство в отношении следователей ГПУ из-за превышения власти, незаконного задержания и нанесения телесных повреждений. Дело уже два года расследуется в СБУ — и никому подозрения не предъявили.

Однако дело о разглашении гостайны так и не возбудили, ответственности за публикации на всю страну фамилий и фото тайных работников НАБУ никто не понес. Хотя, согласно требованиям законодательства, сведения о принадлежности лиц к специальному оперативному подразделению НАБУ составляют гостайну с грифом «секретно».

Позже, весной 2017 года, сотрудники НАБУ задержали Суса в аэропорту «Борисполь» по подозрению в завладении чужим имуществом в крупных размерах. Сейчас дело слушают в суде на стадии рассмотрения доказательств.

Предупредил на камеру об обыске

В сентябре 2016 года генпрокурор сначала громко заявил об очередной «большой рыбе», а затем публично на брифинге в Одессе предупредил эту «рыбу» о предстоящих обысках у него дома и в офисе.

Речь идет о члене Высшего совета юстиции Павле Гречкивском, который, по словам генпрокурора, требовал взятки за решение вопросов в судах, и которого в конце концов судят по подозрению в мошенничестве.

Неудивительно, что во время обысков на следующий день после брифинга Луценко у Гречкивского никаких доказательств не нашли и ничего не изъяли.

Дело впоследствии все же направили в суд за мошенничество, и теперь его слушают в суде на стадии рассмотрения доказательств Генпрокуратуры.

Раскрытие гостайны

Личная страница генпрокурора в Facebook стала еще и площадкой для разглашения государственной тайны.

В мая 2018 года после операции по предупреждению покушения на журналиста Аркадия Бабченко, когда СБУ сымитировала убийство журналиста, чтобы якобы разоблачить заказчиков, Луценко в Facebook сообщил статистику проведения подобных операций: «Такая имитация предусмотрена ст. 271 УПК и использовалась более 30 раз за последние 2,5 года».

Статистика по количеству таких спецопераций, как в деле Бабченко, составляет государственную тайну, что определено приказом СБУ «Об утверждении Свода сведений, составляющих государственную тайну».

В частности, в п. 4.4.4 настоящего приказа определено, что сведения о проведении комплекса или отдельного оперативно-розыскного мероприятия, которое осуществляется для раскрытия других преступлений, содержат гриф секретности «секретно». Озвученная генпрокурором статистика содержится в соответствующих тайных отчетах и не может разглашаться.

Ссылаясь на этот же приказ, в СБУ, например, отказываются предоставлять даже общую статистическую информацию о работе в сфере экономической безопасности Службы. Объяснение: это «статистические показатели контрразведывательной деятельности органов и подразделений СБУ составляют государственную тайну и подлежат защите».

Разглашение государственной тайны, даже формальное, предусматривает уголовную ответственность по ч. 1 ст. 328 Уголовного кодекса с наказанием от 2 до 5 лет лишения свободы, а также дисциплинарную ответственность прокурора.

Решение о дисциплинарном проступке принимает Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров. Впрочем, как показывает опыт, прокурорская квалифкомиссия Юрия Витальевича наказывать не собирается.

В феврале 2018 года Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров успела открыть и успешно закрыть производство о постах Луценко в соцсетях.

Тогда КДКП решила, что его нельзя привлечь к ответственности, поскольку приказ о применении взыскания на основании решения КДКП должен подписывать генпрокурор, а Луценко не может это сделать в отношении себя самого.

По закону, квалифкомиссия действительно может принять решение о выговоре или ином взыскании для генпрокурора. Однако у КДКП есть возможность обратиться в Верховную Раду с представлением о его увольнении.

Transparency International Украина обращалось к квалифкомиссии из-за сообщений Луценко в Facebook. В организации отметили, что в своих публикациях в отношении конкретных лиц, задержанных по подозрению в совершении уголовного преступления, генпрокурор нарушает принцип презумпции невиновности.

Разглашение тайны усыновления

Разглашать сведения — очевидно, старая дурная привычка Луценко. В 2009 году во время своей пресс-конференции, находясь в то время в должности министра внутренних дел, он на камеру разгласил тайну усыновления.

Комментируя ситуацию о развращении детей в Артеке, министр сообщил, что пострадавшие дети были усыновлены родителями.

Тогда мать детей просила президента Виктора Ющенко о личном контроле при рассмотрении Генпрокуратурой ее заявления о привлечении Луценко к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления. Однако в ГПУ отказались даже открывать уголовное дело.

***

Похоже, что уголовные дела по фактам незаконного разглашения в отношении Луценко открывать никто и сейчас не собирается.

Надеемся, что следователи и прокуроры успевают штамповать разрешения на разглашение сведений досудебного расследования генпрокурором.

Иначе все это в очередной раз подтвердит, что Юрий Луценко на должности занимается ничем иным, как только блефом и манипуляциями.

Виктория Савчук, Андрей Савин, Кристина Ивасюк, опубликовано в издании  Украинская правда

Перевод: Аргумент

Источник skelet

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code