Презумпция правоты полиции: за и против

Перегляди: 466

Полицейский всегда прав. Министерство внутренних дел после громкого убийства двух патрульных в Днепре решило законодательно закрепить презумпцию правоты полицейских. «Сначала подчиняйся полицейскому — потом обжалуй», — объяснил идею глава МВД Арсен Аваков. Как утверждает министр, это один из инструментов построения системы коллективной общественной безопасности, и он успешно работает во всем демократическом мире, в том числе в Германии, США, Великобритании, Франции, Италии, Канаде

Ограничения гражданских свобод в этом Аваков не видит, хоть и признает расширение прав полицейских. «Но другого пути нет. Изменяющаяся, реформируемая полиция должна и будет получать и больше прав, и больше доверия общества», — отметил он. О том, что доверием в 46% пользуется исключительно новая патрульная служба, а не полицейская система в целом, министр умолчал.

Анонсированного Аваковым пакета законов в Верховной Раде пока нет. Но некоторые детали изменений на недавнем брифинге обнародовала глава Нацполиции Хатия Деканоидзе. Среди прочего, отметила она, предлагается увеличить срок задержания нарушителей «хотя бы до трех дней» и ввести новые правила поведения водителей при остановке автомобиля.

«Когда в США полиция вас останавливает, у вас нет права выйти из машины. Если вы выходите из машины, это уже неподчинение полиции. Мы собираемся внести такие изменения в законодательство», — подчеркнула Деканоидзе.

Действительно, в США практикуется безоговорочное подчинение полиции. Водителю рекомендуется вынуть ключи из замка зажигания, положить руки на руль и выполнять любые указания стража порядка. Главное — делать все медленно, держать руки на виду у офицера и не покидать автомобиль. Стоит полицейскому почувствовать угрозу своей жизни или безопасности окружающих — будет стрелять. За неуважение к правоохранителю можно угодить в тюрьму. Но если гражданин США посчитает, что полицейский нарушил его права, то может обратиться к адвокату, определить основания для иска и отстаивать их в судебном порядке.

Однако, в американской практике есть и другая сторона: более тысячи граждан ежегодно гибнут от полицейской стрельбы, причем в темнокожих полицейские стреляют гораздо чаще, чем в белых. Проблема настолько остра, что стала одной из тем президентской избирательной кампании в США. 

В Украине предлагается то же самое: сначала подчиняйся — потом обжалуй. Но ни в США, ни в Германии не было десятилетий милицейского произвола, Майдана и целенаправленного расстрела десятков протестующих полицейскими, применения водометов при минусовой температуре, боевых гранат, судей — отправлявших активистов за решетку, Врадиевки, Кривого Озера и сотен других случаев.

majdan.jpg

Резкая реакция соцсетей на инициативу Авакова. Использовано известное фото участников акции протеста на Майдане, отца и сына, избитых милиционерами 

Как сработают предложения Авакова-Деканоидзе в Украине и не приведет ли эта норма к построению полицейского государства, ЛІГА.net спросила у правозащитников и членов аттестационных комиссий, которые знакомы с уровнем полиции.

potehin.jpgДмитрий Потехин, глава аттестационной комиссии МВД

Министр Аваков перепутал концепцию и закон. Есть такая идея «презумпция правоты полицейского», но такого юридического термина нет. В результате этой путаницы может возникнуть ошибочное мнение, что человек должен выполнять любое требование полицейского. Это, конечно же, не так. Полицейский имеет право требовать только то, что предусмотрено законом. В суде слово полицейского может иметь больший вес в силу лучшей подготовки полицейского, но он все равно должен действовать в рамках закона и обосновывать свои действия — в противном случае прав остается человек, который не обязан доказывать свою правоту. Это связано с вторичностью государства и чиновника по отношению к человеку и его правам.

Во всем мире все конфликтные ситуации решаются в суде. А у нас до сих пор судебный корпус состоит из людей, которые почему-то не рассмотрели дело об узурпации власти Януковичем. И наша правоохранительная система тоже процентов на 90 состоит из людей, которые, несмотря на захват власти еще в 2010-м году, продолжали выполнять приказы нелегитимного руководства страны. И никто из них не вышел с протестом. Наоборот — почти все делали вид, что режим легитимный.

Аттестация изменила состав правоохранительной системы не более чем на 10%(официальные данные закрыты, об этом в интервью с замглавы полиции: Цифры раскроем, когда закончится аттестация). Говорить о том, что с качеством новой патрульной службы изменилось и качество правоохранительной системы, нельзя. Когда нет ни суда, ни новой правоохранительной системы — о каком увеличении полномочий полицейских мы вообще говорим?

Что касается убийства патрульных в Днепре, после которого МВД и вышло с абсурдным и опасным предложением о презумпции правоты полицейского, то это трагедия. Но в первую очередь речь всегда должна идти о правах и безопасности граждан, а уже потом о безопасности полицейского. Поэтому и полиция, и другие правоохранители должны работать над ростом безопасности граждан. Конечно, жизнь правоохранителей — это важно, но ее можно защитить более эффективной подготовкой. Анализ ситуации в Днепре свидетельствует, что полицейские не соблюдали элементарные нормы личной безопасности, отвлекались и находились на линии огня, что сделало задержание правонарушителя, применившего оружие, невозможным. А право стрелять у них и так есть по закону о Национальной полиции.

zaharov.jpgЕвгений Захаров, правозащитник, директор Харьковской правозащитной группы

Мне кажется, в этом вопросе все разделились по такому принципу: те, кто считает, что реформы плохие и Аваков плохой министр — против, кто его поддерживает — за.

Одним только введением в силу этих проектов гражданские права не нарушаются. Возможно, нарушать их будет практика, если будут злоупотребления. Проблема в том, что у нас постоянно злоупотребляют правом. Причем как государство, так и граждане. Но сейчас, когда полицейских оскорбляют, плюют в них, они практически беззащитны перед хамством. И если исходить из того, что полиция у нас меняется, а речь идет в первую очередь о полиции общественного порядка, то есть о новых патрульных, — может, это и будет работать. Практика покажет.

Я читал эти законопроекты. Их подает Мустафа Найем и еще группа депутатов. Это изменения в Кодекс об административных правонарушениях — вводится административная ответственность за оскорбление полицейского, при этом четко формулируется, что такое оскорбление. И добавляется новый пункт статьи 342 Уголовного кодекса — уголовная ответственность за сопротивление правоохранителю. Там тоже четко описано, что в чем заключает сопротивление. Мне кажется, эти изменения могут быть.

Вообще принцип презумпции правоты полицейского общепринят во всем мире. Судья доверяет полицейскому до тех пор, пока не будет доказано обратное. А наша беда в том, что у нас нет такого доверия к полиции. И нет независимого сильного суда, который подходил бы беспристрастно к этим конфликтам. Поэтому все так болезненно отреагировали на эту идею.

zakrev.jpgЕвгения Закревская, адвокат, защищает интересы семей Небесной сотни

Во время переаттестации мы часто задавали полицейским вопрос: как они понимают ту или иную статью Конституции Украины. И, увы, далеко не все полицейские знали содержание и суть даже тех статей, которые напрямую касаются их деятельности. Аваков, мне кажется, тоже не прошел бы аттестацию. Статьи 3, 8, 19, 60 и 62 Конституции ему явно не ведомы или непонятны.

Правовой порядок в Украине основан на принципах, в соответствии с которыми никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством. При этом органы власти и их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией или законами (ст. 19 КУ).

То есть вопрос лишь в том, чтобы четко прописать полномочия полицейских и обязанности всех остальных. Обучить полицейских и просвещать граждан. Тогда законным требованиям полиции должны будут подчиняться, а неподчинение или сопротивление сотруднику полиции во время исполнения (заметьте, именноисполнения, а не превышения или злоупотребления) служебных полномочий — наказывается.

Увы, далеко не все полицейские знали содержание и суть даже тех статей, которые напрямую касаются их деятельности. Аваков, мне кажется, тоже не прошел бы аттестацию. Статьи 3, 8, 19, 60 и 62 Конституции ему явно не ведомы или непонятны 

 Повиноваться незаконным требованиям, а тем более подчиняться сотрудникам полиции, превышающим свои полномочия или злоупотребляющим властью, никто не обязан. Никто не может отобрать у человека право оценивать законность требования полицейского в момент получения такого требования. Заставить подчиняться чему-нибудь, не предусмотренному законом, или даже выполнять незаконный приказ нас так же никто не может, не изменив Конституцию. И Аваков с его недоюридическими фантазиями тоже не может. И даже Верховная Рада не может. «Каждый имеет право любым не запрещенным законом способом защищать свои права и свободы от нарушений и противоправных посягательств», — ст. 55 КУ.

Чтобы полиция работала максимально эффективно, не нужно устанавливать никакие искусственные презумпции, а необходимо разработать четкие и эффективные алгоритмы действий полицейских для критических ситуаций. Эти алгоритмы должны соответствовать: а) общественному договору, то есть общество должно быть в большинстве своем согласно с методами работы полиции, с допустимым уровнем насилия и т.д. Именно обществу выбирать, какую модель полиции строить — как в США, как в Канаде или как в Норвегии или Дании. Договор достигается путем широкой общественной дискуссии, «работы над ошибками» полиции, широко освещаемыми судебными процессами. И б) закону, Конституции и Европейскойконвенции по правам человека. При этом закон — можно и нужно корректировать в соответствии с требованиями эффективности в рамках общественного договора. А нарушать Конституцию и Конвенцию — нельзя.

Эти алгоритмы полицейские должны знать и уметь применять. Это достигается только тренировками и обучением. Только это может защитить полицейских в критических ситуациях и помочь им эффективно выполнять свои функции.

Люди тоже должны свою часть этих алгоритмов знать, а действия полицейских должны быть для них понятны и предсказуемы. Предсказуемость действий полицейского по отношению к неправомерному поведению индивида называется «неотвратимость».

Чем лучше продуман алгоритм, чем более точно он выполняется, чем более понятна всем суть общественного договора, тем больше доверия к полиции. Чем больше доверия к полиции — тем проще и приятнее ей работать. Тем выше эффективность полиции. И только после определенного позитивного опыта, рефлексии и анализа опыта негативного в сознании у критического большинства формируется «презумпция доверия» или, если угодно, «презумпция правоты» полицейского. Только так, и никак иначе. И только в сознании — то есть это может быть психологическая установка, социальная норма, а не юридическая категория.

«Я по умолчанию доверяю полицейскому, пока он своими действиями не уничтожил мое доверие», — достижимый идеал. Но если уничтожил — я прямо здесь и сейчас всеми допустимыми законом методами защищаю свои нарушенные права.

Валерия Кондратова

Источник:ЛIГАБiзнесIнформ

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code