Пять лет после войны: как ВСУ освобождали захваченный Славянск и чем город живет сегодня

Перегляди: 90

ВСУ встречали с радостью, иллюзии о РФ разбились о реальность, а горожане мечтают о порядке

5cb5ffddb012a

В 2014-м. В начале группировка боевиков Гиркина в городе составляла 52 человека. Фото: AFP

Исполнилось 5 лет со дня захвата боевиками Славянска. События в этом городе и положили начало войне на Донбассе. Славянск был освобожден 5 июля 2014 года, но война все еще продолжается. «Сегодня» выяснили, как и чем город живет сейчас, а также о чем думают его жители.

Славянская эпопея

События в Славянске начались 12 апреля 2014 года, когда 52 террориста под руководством офицера ФСБ Игоря Гиркина (Стрелкова) захватили административные здания в этом городе. Очень скоро боевики контролировали не только Славянск, но и соседний Краматорск, а также ряд других населенных пунктов Донецкой и Луганской областей.

Позже в своих интервью Игорь Гиркин, принимавший активное участие и в аннексии Крыма, признавал, что захватчики намеревались провернуть на Донбассе «крымский сценарий» — дождаться прибытия российской армии, а потом — под видом незаконного «референдума» — отделить Донбасс от Украины, присоединив его к РФ. Программой-максимум было образование так называемой «Новороссии» — марионеточного пророссийского государства, куда, помимо Донецкой и Луганской областей, должны были войти Харьковская, Запорожская, Херсонская, Одесская и Николаевская области.

Как все начиналось

13  апреля 2014 года сотрудники спецподразделения СБУ «Альфа» попытались выбить боевиков из Славянска, но потерпели неудачу. В бою с террористами погиб украинский офицер Геннадий Биличенко. Так, собственно говоря, и началась война на востоке Украины, которую до конца апреля прошлого года называли Антитеррористической операцией (АТО).

Россия поддерживала боевиков, перебрасывая на Донбасс оружие и технику, однако активно вмешаться в ход войны решилась только в конце августа, когда сепаратистские «республики» «ДНР» и «ЛНР» оказались на грани военного поражения.

За полтора месяца до этого — 5 июля 2014 года — Славянск был освобожден украинской армией, а отряд Гиркина отступил в Донецк. Проект «Новороссия» провалился, а сепаратистский мятеж был локализован на сравнительно небольшой части территории Донецкой и Луганской областей.

Сейчас Стрелков открыто обвиняет президента РФ Путина в «предательстве» донбасского «восстания». При этом Гиркин не устает повторять, что к первоначальному «ядру» из 52 человек активно присоединялись местные жители. И в конце концов якобы до 95% личного состава так называемой «славянской бригады», по утверждению Стрелкова, составляли местные.

Приход наших

Полковник Влад Волошин известен тем, что в составе группы украинских бойцов 5 июля 2014 года водрузил украинский флаг над зданием горадминистрации Славянска. Этот смелый поступок символизировал возвращение города под контроль Украины.

Под Славянском Волошин оказался уже 14 апреля. Полковник имел возможность наблюдать, как менялись настроения местных жителей за все время пребывания под контролем «стрелковцев».

По словам офицера, 90% жителей Славянска поначалу проявляли полную инертность, уделяя внимание бытовым вещам, например, работе на собственных огородах. Через две-три недели в город начали приезжать российские «казачки», и поляризация настроений среди населения стала более сильной.

«Появились как те, кто полностью поддерживал боевиков, так и те, кто относился к ним с ярой неприязнью», — пояснил Влад Волошин.

По его словам, в начале мая 2014 года активно заработала российская пропаганда. Она усиленно вдалбливала жителям, что в Славянск придут «правосеки» и всех порешат. А в Славянск приезжали российские активисты и блогеры, а также всяческий люмпен вроде боевика Александра Можаева (Бабай). Он был известен своей колоритной внешностью, а также тем, что вытанцовывал на одной из дискотек в Славянске, размахивая автоматом. Позднее Бабай сбежал с Донбасса и в дальнейшем так и не смог устроить свою жизнь. Но тогда он стал одним из символов «ополчения».

"В мае быть «ополченцем» стало модно и круто. Туда потянулась молодежь, местные неформалы и «титушки», — вспоминает Волошин.

Постепенно события вокруг города стали принимать все более серьезный оборот. Украинская армия окружила Славянск сетью блокпостов, отрезая боевиков от российских поставок и одновременно накапливая силы. Блокпосты все же не могли полностью закупорить снабжение, и в конце концов у боевиков появились даже танки.

Иногда им удавалось наносить потери украинским бойцам. Влад Волошин вспомнил случай, когда группа боевиков под предводительством еще одного «символа ополчения» — боевика Арсения Павлова (Моторола) — атаковала десантников 95-й бригады ВСУ.

Однако концентрация подразделений ВСУ вызывала панику у Гиркина, который то и дело записывал видеообращения, призывая на помощь российские войска.

На этом фоне боевики принялись запугивать местных, доказывая им, что именно украинская армия виновна во всех разрушениях, которые причинила городу война.

«Город бы оборудован несколькими линиями обороны. На перекрестках были установлены баррикады, выкопаны траншеи, созданы укрепления. И, представьте себе: каждый день вы видите из окон эту обстановку, и вам говорят, что вот-вот придут „укропы“, и мы будем вас от них защищать. Конечно, люди боялись этих грозных „укропов“, против которых возводятся столь мощные укрепления», — рассказал Влад Волошин.

Но когда 5 июля «укропы» действительно пришли — многие местные были счастливы их увидеть.

«Когда наша штурмовая группа продвигалась по городу, нас на велосипеде догнал мужчина преклонных лет. Он вытащил помятую пачку сигарет и начал нам их предлагать: „Мальчики, родненькие, я так вас ждал. Вот, возьмите все, что имею“. Затем старая бабушка встала перед спецназовцами на колени, осеняя их крестным знамением. И таких трогательных эпизодов только мы видели шесть или семь. Когда мы вошли в город — жители были за нас. Жизнь под властью „ДНР“ их сильно достала», — вспоминает Волошин.

После освобождения. Сейчас Славянск — спокойный город, где идет нормальная жизнь. Фото: Facebook/slavjansk

Желудочный инстинкт

Сейчас в Славянске многое изменилось. По словам местного жителя, бывшего сотрудника славянского горсовета, а сейчас — члена общественной организации Дениса Бигунова, если бы группа Гиркина пришла в Славянск сейчас, она бы не получила той поддержки, что пять лет назад. По его словам, радикализация исчезла, а идейных сторонников «народных республик» в городе осталось не более 10%.

«Та поддержка, которая была у них в апреле 2014 года, основывалась на „желудочном“ инстинкте. Многие увидели аннексию Крыма и ожидали, что и на Донбассе у них будут российские пенсии и российские зарплаты (о российских ценах им никто не говорил. — Ред.). Но сейчас уже таких ожиданий нет: все видят, что на самом деле происходит в „ДНР“ и „ЛНР“, — пояснил Денис Бигунов.

В то же время пенсионеры — а их в городе добрых 50% населения, — все еще ностальгируют по СССР. Люди говорят: тоска по Союзу — это мечты о „социальной защищенности и справедливости“, „бесплатной медицине и образовании“, „уважении к старшему поколению“. Никто не вспоминает оборотную сторону медали — не ностальгирует по диктату одной-единственной политической партии, железному занавесу, дефициту, очередям или блату.

Большинство горожан имеют проукраинскую позицию и хотят простых вещей — решения социальных вопросов, порядка, верховенства права, высоких пенсий и низких цен.

Напомним, ранее стало известно, что в »Л/ДНР" усиливают репрессии: против мирных жителей бросят «казаков». Оккупанты под видом защиты «конституционных прав» готовят для людей «сюрприз».

В то же время за последние пять лет военные распространили моду на бороды и среди мужчин в тылу. Это при том, что бороду на фронте официально узаконили лишь два года назад, для этого внесли соответствующие изменения.

Источник segodnya

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code