Пять ответов Порошенко, или Есть ли польза от петиций президенту

Перегляди: 516

Новый раздел на сайте президента, где можно написать обращение к главе государства, снискал популярность у народа

За месяц его работы число электронных петиций уже достигает 12 тыс. Есть первые результаты. Президент ответил на пять петиций, еще три рассматривает. Насколько эффективен такой способ коммуникации граждан и власти? Как это выглядит в мире? Может, это пустая трата времени и канализация протестного потенциала?
Реакции гаранта
Предложение законодательно утвердить право граждан на защиту (иными словами – разрешить украинцам свободно владеть огнестрельным оружием) первым преодолело необходимый барьер в 25 тыс. подписей. Всего эту идею поддержали более 36,2 тыс. человек. Первый блин, как водится, вышел комом. «Не поддерживаю тех, кто желает ходить по улицам с оружием, дестабилизируя ситуацию в обществе», – отреагировал на петицию президент Петр Порошенко в интервью телеканалам. При этом глава государства сослался на некие 82% украинцев, которые против легализации, мол, он на стороне большинства. Желающих же легально носить оружие Порошенко послал в военкоматы и на фронт. Сторонников закона о праве на защиту такое заявление гаранта возмутило. Ссылаясь на мнение абстрактного большинства, можно отмахнуться от любого вопроса. Зачем, вообще, тогда эти петиции?
Впрочем, официальный ответ президента на сайте был более мягок. Порошенко написал, что обратился к председателю Верховной Рады Владимиру Гройсману с просьбой созвать рабочую группу Конституционной комиссии по правам, свободам и обязанностям человека и гражданина. Там совместно с экспертами обсудят упомянутую идею, даже автора петиции позовут. Что касается немедленного принятия соответствующего закона, то президент переадресовал вопрос парламенту. Словом, хитро соскочил с неудобной темы.

Похожий уклончивый ответ получили и подписанты другой не менее популярной петиции об отмене растаможки и акцизного налога на импорт автомобилей. Обращение собрало 38,3 тыс. подписей. На этот раз глава государства ответил, что вопрос требует внимательного изучения со стороны Кабинета министров. И, вообще, с 30 сентября 2015 года отменят специальную пошлину, а с 1 января 2016 года – дополнительный импортный сбор. Отметим, что это совсем не то, о чем просили сторонники петиции: по-прежнему остаются ввозная пошлина, акцизный налог и НДС при ввозе авто. Сразу же после ответа появилось новое обращение под названием «Ответ президента не устраивает…». Мол, просили упразднить не маленький дополнительный сбор и спецналог, а хотели полной отмены растаможки. Вряд ли эта петиция наберет много подписей, она не очень популярна. На подходе есть похожая об отмене акциза на автомобили. Она уже собрала 27,3 тыс. подписей и попала на рассмотрение главы государства. Отреагировать  на петицию в Администрации президента должны не позднее 8 октября. Посмотрим, что на этот раз придумают в АП.

Ответ на просьбу назначить премьер-министром Михаила Саакашвили, собравшую 31,5 тыс. подписей, – это сплошные цитаты из Конституции и закона «О Кабинете министров». В целом все сводится к объяснениям, почему это выполнить невозможно. Во-первых, до 11 декабря 2015 года у Кабмина Арсения Яценюка иммунитет. Лишь после года со дня, когда одобрили программу деятельности правительства, можно поднять вопрос об отставке премьера. Во-вторых, сам Саакашвили не проявлял желания возглавить украинский Кабмин, а это необходимое условие начала процедуры назначения. «Становиться премьером я не планирую»,  – заявлял губернатор Одесской области еще 4 сентября, до того как президент ответил на это обращение.

Еще один более-менее четкий ответ дал Порошенко на петицию об отмене денежного залога для коррупционеров. Обращение собрало 32 тыс. подписей. Президент написал, что предложил народным депутатам принять закон, который бы урегулировал этот вопрос. Документ будет создан на основе законопроектов, которые уже обсуждались в Верховной Раде. Порошенко и ранее высказывался за отмену денежного залога, называл это «очень важной задачей» и призывал проявить «единство коалиции» в этом вопросе. Впрочем, пока дальше призывов дело не пошло. В парламенте неоднократно появлялись законопроекты об отмене залога для коррупционеров (проекты Кабмина №2654, депутатов от «Народного фронта» Антона Геращенко, Романа Заставного и прочие), но все они как-то терялись. Будет ли какой-то прогресс после ответа Порошенко? Скоро увидим.

Последняя петиция, на которую отреагировал глава государства, касается голосования народных депутатов по отпечатку пальца. «Кнопкодавство» — это давняя и запущенная болезнь отечественного парламентаризма. Попытки расправиться с пианистами под куполом Верховной Рады заканчивались ничем. Сейчас в парламенте находится законопроект №1895, предусматривающий взыскания по отношению к депутатам, которые голосуют за своих коллег. В качестве наказания предлагается отстранение от заседаний на 10-20 дней (зарплату не будут начислять), также «кнопкодавам» запретят возглавлять комитеты и ездить в загранкомандировки. Впрочем, это не более чем намерения. Например, в 2012 году регламент обязал депутатов самостоятельно регистрироваться и лично голосовать – не помогло. Идея с голосованием по отпечатку пальца тоже не не нашла поддержки в парламенте, хотя вынашивается еще с 2008 года. Ее, между прочим, продвигал тогдашний спикер Арсений Яценюк. Как видим, актуальна эта тема и сейчас: соответствующую петицию подписали  29,8 тыс. человек. Порошенко ответил, что поддерживает «необходимость безотлагательного решения» проблемы. Кроме сенсорной кнопки, гарант также перечислил и вышеупомянутые способы борьбы с «кнопкодавством». Он написал письмо Гройсману с просьбой создать рабочую группу по этому вопросу, а также провести в регламентном комитете слушания на тему «Пути обеспечения личного голосования в Верховной Раде». Посмотрим, чем закончатся эти обсуждения. Есть опасения, что вопрос снова попросту «заговорят».

Наболевшие вопросы

Кроме повторной петиции об акцизном сборе с импортных авто, на рассмотрении главы государства находится еще две. В первой – просьба разобраться с ситуацией вокруг «Дельта Банка». Люди просят спасти их деньги. Якобы Фонд гарантирования вкладов покрыл лишь 50% вкладов физических лиц, хотя Нацбанк отчитывается о 94%. Соответствующую петицию подписали 28,4 тыс. человек. Вторая – вновь затрагивает тему коррупции. Автор предлагает усилить наказание для чиновников (депутатов, судей, прокуроров, таможенников, милиционеров и т. д.) за взяточничество: сажать на 20 лет с конфискацией имущества и без права на помилование. Петицию поддержали 29,7 тыс. человек.

На подходе еще три петиции, которые преодолели барьер в 25 тыс. подписей, но на рассмотрение пока не попали. Две из них касаются отмены депутатской неприкосновенности. В сумме это почти 51 тыс. голосов. Очевидно, ответ на эти петиции будет позитивным. Порошенко последовательно добивается отмены депутатского иммунитета. Его законопроект на эту тему поддержали 365 депутатов. После чего Конституционный суд признал документ соответствующим Основному Закону. Предполагается, что этой осенью законопроект об отмене депутатской неприкосновенности выставят на голосование. Третья петиция предусматривает возможность ввести механизм по отзыву любого избранного лица, которое не оправдало доверия избирателей. Учитывая то, что президент принадлежит к этой категории, наивно ожидать какого-то внятного ответа на эту тему.

Очевидно, барьер преодолеют и петиции, которые уже сейчас набрали более 20 тыс. подписей. Среди них: предложение снимать с депутатов мандат за три прогула (23,1 тыс.), гарантии по ремонту дорог (22 тыс.), люстрация прокуроров и судей (21,8 тыс.), полное обновление судейского корпуса (20,7 тыс.), украинское гражданство иностранцам, воюющим в АТО (20,5 тыс.), увеличение штрафов за выброшенный мусор (20,4 тыс.). Есть также предложение по усовершенствованию работы Фонда гарантирования вкладов (20,1 тыс.). Все эти данные актуальны по состоянию на 29 сентября. В лидерах и шутливая петиция о назначении Юлии Тимошенко послом в Гондурас «в связи с большим управленческим опытом и необходимыми знаниями» (22,8 тыс.). Интересно, что ответит на нее президент. Скорее всего, укажет на то, что посольства Украины в Гондурасе нет, а, значит, назначение Юлии Владимировны отменяется.

Американский опыт

Засилье издевательских петиций, как в случае с Тимошенко, или откровенно глупых (признать существование министерства магии, открыть Burger King) наталкивает на мысль, что наш народ попросту не готов к такому виду прямой демократии. Слишком инфантильны и несерьезны украинцы, поэтому испоганят любое хорошее начинание. Это ошибочное мнение. Петиция – это инструмент, который позволяет аккумулировать недовольство ли озабоченность граждан, по какому-то важному вопросу. Порой это находит свое отображение в шутливой, а иногда в агрессивной форме. И украинцы в этом плане не глупее или наивнее, чем другие нации. Хрестоматийный пример с Эйфелевой башней в Париже. Петицию против «бесполезной и безобразной башни» подписали 300 деятелей культуры в том числе такие известные писатели, как Ги де Мопассан, Эмиль Золя и Александр Дюма. У кого повернется язык назвать этих людей недалекими?

Взгляните на петиции, которые размещают сайте президента США. Чего только стоит предложение построить «Звезду смерти» (космическая станция из эпопеи «Звездные войны»). В декабре 2012 года под петицией подписались более 34,4 тыс. Это немало. Порог тогда составлял 25 тыс. за месяц, в январе 2013 года его увеличили до 100 тыс. подписей. В Белом доме оказались люди с юмором и ответили на петицию в том же духе. Отказали авторам по трем причинам: слишком дорого ($850 квадриллионов),  администрация Барака Обамы против уничтожения планет и объект слишком уязвим (станцию может уничтожить пилот одноместного космического корабля).  Было и немало сепаратистских петиций по выходу отдельных штатов из состава США. Например, в марте 2014 года направили обращение к Обаме с просьбой вернуть Аляску в состав России. Собрала она 42,5 тыс. подписей, поэтому и не была рассмотрена.

Наряду с подобными петициями на сайте Белого дома множество тех, которые поднимают серьезные вопросы. Некоторые даже касаются Украины. В ноябре 2014 года появилась петиция с призывом освободить украинскую летчицу Надежду Савченко. Обращение за месяц собрало 105,3 тыс. подписей. В Белом доме заверили, что делают все возможное для освобождения не только Савченко, но и других политических заключенных Кремля, в том числе режиссера Олега Сенцова. Позитивно там отреагировали и на просьбу наложить санкции на бывшего украинского президента Виктора Януковича и его окружение. Такую петицию подписали более 140,3 тыс. человек. А вот предложение разрешить украинцам 90 дней гостить на территории США без визы (108,3 тыс.) не нашло понимания у американских чиновников. Также там ушли от прямого ответа на провокационную петицию с призывом помочь украинским властям справиться с антиправительственными демонстрациями на Майдане (108,7 тыс. подписей).

Украинские чиновники не скрывали, что взяли на вооружение именно американский опыт электронных петиций. Тем не менее подобные каналы коммуникации граждан с властью есть и в других странах. Например, парламент Шотландии запустил такие петиции еще в 1999 году. Для сравнения: США открыли свой сервис We the People только в 2011 году. Такая же система электронных петиций работает у правительства Великобритании, парламента Квинсленда в Австралии, Бундестага в Германии. Кроме того, существуют системы международных петиций (Change.org, Avaaz.org, GoPetition и т. д), но это уже тема для отдельной статьи.

Итоги

Украина, как видим, шагает в ногу со временем. Внедрение системы электронных петиций – весьма разумное решение нынешних властей. Кроме того, в Администрации президента не боятся признавать свои ошибки и исправлять их. Поначалу это была реальная свалка, но вскоре обращения систематизировали: их можно разгруппировать по популярности и количеству дней до завершения сбора подписей. На днях петиции обзавелись своими уникальными номерами. Еще бы решить вопрос с обращениями, которые дублируют друг друга, а также избавиться от балласта со старыми непопулярными обращениями. В Белом доме, например, ввели такое ограничение: если петиция не набрала за месяц 150 подписей, ее попросту не найдешь на сайте.

В любом случае сама система электронных петиций в Украине работает. Президент на обращения отвечает, хотя порой уклончиво и не по делу. Тем не менее ряд животрепещущих вопросов якобы решается. Насколько эффективно? Здесь сказать сложно, ведь все в процессе. Да и многие затронутые темы (депутатская неприкосновенность, борьба с коррупцией, «кнопкодавство») и ранее обсуждались в политикуме. При должной политической воле они, скорее всего, решались бы и без подобных петиций. Тем не менее теперь появилась иллюзия того, что это наши граждане влияют на власть. И вера в изменения только укрепится, если хотя бы одна из вечных украинских проблем будет решена. Здесь дело не в системе электронных петиций, а в самой власти. Да, наверху услышали простого украинца. Следующий шаг: готовы ли президент, премьер, спикер исполнять свои обещания. В противном случае подобный инструмент общения с народом останется не более чем профанацией. И единственная польза от этих петиций будет разве что терапевтическая, что-то сродни приему у психолога. Народное недовольство канализируется в письма президенту. Выговорился, успокоился и спишь спокойно. Возможно, власть все же намерена не просто услышать, но и прислушаться к мнению своих граждан. Тогда ждем от Порошенко не только правильных слов, но и конкретных дел.

Источник: Политека

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code