Разговор мимо денег. Почему репутация в Украине ничего не стоит

Перегляди: 329
Если людям наплевать на доброе имя чиновника, то ему на собственное доброе имя тем более наплевать

Вот вам свежая история из наших дней — рыхлая и унылая, как размокшая под дождем пачка газет. Но типичная.

Алексея Момота, мэра города Вышгорода, Киевская областная прокуратура и СБУ поймали с поличным на взятке. Пять подельников, наручники, оперативная съемка, публикации в прессе, ура. Мэр, правда, говорит, что взятки не было, что была подстава. Суд, однако, склонен верить правоохранителям, а не мэру, и избирает для Момота содержание под стражей в качестве меры пресечения — или внесение залога в размере 5 миллионов гривень. Само собой, деньги вносятся на следующий день и мэр выходит на свободу.

И идет на работу.

Формально Момоту, конечно, никто не может запретить сидеть в своем кабинете и руководить Вышгородом. С должности его не снимали. По закону для этого нужно в ходе судебного следствия установить правомерность обвинений. А суд когда еще будет. По опыту аналогичных прежних дел можно предположить, что как минимум несколько месяцев на усиленное руководство городом у Алексея Момота еще есть. То есть, его потери пока что только репутационные.

Никто, кроме суда, не может установить, было преступление или его не было. Но репутация — это совсем другое дело. Человека-то за преступление могут и не осудить. Мало ли. Допустим, суд не примет доказательства обвинения, которые были оформлены ненадлежащим образом, — и все, процесс закончен, дело развалилось. Для того, чтобы не сесть в тюрьму, этого вполне достаточно. А вот для спасения репутации такой поворот не дает ничего. Абсолютно. Живи дальше без нее.

И ведь живут — и не просто как-то перебиваются, а живут очень неплохо. «Репутация»? А что — «репутация»? Пшик. Никому не интересно. Мимо денег.

А уж если людям начихать на доброе имя чиновника, то ему на собственное доброе имя тем более начихать. Если людям все равно, кто у них мэром — честный человек или лжец, — то репутация для него пустой звук. Будь он хоть многократно доказанный мерзавец, все равно придут к нему и в очередь встанут. И будут в глаза смотреть не с презрением, а заискивающе.

Если бы Алексей Момот ценил свою репутацию и уважал тех, кто за него голосовал, он бы сдал свои мэрские дела до окончания судебных слушаний. Как порядочный.

Если людям все равно, кто у них работает мэром — честный человек или лжец, — то репутация для него пустой звук. Будь он хоть многократно доказанный мерзавец, все равно придут и в очередь встанут. И будут в глаза смотреть не с презрением, а заискивающе.  

Другой жизненный пример — депутат Игорь Мосийчук и знаменитое документальное киноо его взятке. Длинная история со снятием депутатской неприкосновенности, взятием под стражу, трагической утратой жизненных сил, операцией на сердце — и освобождением из-под стражи решением Высшего специализированного суда. Естественно, Мосийчук утверждает, что кино про него не документальное, а художественное. Естественно, установить виновность Мосийчука может только суд. Естественно, он вернулся к своим депутатским обязанностям в Верховной Раде. Восстановил депутатскую неприкосновенность. Ходит на заседания, голосует. И коллеги по фракции Радикальной партии с ним здороваются — как ни в чем не бывало.

Но почему Мосийчук не подал иск против Генеральной прокуратуры, которая, по егопубличному заявлению, грубо сфальфсифицировала доказательства по его делу? Фальсификация доказательств — это же уголовное преступление. Понятно, что вину Мосийчука ГПУ обязана доказать в суде, но ведь и Мосийчук, если он не окончательный пустозвон, должен, по идее, быть заинтересован в том, чтобы доказать озвученные им обвинения в адрес прокуратуры? Без таких доказательств его репутация, извините, продолжает очень громко пахнуть. А заодно и репутация ГПУ... Ах да, там давно все плохо. И как-то тоже без проблем.

Но зачем Мосийчуку напрягаться, действительно? Избиратели-то все равно проголосуют. Не за гречку, так за красивую рекламу. Если люди сами себя не уважают, если они ценят свой голос лишь в пару сотен, с чего бы представляющему их депутату Мосийчуку озадачиваться своим добрым именем. Незачем ведь? Он такой же, как и они. В ту же цену. Достойный представитель.
Или еще сюжет: переаттестация и переутверждение в должности судей, которые приЯнуковиче принимали противоправные решения и выносили приговоры по фальсифицированным делам. Под давлением принимали, не под давлением, по звонку сверху, по сердечной привязанности, по велению левой ноги — мы ведь не суд, чтобы это устанавливать и выносить вердикт. Ну и что, что их решения были отменены как противоправные. Зато они потом прошли переаттестацию. Формально у них все в порядке. Квалификация и карьера не пострадала. А закона о том, чтобы отстранять всех, у кого репутация пахнет не розами, пока нет даже в проекте.

Можно, конечно, встретив такого судью, сказать ему приватно — «ну и мразь же ты, дядя». Но что толку — если он в ответ ухмыльнется и вспомнит, что на процессе к нему нужно обращаться строго «Ваша Честь». С заглавной буквы, пожалуйста. А вне зала суда собственная репутация его не особо нервирует. Ну, пахнет. Как там говорил Жванецкий: «Не нравится запах? Отойди к чертовой матери и не нюхай.»

Мимо денег потому что. Не о чем говорить. Нет предмета для обсуждения. Пшел вон.

Пока нам наплевать на собственную репутацию, у нас ее просто не будет.  

Все меняется только тогда, когда люди вспоминают о собственном достоинстве. О том, про что был Майдан. Репутация, честное имя — это все было там. А у некоторых и осталось — там.

Вас удивляет, что в Нидерландах на плебисците Украину «прокатили»? Меня не удивляет. Это не только наша репутация сыграла. Это наше отношение к собственной репутации сыграло. Пока нам на нее наплевать, ее у нас просто не будет. Именно эту цифру голландский термометр и показал.

Почему на депутатское кресло Мосийчука никто из коллег не положит полено с надписью «Уж лучше бревно, чем взяточник»? Стесняются? Фантазии не хватает? Бюджет на дрова не выделили?

Почему перед Печерским судом не висит «мемориальная» табличка с именами судей, которые похоронили свою репутацию да, во время и после Майдана? Дарю идею. Страна должна знать героев по именам.

Будет ли объявлен жителями Вышгорода гражданский бойкот Алексею Момоту — до тех пор, пока он не восстановит уважение избирателей к себе? Уверен, он постарается.

Всегда можно найти способ воздать человеку по заслугам. Неофициально, но чувствительно напомнить о потере им права считать себя  порядочным. И если этого не делать, с мертвой точки мы не сдвинемся. Так и будем сидеть по уши в самонеуважении.

Полвека назад братья Стругацкие в «Улитке на склоне» писали о том, как по-разному люди понимают нравственный прогресс.

«Можно понимать его так, что появляются эти знаменитые „зато“: алкоголик, зато отличный специалист; распутник, зато отличный проповедник; вор ведь, выжига, но зато какой администратор! Убийца, зато как дисциплинирован, предан... А можно понимать прогресс как превращение всех в людей добрых и честных. И тогда мы доживем когда-нибудь до того времени, когда будут говорить: специалист он, конечно, знающий, но грязный тип, гнать его надо…»

Мы, сограждане, обосновались точненько в центре первого понимания. Вор, но пусть его мэрствует. Взяточник, ну а что такого, в Раде половина таких. Трус и негодяй — да пускай судит, другие, что ли, лучше? Не лучше. И мы сами настолько хороши, что даже самоуважения не достойны.

Все так и есть, против фактов не попрешь. Примеры красноречивы. И не только те, что выше перечислены — вы ведь и сами легко накидаете с десяток подобных.

Осталось понять, долго ли мы будем согласны воспринимать такое отношение к своей репутации как должное.

Впрочем... Все это, конечно, мимо денег.

Разговор мимо денег. Почему репутация в Украине ничего не стоит

Сергей Бережной
ЛигаБизнесИнформ

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code