Реформа медицины. Опыт Грузии

Перегляди: 291

Бюрократия, чиновники-коррупционеры, тендерная мафия, фарм-лобби — все это было и в Грузии, которая осуществила медицинскую реформу еще в 2004 году. Чем живет сегодня сфера здравоохранения страны, с которой берут пример украинские реформаторы

Издание Delo.UA расспросило у собственника сети клиник AVERSI в Грузии Паато Куртанидзе.

— Так как с точки зрения нового владельца бывшей «социалистической собственности» обстоят медицинские дела в реформированной медицине Грузии?

— Да, все верно, на старте медицинской реформы было именно так. Однако затем новое правительство продолжило реформу и немного изменило систему медицинского страхования. Так, сегодня в Грузии, независимо от финансового положения, все граждане бесплатно получают амбулаторный сервис и услуги скорой помощи. Что касается плановых операций, то их стоимость государство покрывает только частично (70%). Данная реформа дала возможность развития частному медицинскому бизнесу в Грузии. Только у меня 24 клиники, в том числе 9 госпиталей. И все они загружены.

— Это все бывшие муниципальные больницы?

— Нет, не все. Из них 4 я построил с нуля. Если бы не реформа Саакашвили, в Грузии никогда не было бы современных больниц. Программа работала так: частные страховые компании в результате конкурса получали под свое крыло регион и, соответственно, муниципальные больницы, однако они должны были построить в данном регионе клиники на определенное количество коек.

— Вы управляете всеми активами как бизнесмен, но есть ли у вас какие-то социальные обязательства? Можете ли вы, например, менять профиль лечебного заведения?

— Когда мы выиграли тендер на строительство новых больниц в трех регионах, нам 7 лет нельзя было менять их профиль. Аналогичная ситуация и с Институтом хирургии, который мы приватизировали в 2011 году. По истечении этого срока мы также не можем, например, закрыть больницу и открыть на ее месте офисное помещение.

— А что с системой скорой помощи — она государственная?

— Полностью государственная.

— Из активов у государства только станции скорой помощи и автомобили, или травмпункты тоже?

— Скорая помощь везет пациента ближайшую больницу, независимо от формы собственности.

— Вызов скорой помощи бесплатный?

— Да, сегодня он бесплатный для всех граждан Грузии. Раньше эта услуга была бесплатной только для детей до 5 лет, инвалидов, пенсионеров и малоимущих.

— Бесплатной она стала при Иванишвили?

— Да, это его предвыборное обещание.

— Если сравнить затраты госбюджета на содержание всей системы здравоохранения до реформы и сейчас, когда государство не содержит больницы, а только финансирует страховые выплаты, — они существенно выросли?

Наоборот, упали. Почему? Во времена Саакашвили (2004 год) правительство делало так: выставляло на электронный аукцион лоты на медицинское обслуживание социально незащищенных слоев населения по регионам и частные страховые компании конкурировали за них, в результате чего цены падали. Правительство Иванишвили в 2012 году немного изменило систему — оно финансирует плановые операции. У Минздрава на сайте есть цены всех клиник. Например, в одной клинике удаление аппендицита стоит 500 лари, в другой 700, где-то 900, 1200, 1500, 2000, 3000 лари. Государство финансирует 70% от средней самой низкой и второй самой низкой цены, остальное платит пациент.

— И как эта сумма высчитывается?

— Например, минимальная цена операции 500 лари, вторая самая низкая цена 700 лари. В таком случае государство оплачивает 70% от 600 лари. Больной сам решает, куда ему идти. Если он хочет сделать операцию практически бесплатно — он выбирает клинику, где операция стоит 500 лари. Если он хочет самую крутую клинику, где операция стоит 3000 лари, то государство оплачивает ему 70% от 600 лари, а все остальное доплачивает пациент.

— Если какое-либо финансирование со стороны государства полностью отсутствует, то вероятность, что кто-то будет демпинговать, — нулевая?

— Если кто-то хочет демпинговать — он себе этим не поможет. Так, год назад Государственный медицинский университет отремонтировал старую больницу и назвал ее Первая университетская клиника. Там сделали более-менее нормальный ремонт, купили более-менее хорошее оборудование — год прошел, а пациентов нет. Хотя они поначалу демпинговали очень сильно.

— Почему?

— Потому что менеджмент вообще отсутствует.

— Насколько я понимаю, система работает следующим образом — в клинику приходит пациент со страховкой, вы фиксируете total cost его услуг в инвойсе, делаете операцию, составляете акт выполненных работ и посылаете регулятору, который должен его оплатить, верно?

— Да.

— Как быстро государство оплачивает вам свою часть суммы?

— Когда государство начало эту программу 1 апреля 2012 года, почти год они платили день в день, потом стали задерживать на 2 недели, на 1 месяц, сейчас они опаздывают с оплатой на 2-3 месяца.

— Когда вы покупали муниципальную больницу на аукционе, сколько времени занял процесс от заключения сделки до начала работы?

— 1 год.

— Противодействие со стороны сотрудников больницы было?

— Какие-то митинги поначалу были, но когда они увидели наши планы, успокоились. Когда я купил одну из больниц, то самым лучшим оборудованием, которое у них стояло, был рентген 1967 года выпуска, четыре дыхательных аппарата и один УЗИ 1998 года выпуска. В тот же день мы сделали заказ, и уже через 1,5 месяца у нас был новый рентген за 120 тыс. евро, новые аппараты УЗИ, компьютерный томограф, МРТ, 40 аппаратов для реанимации. И начали ремонт. Здесь раньше лежал один больной, сейчас — 203.

— Но часть сотрудников все-равно ушло?

— Там работало около 200 человек, ушло только два.

— За счет каких средств вы финансируете покупку нового оборудования для клиник — инвестиции или собственные средства больниц?

— За счет прибыли.

— Прибыли всей группы или конкретной клиники?

— Нет, именно клиники.

— То есть, прибыли клиники достаточно для ее модернизации?

— Стартовая цена Национального центра хирургии, когда я его покупал на аукционе, была 1 млн лари, в ходе торгов она выросла до 2,1 млн лари. В ее модернизацию я вложил $1 млн, зато в прошлом году его чистая прибыль составила $2 млн. То есть все, что я вложил, я вернул за 2,5 года, хотя и сам не ожидал.

— За счет чего удалось добиться такого успеха?

— Это все результат правильного менеджмента, маркетинга и понимания запросов клиентов. Сейчас мы купили новый микроскоп для нейрохирургии — проводим в день в среднем 5 операций, стоимость каждой около 12 тыс. лари. Для Национального центра хирургии купили новый УЗИ производства Toshiba, в результате хирург может сделать эластографию печени за 10 минут и заработать 240 лари (это $100 дол). Операцию по острой непроходимости кишечника без современного оборудования хирург будет делать 5 часов и тоже получит 240 лари. Поэтому я всегда призываю своих врачей учиться и говорить, какое новое оборудование им нужно — я готов его покупать.

— Какова система мотивации ваших врачей?

— У меня никто не получает фиксированную зарплату — все получают половину фиксированной зарплаты + премия. Премия зависит только от одного — как выполняется план. Если план не выполнится — не получат премию. Поэтому мне и не нужно искать, где и как экономить.

— То есть, у каждого департамента есть свой P&L?

— Да, в начале года мы готовим ежемесячный план по прибыли. Если план выполняется больше чем на 100% — врач получает 23% премии. Если выполняется между 90% и 100% — получает 20%, если меньше 90% — 17%. Чем больше выполнен план, тем больше процент.

— Вы считаете, что выполнение плана полностью зависит от врача?

— А от кого же? Конечно, от врача, не от меня же. Я всегда говорю, что если клиент пришел в клинику AVERSI — это заслуга клиники AVERSI. Придет ли клиент еще раз — зависит от врача.

— А есть виды помощи, которые не оказывают частные больницы?

Важно понимать: государство не финансирует больницы, государство финансирует граждан. В какую клинику пойдет гражданин — это только его выбор.

— Оплачивает ли при этом государство лечение своих граждан за границей?

— Нет, лечение за рубежом государство не оплачивает. Однако, например, для лечения за границей детей больных раком крови существует фонд, в который все чиновники ежемесячно перечисляют 1 лари из своей зарплаты.

— А как бы вы реформировали медицину в Украине, если бы вам дали карт-бланш?

— Без реформы всего государства не будет реформы медицины. Если не будет реформирована полиция, прокуратура, судебная система, то ничего не получится.

Если говорить непосредственно о медицинской реформе, то я начал бы с того, что определил бы сумму, которую государство может потратить на здравоохранение. Затем — какую долю среди населения страны занимают дети до 5 лет, пенсионеры и малоимущие, хватит ли имеющихся средств. Если хватит большему количеству людей — отлично. Исходя из этого вычислил бы, какую часть затрат на медицинские услуги государство может покрывать — 80%, 70%. Делать медицину бесплатной нельзя. Почему? Потому что пациент должен контролировать расходы.

Алексей Шершнев, опубликовано в издании Дело

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code