Реформа закончилась тем, что 100% старых прокуроров стали новыми прокурорами

Перегляди: 311

Народный депутат Дмитрий Добродомов рассказал о том, что мешает проведению антикоррупционных реформ

— Сегодня эффективность работы чуть ли не каждого ведомства оценивают, в том числе, и по качеству антикоррупционной деятельности. В СМИ то и дело попадает информация о громких задержаниях, отставках, уголовных производствах, но если попробовать назвать имена коррупционеров, которые в конце концов получили достойное наказание, то таких, наверное, и не найдется. В чем искать причины? В несовершенстве законодательной базы или отсутствии политической воли?

— Если проанализировать год деятельности парламента, можно увидеть, что антикоррупционное законодательство сделало революционный рывок вперед. Мы приняли ряд законов, которые дали зеленый свет для создания Национального антикоррупционного бюро Украины. Оно уже начало работать, и впервые публично был избран его руководитель.

Начнет работу антикоррупционное агентство, которое будет заниматься изучением деклараций чиновников и сопоставлять их с реальным финансовым и имущественным состоянием, делая соответствующие выводы.

Кроме того – Госбюро расследований: мы забрали у Генеральной прокуратуры архаические, еще советские полномочия надзора, это была основная коррупционная составляющая. Мы открыли реестры имущественные и реестры транспорта, наконец, приняли закон о госслужбе, согласно которому чиновников будут нанимать исключительно на конкурсной основе.

Проблема в другом – эти законы сегодня не работают. Некоторые из них революционные, некоторые приняты благодаря давлению ЕС как условие предоставления нам безвизового режима. Но эти законы нужны нам не для безвизового режима. Они, прежде всего, нужны нам для реального продвижения реформ в Украине. Речь идет и о создании агентства по управлению возвращением конфискованного имущества и ряда других институций.

На сегодня успешной можно считать реформу полиции, хотя это «витринная» реформа, а не реформа всей правоохранительной системы. Но следующие шаги, я уверен, будут тоже правильными. Тут у нас взаимопонимание есть, но нет времени. В Одессе, Киеве, Харькове прошли антикоррупционные форумы, которые объединили адекватные новые политсилы и общественные организации для того, чтобы создать широкое движение в поддержку реальной антикоррупционной деятельности, в том числе – и поддержку новых ведомств. В первую очередь это касается антикоррупционного бюро. Когда подавался первый вариант госбюджета, я с большим удивлением увидел, что там не было заложено ни гривны на его деятельность. Это полный абсурд. Конечно, мы исправили ситуацию, деньги туда включены, но неожиданно появилась поправка об отсрочке введения электронного декларирования. Таким образом, инструмент для антикоррупционной деятельности разнообразными манипуляциями отсрочен на год.

— Вы – не первый политик и эксперт, который констатирует, что необходимые законы для борьбы с коррупцией есть, они прекрасны, но не работают. На каком этапе они перестают работать? Можно ли отследить ситуацию и принять меры, чтобы, в конце концов, что-то изменилось?

— Драматизм ситуации в том, что все всё понимают. Президент понимает, что Генеральная прокуратура Украины не работает, о чем он сказал во время своей ежегодной пресс-конференции. Вместе с тем он сообщил, что не собирается менять генпрокурора, который должен закончить реформу генеральной прокуратуры. О какой реформе идет речь, я не могу понять? Последняя реформа закончилась тем, что 100% старых прокуроров стали новыми прокурорами. Вот и вся реформа.

А резонансные дела, начиная от дела бриллиантовых прокуроров и заканчивая делом по нефтепродуктам Курченко, до сих пор не попали в суд. Я уже не говорю про 12 уголовных дел по заявлениям экс-руководителя Госфининспекции Гордиенко, где фигурируют хищения на госпредприятиях на 7,5 млрд грн уже при руководстве нынешнего премьер-министра и нынешних министров, которые непосредственно отвечают за эти госпредприятия. Поэтому надеяться на то, что генпрокуратура или МВД будут работать в этом направлении, абсолютно напрасно. Единственная надежда – на те дела, которые сейчас проводит НАБУ.

Одно из самых резонансных дел о коррупции и взяточничестве – то, что касается уже экс-нардепа от «Народного фронта» Николая Мартыненко. Только после третьего приглашения он явился на допрос в НАБУ. Это очень хорошо. Там фигурируют несколько дел. Я, как член рабочей парламентской группы по расследованию фактов коррупции на госпредприятиях, скажу, что именно его фамилия чаще всего звучала во время наших расследований и в разговорах с руководителями госпредприятий. О нем говорили как о человеке, который имел аффилированное влияние на госпредприятия.

То есть ставят своих людей, а со временем деньги, списанные на убытки, которые потом показывают в госбюджете, в реальности переводятся в офшоры. Там они аккумулируются и со временем заходят уже как иностранные инвестиции. Схема банальная, все ее знают, но, к сожалению, все участники процесса – и правительство, и АП, не говоря уже о правоохранительных органах, все задействованы в этой системе, несомненно вместе с судьями.

— Допрос Мартыненко в Украине стал скорее реакцией на деятельность правоохранительных органов ряда европейских стран. Без сигналов извне, похоже, не можем обойтись даже в борьбе с коррупцией. Чего не хватает – законодательной базы, политической воли?

— С законодательной базой разобрались. Она как раз продвигается довольно быстро и достаточно эффективно, благодаря давлению гражданского общества и адекватных парламентариев – их сегодня в парламенте 50-60 человек, они достаточно заметные, медийные, с высоким уровнем доверия, им удается привлечь внимание. Но без кардинального изменения правоохранительной и судебной системы надеяться на результат не стоит. Поэтому пока мы даем возможность поработать и помогаем НАБУ, разбираемся с генеральной прокуратурой и отставкой Шокина – это принципиальный вопрос и требование наших американских партнеров.

Кто-то скажет: как так, нам будут американцы диктовать условия? Я напомню, что все эти реформы у нас происходят за счет американских налогов. Они вправе спросить, куда деваются их деньги. И они уже говорят, что у нас в год исчезает 5 млрд долларов, а это по нынешнему курсу 20% всего бюджета Украины. Это только на госзакупках, не говоря уже о коррупции на таможнях и т. д. В этом большая беда. Поэтому нам сегодня нужна даже не замена руководства правоохранительных органов: придет вместо Шокина другой Шокин с теми же полномочиями и с той же психологией. Необходима смена политических элит. То, что нам не удалось сделать сразу после событий на Майдане, нам, очевидно, придется сделать сейчас в очень тяжелой борьбе с системой.

Сейчас уже произошел четкий раздел между старыми политиками и элитами, под какими бы флагами они ни стояли, и между новыми, которые должны получить сейчас поддержку общественности. Я уверен, что миллион людей могут изменить ситуацию в любой стране, тем более, в нашей.

— Анатолий Гриценко назвал антикоррупционные форумы прелюдией к «Третьему Майдану». Но выдержит ли теперь ослабленная экономическимкризисом и войной страна такое потрясение? Возможна ли смена политических элит в Украине эволюционным путем, в результате последовательных конструктивных действий?

— «Третий Майдан» может стать для Украины последним, разорвав ее на куски. Мы это четко понимаем. К сожалению, этого не понимают те представители власти, которые дальше в этой системе делают вещи, которые «не налазят на голову», не понимают, насколько растет сейчас градус возмущения общества.

Думаю, его пик придется на март, когда мы переживем эту зиму со всеми платежками, другими неурядицами и пониманием того, что за все это никто не несет ответственности. Обществу нужно давать ответы не только о том, кто виноват. Один процент поддержки премьер- министра сегодня показывает: общество осознает, что происходит в реальности. Возникает вопрос: что делать? Все идет к тому, что силы, представленные в парламенте, даже те, что входят в коалицию, понимают: дальше нельзя, нельзя рубить сук, на котором ты сидишь. Именно поэтому много решений сегодня застревает, тормозит.

Парламент сегодня проходит зону очень серьезной турбулентности, которая, по моему мнению, я подчеркиваю – к сожалению, приведет к перевыборам. Нужно будет находить выход из ситуации. И тут появится возможность консолидироваться и не допустить к власти представителей тех сил, которые за два года почти полностью нивелировали основные требования общества и похоронили основные требования Майдана.

Напомню, что сегодня наша страна пребывает в состоянии войны, если кто-то забыл. У нас погибают люди. Поэтому мы должны делать правильные выводы, должны формировать правильную общественно-политическую среду, которая могла бы противодействовать сложившейся системе.

Юлия Пожидаева, Харьков

Источник: Hubs

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code