Рост числа заболеваний, связанных с продуктами питания, – это последствия моратория на проверки

Перегляди: 160

Кабмин принял решение ликвидировать Санитарно-эпидемиологическую службу (СЭС), а функции по контролю за требованиями санитарного законодательства передать Госпродпотребслужбе. 112.ua расспросил главу службы Владимира Лапу о том, как теперь будут проводиться проверки предприятий и не ухудшится ли ситуация с санитарно-эпидемиологическим контролем в Украине

— Владимир Иванович, что предшествовало ликвидации СЭС и почему было принято такое решение?

— История берет начало еще в сентябре 2014 года, когда правительство (Арсения Яценюка) приняло постановление № 442 о реорганизации органов государственной власти, и, в частности, согласно ей, предусматривалась реорганизация СЭС. Функции СЭС, согласно этому постановлению, была распределены следующим образом: санитарно-эпидемиологический контроль и надзор передавались Госпродпотребслужбе, за исключением того что относится к сфере охраны труда (там компетенция Гоструда) и сферы санитарного надзора за заболеваниями, что передано Минздраву.

Это постановление было обжаловано профсоюзами сотрудников СЭС, и результаты рассмотрения были не в пользу Кабмина. Таким образом, правительство было обязано остановить реорганизацию СЭС. Как результат, правительство приняло нынешнее постановление (№ 348 «Некоторые вопросы государственной санитарно-эпидемиологической службы»), согласно которой утверждалась ликвидация СЭС. Согласно этому постановлению, я был назначен главой ликвидационной комиссии. То есть одна юридическая форма, которая предусматривает реорганизацию службы, была изменена на другую юридическую форму — ликвидацию. При этом суть не поменялась.

— А все это время, пока длились судебные разбирательства, СЭС не проводила проверок предприятий?

— Вопрос проверок – это вообще отдельный вопрос. Вначале ведь действовал мораторий на проверки (введен Верховной Радой). С 1 января 2017 года вступает в силу специальный режим проверок (также утвержден ВР), который предусматривает, что проверка может проводиться только по решению суда или ряду оснований, которые в этом документе четко прописаны. То есть и сейчас просто так выйти на проверку нельзя. Для того чтобы, например, наша служба провела проверку того или иного предприятия (кроме как по решению суда), в территориальный орган власти должно обратиться лицо с жалобой, и если сфера проверок в нашей компетенции, мы должны согласовать наши действия с рядом госорганов. Если нужно провести проверку в сфере пищевой продукции, то это Министерство аграрной политики и продовольствия; если нарушение в сфере защиты прав потребителей, мы должны согласовать проверку с МЭРТ. В иных сферах контроля нужно получить согласование проверки в Государственной регуляторной службе.

Но вот если возникает ситуация с массовым отравлением, к примеру, то там уже действуют другие правила. Это расценивается как чрезвычайная ситуация и рассматривается на областном уровне соответствующими комиссиями, и проверки проводятся по решению этих комиссий.

— Когда начнет работать комиссия по ликвидации СЭС, председателем которой вы назначены, и что будет входить в ее функции?

— Если говорить об областях,то у нас уже в половине областей управления СЭС ликвидированы, комиссия будет завершать этот процесс. Как только получим постановление Кабмина с мокрой печатью, будет утвержден состав комиссии и начнем работу.

— Сколько сотрудников СЭС в результате ликвидации будут уволены и как они будут трудоустроены?

— В СЭС сейчас работает «ноль» сотрудников. Все те, кто хотел перейти на работу в Госпродпотребслужбу, получили такую возможность. Также часть сотрудников были трудоустроены в лаборатории, которые были переданы в Минздраву. Ни одного сотрудника в СЭС сейчас нет. Последнее финансирование выделялось СЭС в апреле-мае, может, еще в июне 2016 года, и потом если были трудовые споры, то люди там возобновлялись на должностях по решению суда, происходило перераспределение средств.

— А там, где еще не ликвидированы управления? Вы говорили, что только в половине областей они ликвидированы.

— Там работают ликвидационные комиссии, которые созданы на уровне областей. В них входят представители органа, который унаследовал полномочия, то есть Госпродпотребслужбы.

— А техника, лабораторное оборудование где?

— По СЭС все было передано на лабораторные центры, а они в свою очередь были переданы в сферу Минзрава. Мы не возражали против такого решения, но рассчитываем, что те лабораторные мощности, которые нужны в нашей работе, будут со временем нам переданы. Мы уже направили проект соответствующего постановления Кабмина на согласование МЭРТ.

— А каков масштаб реорганизованных структур?

— На момент начала реорганизации только в межрайонных лабораториях работало 17-18 тыс. сотрудников. С 2014 по 2016 год был период определенной неопределенности, и это количество уменьшилось. На данный момент я цифрами не владею, потому что эти лаборатории уже относятся к сфере управления Минздрава.

— Как вы считаете, не отразится ли нынешняя ситуация с проверками на качестве продукции в Украине, в частности пищевой продукции?

— Сложный вопрос. Что касается пищевой продукции, тут уже сфера безопасности и ветеринарии, а еще с прошлого года выводы санэпидэкспертизы, которые давала СЭС, на нее уже не распространялись. С точки зрения функционала, они уже год как аккумулированы у нас, в Госпродпотребслужбе. По промышленной продукции мы работаем в рамках рыночного надзора и, соответственно, плановых и внеплановых проверок.

Но следует признать, что, в принципе, негативный эффект от действия моратория на проверки есть: в частности, мы наблюдаем рост числа заболеваний, связанных с продуктами питания.

— О каких заболеваниях речь?

— Разные фиксируются. Но чаще всего ротавирус, сальмонелла. Один из случаев, вы помните, был связан с массовым распространением сальмонеллеза через шаурму в Измаиле. А ранее были заболевания в связи с подтоплением канализационных коллекторов в результате осадков. То есть да, такие случаи есть. И да, превентивная составляющая недостаточно эффективна в этой ситуации. Как мы из нее выходим? В частности, сейчас, перед началом летнего отдыха, мы написали письма главам ОГА с тем, чтобы они создали комиссии и провели проверки. Такие же письма отправляли перед началом учебного года. Эти меры позволяли даже в условиях моратория задействовать такие, довольно либеральные инструменты и в то же время обеспечивать соблюдение санитарно-эпидемиологические условия.

Как это будет в перспективе? Пока мы ожидаем, что вопрос будет урегулирован по пищевым продуктам. Верховная Рада на прошлой неделе одобрила в целом законопроект 0906 (Проект Закона о государственном контроле, который осуществляется с целью проверки соответствия законодательству о безопасности и качестве пищевых продуктов и кормов, здоровья и благополучия животных). Этим документом предусматривается, что если есть угроза жизни и здоровью людей, то возможно проведение проверок без предупреждения и вводятся более серьезные санкции. Но также определенные есть и предохранители, при незначительном нарушении штрафы не начисляются. Предусматривается наличие видеофиксации как контролирующим органом, так и хозяйствующим субъектом, чтобы не было разной трактовки. Предусмотрены и меры, чтобы проверка не выходила за четко определенные для нее границы. Чтобы инспектор не выходил за границы своих полномочий. Я надеюсь, что законопроект будет подписан президентом. Через 9 месяцев после этого основные нормы вступят в силу, и это позволит нам обеспечить нормальный, прозрачный, транспарентный режим проверок.

— Достаточно ли Госпродпотребслужбе выделяемых финансовых ресурсов, чтобы удерживать ситуацию под контролем без СЭС?

— Непростой вопрос. Я думаю, что вряд ли вы найдете сейчас хоть один центральный орган исполнительной власти, который скажет, что средств достаточно. Я могу сказать, что те лаборатории, которые работают в системе Госпродпотребслужбы, из госбюджета на протяжении последних 5 лет ни копейки не получают на обновление оборудования. Мы работаем в этом направлении с донорскими и международными организациями, также закупаем оборудование за собственные средства. Из госбюджета мы получили в этом году средства на проведение исследований и осуществление санитарно-эпидемиологического контроля, и сейчас на данном этапе готовится соответствующее постановление, которое регламентирует порядок использования этих средств. По эпизоотическому благополучию, конечно, те средства, которые мы имеем, их недостаточно. У нас бюджет в этом году выделил на текущие мероприятия 113 млн грн, а для сравнения такая небольшая страна, как Македония в позапрошлом году на борьбу только с одним заболеванием — узелковым дерматитом — потратила 4 млн евро.

— Вспышки африканской чумы свиней, которые мы сейчас наблюдаем, также обусловлены недостаточным финансированием?

— В том числе. Потому что в прошлом году 56 млн грн, которые были выделены, не дают возможность закрыть даже самые неотложные текущие потребности. У нас не было средств даже проводить диагностику. Разумеется, чтобы не допустить распространения «африканки», нужно проводить мониторинг и в дикой фауне, и среди домашних свиней. А на закупку средств для диагностики денег не было. Хотя в целом проблематика с АЧС намного шире и начинается с уровня биобезопасности на многих товарных фермах и в первую очередь хозяйствах населения.

Источник 112

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code