РУМЫНСКИЙ МАЙДАН – ПОЧЕМУ МОЛЧАТ СМИ

Перегляди: 473

НЕСМОТРЯ НА РЕКОРДНЫЕ ПО МАСШТАБУ АНТИПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ АКЦИИ В БУХАРЕСТЕ, СМИ ДЕРЖАТ РУМЫНСКИЕ СОБЫТИЯ ЗА КАДРОМ МИРОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Румынский майдан – почему молчат СМИ

Мы были первыми, а потому получили такую большую поддержку всех мировых СМИ. К примеру, ставшая после революции достоинства известной таможенницей Юлия Марушевская вначале сделала головокружительную карьеру в мировом интернете с двухминутным революционным роликом, потому как всем было интересно. В Румынии уже две недели бушует майдан не меньше нашего, а мировым СМИ на все, там происходящее, плевать. Количество демонстрантов на прошедших выходных превысило 600 тысяч человек, половина из них собрались на главной площади столицы. Выступления стали самыми массовыми в истории государства с момента свержения диктатора Чаушеску. И что — и ничего. Западные СМИ прохладненько так черкнули пару статей тут и там о возмущении румынского народа. Очень аккуратно заняли позицию одной из сторон, но так, — взяв большую дистанцию, чтобы в случае чего быстро эту позицию сменить, и все. Никакой тебе глубокой аналитики, никаких душераздирающих историй, никаких Юль Марушевских. Сухо по тексту, где-то между Ливией и Йеменом. А ведь это, по сути, первый майдан в Европейском Союзе. В Варшаве возле здания парламента недавно были просто потасовки, закончившиеся за пару дней. Здесь, в Румынии, все намного больше, сложнее и продолжительнее.

Столкновение мировоззрений между бухарестской буржуазией и шахтерами было помощнее столкновения западной и исламской цивилизаций на Ближнем Востоке.

Кстати, ситуация в Румынии ведь по сути своей очень похожа на ситуацию в Польше. Правительство Румынии, которое сейчас находится под ударом демонстрантов, было выбрано большинством румынского народа всего месяц назад. То есть, если оно настолько не устраивает румынскую нацию, то почему она проголосовала за этих политиков на свободных и демократических выборах. Смотреть здесь надо глубже. В румынском народе, так же, как и в польском, есть разные слои общества. Для простоты объяснения используем советскую терминологию — никто лучше пока не придумал. В обществе с одной стороны имеется интеллигенция, а с другой стороны имеются рабочие и крестьяне. В СССР между этими двумя классами имелись серьезные противоречия. Сегодня можно эти два класса попытаться назвать по-иному – средний и бедный, к примеру, но суть не изменится. И в Польше, и в Румынии есть продвинутый средний класс Бухареста или Варшавы, а есть консервативно настроенные жители глухой провинции. Есть относительно состоятельный средний класс с одними ценностями, и есть рабоче-крестьянский класс, ценящий совершенно другие вещи. Говоря о Румынии, далеко ходить за различиями не нужно. В 1999 году румынские шахтеры пришли со своими требованиями в Бухарест пешим строем из своего угольного бассейна в касках и с палками. Жители столицы в ужасе бежали из города, а полиция попряталась. Столкновение мировоззрений между бухарестской буржуазией и шахтерами было помощнее столкновения западной и исламской цивилизаций на Ближнем Востоке. Но все эти люди — один народ, одна страна. Румыния страна демократическая, а потому меньшинство обязано подчиниться большинству, даже если у большинства над меньшинством преимущество в каких-то пару процентов — типа 51% на 49%. Такова суть демократии.

Сегодняшние события в Румынии и Польше этот принцип демократии рушат самым жестоким образом. Жители столицы, как в Бухаресте, так и в Варшаве, пользуются своей близостью к центральной площади страны, и потому пытаются узурпировать власть в государстве самым, что ни на есть, силовым способом. Они ходят толпами на массовые демонстрации на центральной площади по выходным от нечего делать (ну, можно еще пойти заняться шоппингом, однако демонстрация интереснее) и, в принципе, могут таким образом свергнуть любое правительство, если получат серьезную поддержку СМИ. Вот эта поддержка СМИ и является в деле смены правительства ключевым фактором. В наш цифровой век любое незадачливое правительство, против которого выложатся СМИ, обречено. Власти, которые подлежат свержению, могут даже быть законно избраны большинством народа, но тут встает вопрос, какого народа. Вроде бы народ весь равный, потому как в стране демократия, но это только теоретически. На практике надо понимать, что жители глухой провинции, особенно если они бедные, имеют в такой «демонстрационной» стране совсем другой вес, нежели состоятельные буржуа, проживающие в центре Бухареста. Во время выборов набожная консервативная старушка из глухой румынской деревни имеет такой же голос, как и вышеупомянутый бухарестский буржуа. А вот во время демонстрации у нее никакого голоса вообще не имеется. Вспомним Майдан. Сколько там было деревенских старушек? Да нисколько. А сколько было молодых и продвинутых? А зайдите во время выборов на избирательный участок, особенно в глухой деревне. Там будут одни старушки, молодых вы там встретите мало.

Потому нужны СМИ. Именно они решают, кто в стране главный, а демонстрации — это только декорации для съемок.

При «демонстрационной» демократии, дабы перевести протесты в реальные голоса на избирательном участке, без СМИ никак. Нет, ну теоретически есть крайность, когда демонстраций достаточно для смены правительства, но в Европе таких прецедентов еще не было. Потому нужны СМИ. Именно они решают, кто в стране главный, а демонстрации — это только декорации для съемок. Медийное покрытие польских протестов месяц назад было крайне аккуратным, но даже его хватило для того, чтобы правительство Качиньского взбесилось и объявило СМИ войну. Конфликт с трудом замяли, но он все равно тлеет в глубине польского общества. В этот раз в ходе румынских протестов ситуация с медиа стала еще более аккуратной, хотя, казалось, куда аккуратнее, чем в Польше. В конце концов, протесты в Бухаресте вообще пропали с экранов европейских СМИ, немного мелькнув тут и там в самом низу новостных колонок. Никакой аналитики серьезными изданиями, где бы занимались серьезные позиции, вообще не было. New York Times, Financial Times, The Economist, Washington Post, Spiegel. Пока никто из этих мэтров мировых СМИ о Румынии ничего не писал, а ведь протесты в стране самые большие за всю историю. И как это понимать? Предположить, что какие-то высшие органы, непонятно даже какой власти, дали мировым СМИ приказ «не болтать», конечно, абсурдно. Все намного глубже. Существует, вероятно, некая политическая культура, где-то там очень высоко в Лондоне, Вашингтоне и Нью-Йорке, где тысячи западных мыслителей, обмениваясь мнениями, создают некое «броуновское» движение мысли, которое и определяет позицию мировых СМИ посредством публикации статей в ведущих газетах и журналах человечества. Вот это «броуновское» движение и является тем высшим органом, который дает приказ «болтать» или «не болтать». Касаемо Румынии, очевидно, дали приказ «болтать», дабы не раскачивать устои европейской демократии. Сегодня Румыния, а завтра Франция — ведь там неспокойно, и выборы скоро. Франция — это не Румыния, в смысле, это уже не шутки.

Источник Экономист

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code