Сделка ради Майдана. Как раскрыть схему давления на суды

Перегляди: 434
Не менее трехсот судей были втянуты администрацией беглого экс-президентом Виктором Януковичем и его окружением в расправы над активистами Майдана

Реальное взыскание, да и то дисциплинарное, понес только один: днепропетровский судья Николай Бибик, уволенный за нарушение присяги. На него открыто уголовное дело, но ему это практически ничем не грозит: с весны этого года судья находитя в бегах, его разыскивает МВД. Уголовные дела открыты также в отношении двух одиозных судей Печерского районного суда Киева. В ноябре прокуратура Киева завершила досудебное расследование в отношении этих судей по ч.2 ст.375 Уголовного кодекса. В материалах следствия говорится, что они выносили заведомо неправосудные решения по делам Автомайдана. Рассмотрение дела по сути еще не началось, а электронные браслеты с них уже сняты. Вчера адвокаты пострадавших обнародовали информацию о том, что судебные расправы над Автомайданом были организованы путем вмешательства в автоматизированную систему рассмотрения дел.

Новые чиновники, которые поднялись во власть на волне Майдана, так и не выполнили одно из важных требований участников протестов: установить и наказать тех, кто серийно выносил неправосудные решения, чтобы это не повторилось в будущем.

Беспредел

Массовые аресты участников Майдана начались после столкновения с силовиками 1 декабря на Банковой, когда суд заключил под стражу сразу восьмерых задержанных. Брали без разбора, не особенно вдаваясь в детали и обстоятельства. В итоге почти две недели за решеткой провел днепропетровский журналист Валерий Гарагуц - его обвинили в организации массовых беспорядков.

С каждым новым витком силового противостояния и попыток разгона Майдана количество арестантов увеличивалось. 22 января 2014 года за решетку на два месяца был отправлен оператор СпільноТВ Владимир Карагяур — он покупал топливо для генератора, обеспечивающего видеотрансляцию событий на столичной улице Грушевского, но суд посчитал, что бензин предназначен для изготовления коктейлей Молотова. Доходило и до откровенного маразма. Например, арест был применен к 72-летнему активисту Майдана Николаю Пасечнику. У него изъяли сало, хлеб, рыбу и туалетную бумагу, а обвинили в том, что он избил правоохранителей «особыми предметами, которые заранее готовил и которые у него были изъяты».

Стоит напомнить, что избитые бойцами Беркута активисты Майдана опасались ехать в государственные больницы и лечились в полевых условиях, поскольку силовики задерживали их прямо в палатах.

Отдельная категория судебных решений пришлась на Автомайдан. После поездки колонны автомобилей к резиденции Януковича в Межигорье у водителей начали массово отбирать права и выписывать штрафы. Протоколы были составлены с ошибками, на основании фальсифицированных рапортов. Официальная причина — неостановка по требованию ГАИ.

«По Майдану было вынесено огромное количество неправосудных постановлений. Около тысячи. Только по делам Автомайдана принято минимум триста решений. По арестам — более сотни. Согласно официальной статистике прокуратуры, в деле Автомайдана было задействовано 126 судей, по арестам около сотни. Если учитывать еще запреты мирных собраний, то наберется порядка трехсот недобросовестных судей», — рассказал ЛІГА.net представитель Адвокатской совещательной группы Роман Маселко.

Профессор кафедры уголовного права и криминологии Львовского национального университета имени Франко, эксперт проекта USAID Справедливое правосудие Вячеслав Навроцкий проанализировал судебную практику с 21 декабря 2013 года по 22 февраля 2014. И пришел к выводу, что нарушения были вызваны не огрехами в законодательстве, а явными злоупотреблениями служебным положением и манипуляциями со статьями Уголовно-процессуального кодекса. Чаще всего участникам Майдана приписывали массовые беспорядки (статья 294 УК), хулиганство (296), сопротивление представителю власти, сотруднику правоохранительного органа (342), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (348).

«Это было четко организованное, спланированное действие со стороны предыдущей власти в виде незаконных, преступных по своей сути указаний. Суды использовались в двух целях. Первая — подавить протестные акции. Вторая — торговаться с протестующими. Не зря арестованных участников акций протеста называли узниками Банковой, поскольку ими, по сути, торговали: вы освобождайте такое-то помещение, а мы их отпустим», — считает Роман Маселко.

Эксперты не сомневаются в том, что судьи принимали решения под давлением Администрации президента, хотя не особо страдали от угрызений совести. «Полную картину я вам на этом этапе дать, конечно, не могу. Но есть информация, что звонки из Администрации президента были. Более того, установлены факты звонков, в частности, с телефона, который принадлежал Вадиму Фесенко, — человеку Портнова, руководителю управления Администрации президента, который отвечал за судоустройство. По сути, он был главным во власти по судам. Плюс есть очевидные показания, например, по бывшему главе Шевченковского суда Киева, что она давала четкие рекомендации, каким образом принимать решения. Есть также показания по главе Апелляционного суда Черкасской области, который проводил сборы судей и говорил, каким образом по майдановским делам принимать решения. То есть, сейчас мы уже получаем много информации, которую надо теперь одеть в соответствующую процессуальную форму. Трансляторами указаний власти были обычно председатели судов», — сказал Маселко.

Адвокат утверждает, что председателям судов из Администрации президента спускали конкретное требование: избирать максимально жесткую санкцию к участникам Майдана. Для гарантии лояльности в ряде случаев подтасовывалось распределение дел по судьям: «Буквально на прошлой неделе я ознакомился с материалами уголовного дела по Кицюку и Царевич (судьи Печерского суда, - ред.). Следствие установило, что было вмешательство в автоматизированную систему распределения дел. В распределении при необходимости принимал участие только Кицюк или Царевич. Например, описывается, как внезапно меняли спецализацию пяти судей, исключали их, и оставляли системе на распределение только Кицюка или Царевич».

Несостоятельность власти

Сразу после Майдана новая власть представила обществу несколько якобы действенных инструментов для очищения судебной системы. Первым был закон о восстановлении доверия к судебной власти, который по задумке должен был привести к замене председателей судов. Но консервативная и закрытая судебная система сделала по-своему: в большинстве случаев на эти должности были переизбраны старые руководители. Вторым механизмом был закон о люстрации, но и он не сработал. Опираясь на рекомендации Венецианской комиссии, судьи оспорили люстрацию в Конституционном суде. И это при том, что в КСУ до сих пор работают восемь судей, которые позволили Януковичу узурпировать власть и сами подпадают под люстрацию.

Фактически, на сегодняшний день люстрированным можно считать только одногосудью: Бабушкинского райсуда Днепропетровска Николая Бибика, который выносил решения об арестах активистов Майдана в городе. Президент Порошенко принял решение о его увольнении за нарушение присяги судьи (ст 126 Конституции Украины).

«Люстрация судей носит чрезвычайно сложный характер», — признала в комментарииЛІГА.net начальник люстрационного департамента Министерства юстиции Татьяна Козаченко. Она напомнила, что единственный орган, который имеет право принимать решения и подавать документы на судью — это Высший совет юстиции. «А в нашей стране ВСЮ долгое время не работал. Государственные институты блокировали его формирование, а параллельно и люстрацию. В том числе и для того, чтобы влиять, оказывать административное и политическое давление, чтобы все они перешли под влияние новой системы», — отметила она.

В Высшем совете юстиции уточнили, что на сегодняшний день принято 15 рекомендаций уволить судей, участвоваших в расправах над Майданом. «К нам от Временной следственной комиссии Верховной Рады поступило 41 дело, больше нет. По всем делам открыты производства, 38 уже прошли рассмотрение дисциплинарной комиссии. Решения приняты по 22-м делам: 15 судей рекомендованы на увольнение: шесть рекомендаций президенту, девять Верховной Раде», — рассказал ЛІГА.net замглавы ВСЮ Алексей Муравьев. В делах секция не нашла ответственности судей. Еще одно отклонено в связи с недостатками в оформлении.

Известно, что дисциплинарные производства касались судьи Днепровского райсуда Киева Виталия Марцинкевича, судей Шевченковского райсуда Киева Андрея Трубникова, Натальи Гриньковской и Владимира Бугиля, судей Оболонского суда Киева Юлии Швачач и Тараса Лищука, судей Соломенского райсуда Киева Аллы Демидовской и Людмилы Кизюн, судьи Деснянского райсуда Киева Ирины Татауровой и Святошинского райсуда Аллы Домарацкой и многих других.

Высший совет юстиции жалуется, что новые материалы по недобросовестным судьям не передает Временная следственная комиссия Верховной Рады по проверке судей судов общей юрисдикции, срок полномочий которой закончился в июне 2015 года, после чего он был продлен еще на пять месяцев. «Закон четко устанавливал сроки полномочий комиссии, и дальнейшее затягивание передачи дел только вредит объективному рассмотрению», — считает Муравьев.

Временная следственная комиссия передавать ВСЮ материалы не собирается — уже несколько месяцев она не может собрать кворум. «Те дела, по которым комиссия утвердила выводы о нарушении присяги, мы передали в ВСЮ. Это 46 судей из 367-ми. Мы готовы рассматривать и все остальные материалы, но у комиссии нет полномочного состава. Поэтому не заседаем сейчас. Вышли из комиссии и не назначили: Верховная Рада — двоих человек, правительственный уполномоченный по антикоррупционной политике — двоих, и еще четырех должен назначить Верховный суд Украины. Комиссия заблокирована. Мы ходим на работу, но не имеем права проводить заседания и принимать решения», — отметил в беседе с ЛІГА.net глава комиссии Владимир Мойсик.

«Никаких перспектив привлечь судей к ответственности через Высшую квалификационную комиссию судей,  — уверен экс-министр юстиции Сергей Головатый, который сейчас в составе рабочей группы нарабатывает изменения в Конституцию Украины. — Это вообще не вопрос органов власти. Должны быть созданы специальные механизмы, это нужно отдать специальным органам, независимым экспертам с высокими моральными качествами и доверием со стороны общества».

В конце ноября президент Порошенко внес в Раду изменения в Конституцию в части правосудия. Предполагается, что судебная реформа начнется летом с переаттестации судей. На этом в конституционной комиссии настаивала группа замглавы АП Алексея Филатова, в то время как эксперты Реанимационного пакета реформ настаивали на более революционном подходе - уволить всех судей и набрать новых. Это будет уже третья попытка перезагрузки судебной системы

По словам Татьяны Козаченко, переаттестация с точки зрения международной практики показывает свою неэффективность, и это касается не только судов. «В Николаеве тестировали ГАИ. Из 231-го человека только 30 человек не прошли переаттестацию. Скорее всего, это те люди, которые ушли по собственному желанию. Допустим, наберут новых 30. Насколько люди, которые придут, смогут изменить систему или будут влиять на качественный состав кадрового корпуса? Никак не будут», — считает она.

Любая переаттестация, подчеркнула Козаченко, во главу угла ставит профессионализм, опуская моральные качества: «Но ведь не может быть приоритета между государственностью, порядочностью и профессионализмом. Особенно у судей».

Освобождение от ответственности в обмен на показания

Большинство экспертов категоричны: чтобы подобная ситуация не повторилась в будущем, всю практику необходимо анализировать и систематизировать, а судей — привлечь к ответственности, причем не только дисциплинарной, но и уголовной.

«Часть судебного корпуса говорит: почему ко всем судьям негативно относятся? Принимали же решение триста судей из девяти тысяч. Из тех судей, к которым попали эти дела, на пальцах одной руки можно посчитать тех, кто принял законные решения. Поэтому так критично привлечь этих судей к ответственности, очистить и показать неотвратимость наказания. Ответственность — это то, что предупреждает повторение такого в будущем. Судьи совершили преступление, причем преступление тяжкое, не менее тяжкое, чем избиение беркутовцами активистов. Статья 375 Уголовного кодекса предусматривает санкцию до восьми лет», — напомнил Руслан Маселко.

Однако группа адвокатов, которые представляют интересы семей Небесной сотни, предлагают другой, нестандартный подход к проблеме — наоборот, освободить судей от ответственности при выполнении ряда условий. Фактически речь идет о сделке со следствием: судьи называют заказчика, вскрывают схему давления на суды, и в обмен на эти показания все претензии с них снимаются. Соответствующие изменения в Уголовный кодекс адвокаты рассчитывают провести через депутатов.

«Наша цель очень прагматична. В интересах уголовного производства наша задача — установить заказчиков и организаторов. Есть факты того, что судьи действовали, выполняя определенные указания. И мы заинтересованы в том, чтобы раскрыть эту систему и не допустить подобных злоупотреблений в будущем», — поделился замыслом с ЛІГА.net адвокат Виталий Тытыч.

Цель очень прагматична — установить заказчиков и организаторов давления на судей 

По его словам, это предложение согласовано с потерпевшими, по которым выносились неправосудные решения. «В моей категории это 18 человек, я обсуждал с каждым этот момент, и они согласны», — заверил он.

Статью 375 Уголовного кодекса (вынесение судьями заведомо неправосудного приговора) адвокаты предлагают по аналогии со статьей 255 (создание преступной организации) дополнить пунктом о том, что разоблачение организатора и заказчика давления освобождает судью-исполнителя от ответственности. «В предложениях мы написали, что по этому эпизоду судья не может быть привлечен ни к уголовной, ни к дисциплинарной ответственности. Понимаете, в этом вся идея и заключается. Мы говорим судьям: мы знаем, что на вас давили, дайте показания, что вы вынесли неправосудное решение под давлением. Но это невозможно с точки зрения логики. Если он свидетельствует, что выносил решение под давлением, то сразу же свидетельствует и о том, что его решение неправосудное. Поэтому они защищаются и рассказывают разные сказки».

К какому бы решению ни пришли заинтересованные стороны, основная проблема заключается в том, что сроки привлечения к ответственности судей за их деяния (за исключением нарушения присяги) истекли еще год назад. Ряд надежд экспертное сообщество возлагает на анонсированную судебную реформу. Но с учетом того, что за прошедшее после Майдана время власть так и не проявила волю к радикальному очищению судебной системы — вряд ли стоит серьезно надеяться на это в дальнейшем.

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code