Секрет Полишинеля. К чему приведёт раскрытие имён реальных собственников СМИ

Перегляди: 466

Раскрытие имён реальных собственников СМИ вряд ли вызовет сенсацию, но эта информация снизит количество манипуляций общественным мнением

В конце минувшей недели президент Украины Пётр Порошенко подписал закон, обязывающий раскрыть реальную структуру собственности телерадиокомпаний страны и имена конечных бенефициаров. Кроме того, запрещается «создание и деятельность телеорганизаций, участниками которых являются юридические лица, зарегистрированные в офшорных зонах, перечень которых определён Кабинетом министров Украины, а также соответствующие физические лица-предприниматели, физические лица и лица без гражданства».

Закон вступит в силу через месяц. Медиаэксперты не считают, что за этим последуют какие-то сенсации: кому принадлежат основные медиаактивы, известно всем, кто следит за жизнью отечественных СМИ. Однако они надеются, что если эта информация дойдёт до широких масс, количество манипуляций общественным мнением снизится. Ведь украинцы станут лучше понимать, в чьих интересах телеканалы интерпретируют новостную повестку.

Татьяна Лебедева

почетный председатель Независимой ассоциации телерадиовещателей

– Это давно назревший вопрос, который волновал общественное мнение. Первые шаги были сделаны ещё при Ющенко, наиболее активные общественные организации принимали участие в написании проекта такого закона. Но его откладывали в долгий ящик, поскольку в Верховной Раде всегда присутствовало слишком много лоббистов, прямо или косвенно имеющих отношение к крупным холдингам.

Я не могу назвать закон революционным, потому что эксперты и люди, активно интересующиеся медиа, всегда приблизительно знали, кто стоит за тем или иным медиахолдингом, каналом, телевизионной либо радиогруппой. Но официальное раскрытие этой информации приведёт к тому, что станет меньше лукавства, манипуляций, возможности продавать, перепродавать каналы, использовать их как инструменты для достижения своих целей. Ведь не секрет, что телевидение и радио в Украине – это, к сожалению, не бизнес, а инструмент решения каких-то вопросов, часто политических, бизнесовых, инструмент выяснения отношений между владельцами медиа. Есть необходимость понимать до конца, кто главный бенефициар и как он влияет на редакционную политику, в этом смысле закон сработает очень хорошо.

Однако при всём уважении к его авторам я не понимаю, как знание конечного бенефициара позволит сделать так, чтобы Коломойский, Лёвочкин, Пинчук или кто-то ещё не могли вмешиваться в редакционную политику. Телекомпаний много, рекламы мало, и практически все наши телерадиокомпании зависят от дотаций, даже топ-10. Естественно, кто платит, тот заказывает музыку. Помешать этому может только позиция зрителя и неприятие заангажированной информации.

Конечно, медиаграмотность в Украине на нижайшем уровне. Мы много лет жили в Советском Союзе, где вообще не было информации, а лишь пропаганда, манипуляции, односторонняя коммуникация. Люди даже не понимают, что такое медиа, что от них можно и должно требовать. Часто они бывают обмануты, доверяя тому или другому любимому телеканалу. Знание о том, кто собственник, немножко приблизит общество к пониманию, кому что выгодно, почему та или иная новость была озвучена именно в такой последовательности и тональности.

Граждане смогут узнать о собственниках из реестра, который обязан вести Нацкомитет. Реестр и сейчас существует, правда, в вордовском файле, и, чтобы найти необходимую вам информацию, нужно всё это перелистать: в стране множество телерадиокомпаний, их всегда было от 1300 до 1500, сейчас немножко меньше. В реестре есть данные, которые указаны в лицензии любой телерадиоорганизации. Но если там было написано «Кипр. Офшор Пупкин и сыновья», Нацсовет никогда ничего не мог с этим сделать.

Сейчас я пытаюсь выяснить, будет ли пересматриваться сложившееся положение вещей. Потому что практически в каждой крупной группе часть или вся собственность принадлежит офшору. Отменить это, наверное, невозможно. Но дать Национальному совету все сведения о конечных бенефициарах этот закон помогает. Не думаю, что будут указываться какие-то номинальные директора офшоров, потому что всё равно всем всё станет понятно.

Тарас Шевченко

директор Института медиа права

– Главные плюсы законопроекта – большая прозрачность медиасобственности, больше информации о том, кто является конечными владельцами теле- и радиокомпаний. Украинское законодательство всегда ориентировалось на интересы олигархов. Те нормы, которые принимались раньше, давали возможность всё скрыть и владеть любым количеством телекомпаний. То есть, вопросы прозрачности и концентрации были решены в интересах владельцев.

По новым нормам телекомпания должна ежегодно информировать регулятора о полной схеме собственности. Медиасообщество примерно представляло себе, кто владеет телекомпаниями, но эти сведения базировались на неофициальной информации и совсем необязательно правдивой. Ведь главные схемы собственности уходили в оффшоры. Информацию о том, кто стоит за оффшорами, могли распространять так, как это было выгодно владельцам. Если нам говорили, что владелец Хорошковский, а документы показывали на оффшор, владельцами могли быть россияне. Затеряться за оффшорами – самый простой способ. Поэтому по закону владение через них запрещается. Это, кстати, то, что давно сделали грузины, взяв нашу концепцию.

Естественно, остаётся возможность показывать фиктивных владельцев. Например, вряд ли кто-то сильно верил в то, что Гужва лично владеет «Вестями», некоторые ставят под сомнение то, что Фирташ является реальным владельцем «Интера», а не его русские партнёры. В законопроекте сказано, что перечень оффшоров утверждает Кабмин. Это тоже может быть лазейкой, всё будет зависеть от того, кого правительство отнесёт к оффшорной зоне, а кого – нет.

Закон о прозрачности медиасобственности будет иметь полноценное применение только при надлежащем регуляторе. Нормы прозрачности имеют два ключевых значения. Первое: для общества и экспертов важно знать, кто владеет телеканалами, чтобы понимать ценность информации. Второе: регулятор должен смотреть за концентрацией, за тем, чтобы были представлены различные форматы, люди. С регулятором проблем намного больше, он никогда не был заинтересован в том, чтобы раскрывать информацию о конечных собственниках. По сути, в нём представлены интересы олигархов, которые через парламент делегировали туда своих людей.

Законом предусмотрено, что представители страны-агрессора не могут быть собственниками украинских телерадиокомпаний. Здесь тоже возникают вопросы, например, по тому же «Интеру», поскольку схема владения им не совсем прозрачная. Формально русская сторона вышла из владения телеканалом напрямую, когда только началось обсуждение применения такой нормы. Если русские продали свои акции, то этот закон «Интера» практически не коснётся, поэтому я не стал бы говорить о том, что главная цель этого закона – удар по нему. Нормы закона применяются ко всем одинаково.

Но есть один риск. Поскольку закон устанавливает прозрачность на всех этапах владения, существует опасность для телекомпаний, что какой-то миноритарный акционер может навредить всей организации, продав свою часть русской компании. В этом случае лицензия должна быть отобрана. Этот риск особенно актуален для тех телекомпаний, где много соучредителей.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code