Сергей Лещенко: Гройсман знает желания и капризы каждого депутата

Перегляди: 394
Депутат БПП и журналист-расследователь — о вариантах разрешения политического кризиса, олигархе Григоришине, своих источниках дохода и джинсе в СМИ

 

В прошлом журналист-расследователь и лидер мнений либерального сегмента украинской аудитории Facebook Сергей Лещенко пришел в парламент благодаря победе Майдана, когда политические силы нуждались в новых лицах. В парламенте молодые политики из общественного сектора не составляют большинство и распылены по разным фракциям.  Известный социолог Евгений Головаха в интервью ЛІГА.net год назад пессимистически высказался об их способности изменить правила игры: «Могу откровенно вам сказать — у меня есть большое подозрение в том, что их появление в политике снова оказалось конвертацией символического капитала во власть, и не более. Потому что другой их роли я пока не вижу. А это ведь новые политики из числа журналистов, молодых ученых, общественных деятелей и даже комбатов».

Тем не менее, за полтора года в Верховной Раде Лещенко стал одним из лидеров антикоррупционной фронды внутри президентской фракции БПП. Он был одним из ключевых участников кампании давления, которая привела к сложению мандата соратником Яценюка, Николаем Мартыненко. Однако, достичь того же результата в отношении партнера Порошенко — Игоря Кононенко — не удалось.  Работа в составе самой большой фракции парламента не мешает Лещенко прямо критиковать президента. В интервью ЛІГА.net журналист и депутат прогнозировал варианты развязки нынешнего кризиса в правящей коалиции.

— Прокомментируй процесс коалициады и премьериады. 

— Мы сейчас наблюдаем, как подтверждается мой прогноз о том, что отставка Яценюка могла быть выходом из кризиса, тогда как продолжение его премьерства — усугубляет кризис. Голосование за отставку Яценюка было месяц назад, и с тех пор мы находимся в состоянии подвешенности, неопределенности, торгов и кулуарных переговоров.Коломойский и другие олигархи снова активно в игре, Мартыненко уже за столом переговоров наравне с другими. В общем, произошло худшее, что могло произойти. И, к сожалению, наши иностранные партнеры этому тоже поспособствовали, потому что они заступались за Яценюка до последнего, считая, что его отставка — это раскручивание кризиса.

— Кто выиграл в этой ситуации?

— Безусловно, Яценюк выиграл возможность маневра. Он обвиняет всех в коррупции, будучи сам замешан в коррупционных схемах. Яценюк перехватил инициативу у Порошенко, держит всех в заложниках, и, цинично иронизирует над неспособностью его оппонентов снять его с должности. Легитимный инструментарий отставки Яценюка, кроме его добровольного ухода с должности, исчерпан на ближайшие полгода.

Еще выиграли олигархи, потому что слабый премьер — это лучший премьер для олигархов, которые могут в обмен на пару голосов выторговать себе преференции. Как было при Валерии Пустовойтенко, вы помните? Он был премьером почти два с половиной года и, не имея поддерживающего его большинства в Раде и зарождающие олигархи получали в обмен на поддержку правительства все большее жирные куски. Тогда сформировались первые кланы.

— Порошенко сам себя переиграл?

— Конечно, потому что не голосование за отставку Яценюка прошло при активном вмешательстве Порошенко в этот процесс. Я знаю, что Оппоблок готов быть дать не менее 20 голосов за отставку, но после вмешательства Порошенко дали, кажется, восемь. Лично ли Порошенко проводил операцию. Или через, например: Ковальчука илиЛожкина — не важно, Порошенко был в это вовлечен и несет ответственность за углубление кризиса. Порошенко оказался в патовой ситуации, поддавшись внешнему давлению со стороны США и не отправив в отставку Яценюка, когда была возможность.

Яресько может быть очень хорошим премьер-министром, но переходного правительства. Если ее назначение и состоится, то лишь для того, чтобы она дала старт необратимым реформам. И следующий шаг — это досрочные выборы

— Как изменились позиции олигархов в нашей политике в результате текущей премьериады?

— Вот Коломойский снова в игре. Мы видим, что он часто бывает в Администрации президента, вчера (15 марта — ред.) он зачем-то был в Кабмине видим, что Корбана выпускают. Ахметов тоже выигрывает, пока Яценюк все еще возглавляет правительство. У меня есть большие подозрения, что еще когда, помните, был языковой майдан (массовые протесты лета 2012 года против принятия закона «Об основах государственной языковой политики», который предусматривал возможность официального двуязычия в регионах, где численность нацменьшинств превышает 10% — ред.). в 2012 году и был зафиксирован разговор Яценюка с кем-то, как казалось, из регионалов, то это он с Ахметовым говорил. Что касается Фирташа и Левочкина, то им нужны перевыборы, так как в нынешнем парламенте они не могут полноценно влиять на ситуацию.

— А Григоришин?

— Его влияние на процессы в Украине всегда было преувеличено для того, чтобы найти внешнего врага и оправдать свои неудачи какими-то заговорами и рукой Москвы в нашей политике. Демонизируют Григоришина, в основном Яценюк и приближенные к нему политики. Его влияние несоизмеримо с тем, которое оказывают Коломойский или Ахметов.

— Твоя позиция в отношении работы российского бизнеса и его влияния на украинскую политику. Григоришина надо объявлять персоной нон-грата?

— Половина нашей страны пользуются мобильным оператором Киевстар, который сегодня также принадлежит российскому бизнесу. МТС — то же самое. О полном запрете российского бизнеса в Украине можно говорить только в контексте спекуляций. Как только доходит до предметного разговора, сразу выясняется, что это сделать невозможно и не нужно. Хотя бы потому, что тут же последуют зеркальные санкции против украинского бизнеса в России, и это принесет реального вреда Украине больше, чем морального удовлетворения. Вообще «запрет российского бизнеса» — это тема Народного фронта, и я не расцениваю ее никак иначе, кроме как предвыборную политическую акцию.

— Идея технократического правительства. Ты не думаешь, что пропаганда идеи технократического правительства — это просто прикрытие для концентрации власти в руках Порошенко? А Яресько, Бальцерович, Бильдт — это все легенды, чтобы протащить Гройсмана? Даже если в АП дают понять, что всерьез рассматривают вариант Яресько, то как технократическое будет собирать политическое большиство в Раде?

— Фамилию Бальцеровича не называли. Сомневаюсь, что ставка сделана на Яресько. Может быть, Натальей Яресько играют втемную. Для того, чтобы ее назначение было провалено не без участия президента, точно так же как провалена отставка Яценюка. Тогда Порошенко скажет внешним партнерам: мы попытались назначить Яресько, но Рада не дала голосов, а будильник досрочных выборов уже тикает. Но надо назначать нового премьера… и тут появляется кандидатура Гройсмана и, как это часто бывает, находит нужные голоса под себя. Я не утверждаю, что так будет, но подобный метод проталкивания решений мы уже наблюдали — когда в частности, в последний момент «находилось» необходимое количество голосов для принятия бюджета.

Порошенко оказался в патовой ситуации, поддавшись внешнему давлению со стороны США и не отправив в отставку Яценюка, когда была возможность.  

— Реально ли сегодня найти голоса в поддержку кандидатуры Гройсмана?

— Гройсман умеет находить компромисс со всеми политиками. Гройсман знает каждого депутата, знает об их желаниях, интересах и капризах. К каждому в случае необходимости найдет персональный подход. Спектр подхода широк — от новых кабинетов (например, у Сергея Левочкина в комитетах целых три кабинета, хотя по регламенту они ему не нужны) — до решений вопросов о командировках, дополнительном обеспечении и так далее. Это все в руках спикера, и Гройсман знает, как использовать эти инструменты для договоренностей с разными группами депутатов. За полтора года Гройсман построил хорошие отношения со всеми.

С одной стороны, Гройсман мог бы стать наиболее компромиссной фигурой, как премьер, но с другой стороны — он слишком близок к президенту, потому его политический капитал наиболее подвержен рискам.

— Источники в АП говорят, что Яресько — это может быть серьезно. Может ли премьер работать без поддержки парламентского большинства?

— В нынешней президентско-премьерской модели Конституции невозможно работать премьеру, который не имеет поддержки парламентского большинства.

А раз так, то Яресько может быть очень хорошим премьер-министром, но переходного правительства. Переходное правительство может проработать полгода, может даже год, но его правление все равно неизбежно закончится парламентскими выборами. Поэтому я считаю, что если ее назначение и состоится, то лишь для того, чтобы она дала старт необратимым реформам. И следующий шаг — это досрочные выборы, но во время ее премьерства мы принимаем необходимый пакет законов, которые ограничат доступ в парламент коррупционерам.

В первую очередь, надо поменять закон о выборах. Это ключевое решение, и то, что мы этого не сделали в 2014-м году, как я теперь понимаю, было грандиозной ошибкой. Я имею ввиду, что мы не отменили мажоритарную составляющую выборов. Коррупционеры чаще всего попадают в Раду через мажоритарку и получают в парламенте контрольный пакет.

Далее: нужно либо ограничить, либо вообще запретить телевизионную предвыборную рекламу на коммерческих каналах. Также важно регламентировать минимальную продолжительность рекламных роликов. Чтобы они были не 5-секундные — показали вилы, прически и всё: баллы зарабатываются таким нехитрым способом. Нужно, чтобы рекламный политический ролик по продолжительности был не менее 1-2 минут, в течение которых кандидаты от партий знакомили избирателей со своей программой.

И третье — это отменить, наконец, депутатский иммунитет. Это как минимум отобьет желание баллотироваться у тех, кто идет в Раду только чтобы оказаться недосягаемыми для закона.

В предвыборной программе Порошенко от 2014 года было обещание провести следующие выборы по открытым спискам. Прошел год, а ничего не сделано.

Я всегда говорю на Западе: с Украиной будьте готовы к «плану Б», к тому, что правительство и парламент будет распущен в любой момент. И не только из-за Яценюка, а потому что Рада, в частности, оторвана от реальной жизни. Нынешний парламент — это машина времени, которая двинулась назад. Они не адекватны стране, которая пережила все стрессы и шоки 2014-15 годов.

— Каковы шансы на то, что созыв не доживет положенный ему срок и досрочные выборы все же состоятся? Есть ли смысл в этих выборах без нового закона?

— Этот парламент обречен, потому что он не представляет интересов общества. Общество за эти полтора года намного дальше ушло по своему развитию, чем политические силы, представленные в Раде. У всего есть свой срок годности, нынешний же парламент по своей свежести я нахожу опасным для общественного организма, чтобы с ним жить. Этот парламент токсичен. Потому досрочные выборы мне кажутся необратимыми. Но пройти они должны по новому закону, предполагающем упразднение мажоритарки. Иначе нет никакого смысла. Боюсь только, что Петр Алексеевич не заинтересован в новом законе. Порошенко хорошо знает природу мажоритарки — он сам так проходил в Раду трижды. Любой власти выгодна мажоритарка, потому что на округе, как правило, побеждают бизнесмены. А бизнесмены всегда чутки к рекомендациям генпрокурора.

— Какой из вариантов ближайшего будущего для Кабмина наиболее вероятен: Яценюк, Яресько, Гройсман?

— Кто бы вам какие прогнозы сейчас на этот счет не давал — этот человек просто обманывает. Потому что конечный результат не знает никто — вся очень быстро меняется и финал открыт до сих пор. Даже Порошенко его не знает. Потому что ситуация с Яценюком открыла в президенте новое качество — способность поменять решение в последний момент под внешним давлением. Сценариев, действительно три, но какой из них будет реализован, этого не знает никто.

— Есть мнение, высказываемое Самопомощью, что противостояние Порошенко и Яценюка — мнимое, а на самом деле они хорошие политические и бизнес-партнеры, выгодные друг другу. И все же, хочет Порошенко убрать Яценюка или нет?

— Как я уже говори, хочет или нет — не важно. Посмотрим, какой из трех вариантов будущего Кабмина сыграет.

Влияние Григоришина на процессы в Украине всегда было преувеличено для того, чтобы найти внешнего врага и оправдать свои неудачи какими-то заговорами и рукой Москвы

Вообще, ни Порошенко, ни Яценюк не представляют разные партии. Народный фронт иБПП — это не партии. Это просто два транспаранта, которые взяла в руки одна группа людей, разделившаяся перед выборами на два лагеря. По сути же это все одна партия. Это «политики 2000-х», сформировавшиеся в эпоху Кучмы и Ющенко. Которые объявили себя бенефициарами Майдана и разделились на две колонны, только потому, что им не удалось в одной команде распределить потоки, смотрящих, кандидатов и округа.

Ошибка западных партнеров в том, что они, ставя на Яценюка, считают его противовесом Порошенко. Они держат в голове биполярную модель политики западного мира: где, например, в Британии лейбористы являются противовесом консерваторам. Но там это оппоненты идеологические, настоящие, а наших разделяют только личные меркантильные интересы без тени идеологии. Даже между Кока-колой и Пепси-колой больше оттенков вкуса, чем между БПП и Народным фронтом.

Единственная настоящая оппозиция, которая существует в нынешней политике и в парламенте — это те, кто пришел в политику после Майдана из гражданского общества.

— Ты автор многих громких расследований, в том числе и после того, как стал депутатом. Почему при этом ты остаешься в президентской фракции? Чумак и Фирсов вышли из фракции, например.

— Мне мандат дал не Порошенко, а народ — эти слова записаны и в присяге народного депутата. Чумак — мажоритарщик, и для него выход из фракции не означает потери мандата. Я не считаю, что фракцию должны покидать те, кто борется с коррупцией. Уверен, что, наоборот, коррупционеры должны покинуть парламент.

— Ты говоришь, что БПП и Народный фронт — это разные колонны одной партии. Проект Саакашвили, с которым ты активно сотрудничаешь — это третья колонна?

— Партии Саакашвили не существует, существует Рух за очищение, который включает в себя представителей гражданского общества, членов грузинской команды Саакашвили и отдельных представителей нынешнего парламента, которые хотят настоящих перемен в стране.

— И Саша Боровик, и ранее Залищук говорили, что это будет новая правоцентристская партия.

— Такой вариант рассматривается, потому что наиболее эффективно достичь задекларированных общественным объединением целей можно только через победу на выборах и представленность во власти. Но, хочу сразу сказать, что в этой новой партии не будет старых лиц, не будет профессиональных политиков, которые сменили уже не одну партию. Мы видим на фотографиях в Facebook рядом с Саакашвили Горбаля, Рудыка или Катеринчука и слышим спекуляции, что он собирает политический сэконд-хэнд. Не стоит обращать внимания — такие фотографии — не больше, чем самопиар этих политиков. У нас внутри движения на этот счет был очень откровенный разговор с Саакашвили. Мы пришли к консенсусу, что если это будет новая партия, то должна состоять из новых лиц: 20+ по возрасту. Это не будет паровоз, который подарит новую жизнь вышедшим в тираж персонажам.

— Это проект, связанный с Администрацией президента или нет?

— Нет никаких признаков или оснований так считать.

— Разве должность Саакашвили в президентской вертикали — не основание?

— Порошенко с удовольствием бы сейчас уволил Саакашвили, но не может этого сделать, так как тем самым еще больше поднимет тому рейтинг. Саакашвили же использует должность с максимальной пользой для новой политической платформы.

— Что ты, как журналист в прошлом, ставший народным депутатом, сделал для формирования нормального медиарынка в стране? Почему до сих пор не отменена норма о согласовании интервью? Почему не лишаются лицензий телеканалы и информагентства, которые размещают в новостных блоках и лентах джинсу — оплаченные сообщения и сюжеты без рекламной маркировки?

— Я подал законопроект, предполагающий отмену обязательного согласования интервью. Он уже больше года лежит в аппарате парламента, пройдя все комитеты, но в сессионный зал его не выносят. Хотя однажды я увидел его в повестке дня одного из пятничных заседаний. Это было сделано специально, чтобы документ был провален. Пятница — черная дыра парламентской работы, в этот день депутаты не ходят на работу. Конечно же, я подал прошение о переносе проекта на другой день, и теперь снова он лежит в аппарате мертвым грузом. Я пытаюсь достучаться до Гройсмана и убедить, что этот закон должен быть принят. Обязательное согласование интервью, конечно, надо отменять.

Ошибка западных партнеров в том, что они, ставя на Яценюка, считают его противовесом Порошенко. Даже между Кока-колой и Пепси-колой больше оттенков вкуса, чем между БПП и Народным фронтом 

Что касается «джинсы», то это вопрос цеховой саморегуляции. Сами журналисты должны создать организацию, которая будет определять: что считать джинсой, а что — нет. Потому что любое регулирование со стороны власти тут же будет воспринято, как цензура и ущемление свободы слова.

— В многочисленных расследованиях ты часто обнародуешь информацию, которой нет в официальных базах, и которую вряд ли можно получить по депутатскому запросу. Как удается получить такие сведения? Тебе сливают данные напрямую спецслужбы?

— Я никогда не открою тебе свои источники, как и ты никогда не откроешь мне свои. У меня есть знакомые в американских спецслужбах, например, спецагент ФБР Брайан Эрл, который расследовал дело Лазаренко, а теперь работает в отделе кибер-преступности. Но наше общение носит скорее житейский характер.

— Ты получаешь теневую зарплату от фракции БПП? По нашим данным, теневые доплаты депутатам двух крупных фракций коалиции, не имеющим бизнеса, составляют $2 тысячи в месяц. Если не получаешь, то поясни свои источники заработка. Или хватает 6 тысяч гривень депутатской зарплаты?

— Нынешний размер депутатской зарплаты я считаю недопустимым — это прямая попытка загнать депутатов под смотрящих, чтобы получать доплату в конверте и потом взять парламентариев на крючок. Мне никто ничего не доплачивает — ни во фракции, ни олигархи, и я могу объяснить, за счет чего живу. Но что могут сказать другие депутаты без бизнес-прошлого? Мои доходы будут обнародованы в срок. В 2015 году это были зарплата депутата, полставки преподавателя в частном вузе — Украинском католическом университете, гонорары за журналистские публикации, авторское вознаграждение за мои книги, а также гонорар Колумбийского университета (США).

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code