«Серый» против «белого». Кто погибнет в войне импорта

Перегляди: 96

В Верховной Раде зарегистрированы два противоположных акта. Один из них разрешает ввоз в страну оригинальных товаров без согласия правообладателя торговой марки, второй — запрещает. Лоббисты какой бизнес-среды победят?

637_d59a615232d6ae8e6394c4105bc673a3_9875

На страничке популярного интернет-магазина не находите и половины товаров? Сайт узнаваемого маркетплейса перестал обслуживаться? Не можете найти на рынке привычные бытовые товары? Закрылся ваш любимый магазинчик европейских брендов? Маленькая поправка к закону — и вы с этим столкнетесь.

Дело в том, что правообладатели, производители, официальные дистрибьюторы и мелкий бизнес очутились на пороге некого противостояния, исход которого должен решить судьбу так называемого параллельного импорта в Украине.

В Верховной Раде зарегистрированы два противоположных законопроекта. Один из них разрешает параллельный импорт, второй — запрещает. Каждый из этих актов защищает интересы определенной бизнес-среды, ею же и лоббируется.

Параллельным импортом — ПИ — принято считать ввоз на территорию государства оригинальных товаров без наличия специального согласия правообладателя торговой марки, притом, что на территории государства такие товары уже продает официальный дистрибьютор или сам производитель.

Правовой статус параллельного импорта в Украине не определен, но практики и суды склоняются к мнению, что его существование в Украине законно. Безусловно, такое отношение к ПИ подтверждает, что не всегда параллельный импорт являет собой угрозу для правообладателя торговой марки.

Идею запрета параллельного импорта не первый год лоббируют производители и дистрибьюторы. Что же может измениться?

Ответ на этот вопрос бизнес и потребитель надеются получить после внесения изменений в законодательство, в результате которых товары определенной торговой марки смогут быть ввезены в Украину для коммерческих целей только при наличии согласия правообладателя такой ТМ.

Такие изменения могут означать отток с украинского рынка оригинальных товаров, которые сейчас можно купить не только в фирменном магазине или у официального поставщика, но и у «неавторизированных операторов», коими является большинство интернет-магазинов, рынков и магазинов.

Маловероятно, что эти торговцы смогут получить согласие на продажу товаров известных марок. Крупные игроки не заинтересованы в сотрудничестве с мелкими торговцами, им выгоднее работать с сетями и диктовать рынку свои условия.

Кроме того, обозначенные изменения в закон могут коснуться товаров, которые не представлены в Украине официальными дистрибьюторами.

Мелкому предпринимателю, который завозит в небольшом количестве в коммерческих целях косметику из Парижа, одежду из Вены или кружки из Берлина, с принятием изменений в закон придется получить согласие правообладателей соответствующих торговых марок.

Если правообладатель не даст согласия, импортер не сможет ввезти товар. В зоне риска окажется весь параллельный импорт бытовой техники и электроники, лекарств, запчастей, бытовой и аграрной химии, одежды и аксессуаров — товаров, которые ввозят в Украину неофициальные дистрибьюторы.

Сторонниками ПИ, в первую очередь, являются потребители, которые заинтересованы в максимальном балансе цены и качества . Они хотят покупать оригинальные товары по более низким ценам, чем у официальных поставщиков.

Легализацию ПИ поддерживают и предприниматели, чей бизнес строится на таком импорте: интернет-магазины, маркетплейсы, супермаркеты, рыночные торговцы. Запрет ПИ чреват разорением мелких частных предпринимателей и может принести убытки торговым гигантам, продающим такую продукцию.

Многие производители и правообладатели не против импорта оригинальных товаров под их брендами, ведь товар куплен у оригинальных производителей и продвигает их бренды. Такой подход в отношении ПИ существует в США.

Однако есть обратная сторона медали, когда ПИ угрожает не только бизнесу, но и жизни граждан. Хороший пример — импорт лекарств. Их производители тратят целые состояния на правильную транспортировку дорогостоящих вакцин и ампул, многие из которых теряют свой эффект при несоблюдении режима хранения.

Параллельный импортер заинтересован в получении прибыли, поэтому может перевозить вакцину в обычной сумке-холодильнике, которую обычно используют для пикника. Такая вакцина ничем не поможет, главное — чтобы не навредила.

Недовольство покупателя будет адресовано производителю, а не импортеру, ведь вакцина оригинальная. Фармакологические компании рискуют своей репутацией, поэтому они в наибольшей степени поддерживают запрет ПИ.

Страдает репутация производителей и в случае поставок товаров, которые не адаптированы для украинского рынка. Например, когда товары не рассчитаны на местные климатические условия, не отвечают требованиям по маркировке или государственным стандартам, не имеют инструкции на украинском языке.

На качество и оригинальность товара эти показатели могут не влиять, но их использование в Украине ставит под удар репутацию производителя.

Кроме того, многие производители диктуют цены на определенном рынке. Демпинг ПИ снижает конкурентоспособность производителя и его официальных ритейлеров, так как производитель должен конкурировать со своими товарами.

Параллельный импорт также неблагоприятно влияет на инвестиционный климат в Украине. Многие крупные производители вынуждены сокращать свое присутствие на рынке в связи с невозможностью конкурировать с мелкими импортерами.

Противники ПИ уверены, что его запрет увеличит приток иностранных инвесторов в Украину, что позволит получить дополнительные доходы в госбюджет. Так ли это, непонятно, однако можно утверждать, что одновременно удовлетворить интересы мелкого бизнеса, крупных производителей и потребителей не удастся.

Во-первых, в случае запрета параллельный импорт еще больше уйдет в тень, а вместе с ним — и налоги, мало-мальски оплачиваемые государству, в том числе и за рабочие места, которые обеспечивает рынок параллельного импорта.

Во-вторых, контроль параллельного импорта — это большая нагрузка на работу таможни, которая вместо того, чтобы отслеживать в порядке приоритета контрафакт и контрабанду, будет вынуждена отслеживать еще и потоки ПИ.

Несомненно, часть мелких торговцев оригинальными импортными товарами закроется. Примером страны с запрещенным ПИ может служить Россия, в которой параллельно импортированный товар приравнивается к контрафакту.

Опыт запрета ПИ в этой стране доказывает, что победить данное явление нельзя, а таможня отказывается контролировать ПИ ввиду его многочисленных потоков. В итоге, в России ПИ де-юре запрещен, но де-факто продолжает существовать.

В Украине, вероятно, ситуация будет похожа. Не секрет, что доминирующую часть автозапчастей, электроники, бытовой техники, одежды и даже лекарств на украинский рынок ввозят мелкие импортеры — «челночники».

Запрет ПИ на них особо не повлияет. Схема их работы налажена настолько, что таможня не имеет механизмов для борьбы с ними. Вот как это работает.

Товар из ЕС на украинской границе распределяют между обычными жителями западных областей. Они перевозят его через границу как личный багаж, затем загружают в грузовик, получают за это 100 грн, и товар едет в супермаркеты.

Запрет или легализация ПИ должны стать результатом взвешенного решения. На чашу весов необходимо поставить интересы правообладателей, мелкого бизнеса, потребителей, а также госорганов, на чьи плечи ляжет контроль над ПИ.

Источник Экономическая правда

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code