Шансы Украины в динамично меняющемся мире

Перегляди: 63

Что важного для мировой экономики демонстрирует первый год президентства Дональда Трампа? Думаю, ключевым трендом становится сосредоточенность США на внутренних экономических проблемах. На этом тезисе строил предвыборную кампанию Трамп. Придя к власти, он ведет себя как ответственный, реалистично мыслящий политик – ведь совершенно ясно, что США больше не в силах тянуть на себе развитие всей мировой экономики за счет неустанного наращивания потребления

59d7571c3623c

Если изложить суть проблемы лаконично, то мир достиг той точки, когда с глобальными торговыми дисбалансами нужно что-то делать. В течение нескольких десятилетий двигателем, обеспечивающим глобальный экономический рост, преимущественно выступали США. Но, чтобы по-прежнему быть локомотивом мирового потребления, Штаты должны или продолжить наращивать и без того большой дефицит внешнеторгового баланса или постепенно возвращать производство в США. Трамп выбрал второй вариант. Еще одна цель Трампа — стремление ограничить дальнейшее распространение так называемого «финансового капитализма», в котором конечным контролирующим субъектом являются банки и финансовые учреждения (это тоже было частью его предвыборных обещаний). Понятие «финансовый капитализм» было популярным в 1930-е годы, после выхода книги Джорджа Эдвардса «Эволюция финансового капитализма». В период Великой депрессии некоторые экономисты связывали то сложное положение, в котором оказались США, с финансовой системой страны. Ее сравнивали едва ли не с феодализмом, в котором места князей и баронов заняли финансисты. Термин «финансовый капитализм» обрел новую жизнь с легкой руки профессора Йельского университета Роберта Шиллера, который в написанной в 2012 году работе «Финансы и хорошее общество» обратил внимание на необходимость жестче устанавливать рамки деятельности банков и финансовых институтов (в 2013 году Шиллер получил Нобелевскую премию по экономике).

Как известно, США являются страной с невысоким уровнем сбережений, но высоким уровнем потребления. Такая экономика не может самостоятельно поддерживать большой пул финансовых активов, потому что ее граждане обильно тратят деньги на разнообразные блага и услуги. США стали центром финансового капитализма в немалой мере из-за того, что другие страны — в первую очередь Япония и Китай — ссужали им деньги через покупку облигаций американского Госказначейства. Эти вливания обеспечивали финансирование масштабного дефицита торгового баланса США. Но существенная часть средств, получаемых от продажи гособлигаций, поступала в распоряжение американских банков и финансовых компаний. И этим деньгам можно было найти лучшее применение, чем выдача кредитов субстандартным заемщикам или инвестирование в экзотические ценные бумаги, что и стало одной из причин мирового финансово-экономического кризиса 2008 года.

Конечно, нет оснований винить азиатских кредиторов в том, что финансисты с Уолл-Стрит не самым эффективным образом использовали их деньги. Важно понять, что искоренение причин этого будет означать в первую очередь уменьшение глобальных торговых дисбалансов, в частности, снижение внешнеторгового дефицита США. Это две взаимосвязанные проблемы — сбалансировать внешнюю торговлю США нужно еще и для того, чтобы купировать дальнейшее разрастание финансового капитализма.

Трамп ставит целью сокращение дефицита внешней торговли. Его политика направлена на возврат в США производственных мощностей из Китая и стран Юго-Восточной Азии. Трамп пытается принудить к этому даже саму компанию Apple! Размещение производства на территории США он ставит условием для продажи продукции на американском рынке. Причем это относится к таким лидерам мировой индустрии, как Toyota и Foxconn.

Кому придется сложно из-за коррекции экономической модели США? В первую очередь, Японии, Китаю, Южной Корее и наиболее экономически развитым странам Юго-Восточной Азии. Формулу экономического роста для стран Азии первой опробовала Япония еще в 1950—1960-ые годы. Эта формула была простой – поддерживайте курс национальной валюты на заниженном уровне, выпускайте качественные товары, продавайте в США и богатейте. И, конечно, не забывайте приобретать облигации Госказначейства США.

Много лет американцы покупали произведенную в Азии продукцию. Рос экспорт азиатских стран, полученные доходы они инвестировали в оборудование и новые технологии. Это, в свою очередь, дополнительно способствовало наращиванию экспорта, и увеличению ВВП азиатских государств. Период бурного экономического роста Японии, Китая, Южной Кореи, Сингапура, Тайваня, Вьетнама длился несколько десятилетий. Лидерство в темпах роста переходило от Японии к Южной Корее, потом к Китаю и Вьетнаму. Но модель не менялась. Однако, США не могут бесконечно наращивать дефицит внешней торговли, который приходится балансировать притоком капитала из стран Азии, что, в свою очередь, приводит к расцвету пресловутого «финансового капитализма». Пришло время откорректировать ситуацию.

Если Трамп сумеет сократить дефицит внешней торговли США, следствием этого станет смена модели экономической политики наиболее развитых стран Азии. Для региона, сильно зависящего от экспорта в США, это будет болезненным процессом. Но Трамп уже не раз давал понять, что Штаты больше не могут нести весь мир на своих плечах. И в военном отношении, когда прямо заявлял о недопустимости иждивенческого отношения некоторых членов НАТО, экономящих на военных расходах, и в экономическом отношении.

Какую экономическую политику будут вынуждены вести в связи с этим страны Азии? Выбор не велик, он состоит из двух составляющих. Первая – активизация развития внутреннего рынка. Китай к этому в немалой степени подготовлен – средняя зарплата в стране по итогам прошлого года составила почти 750 долларов в месяц. Думаю, сотни миллионов китайцев готовы к увеличению покупок современных гаджетов и автомобилей. В Японии ситуация интересная, там рост внутреннего потребления представляется чуть ли не единственной реальной мерой, способной вывести экономику из длительной стагнации. В отличие от США, уровень сбережений в Японии высок, он почти в два раза превышает аналогичный показатель в Штатах. Одна из причин этого – в США более молодое население, которое динамичнее по менталитету, что предполагает более высокий уровень расходов. А Япония — стареющая страна. Но рано или поздно многочисленные японские пенсионеры начнут тратить сбережения, а если сами не успеют потратить, то оставят наследство своим детям. А уж дети точно начнут тратить — в условиях нарастания экономического изоляционизма США, властям Японии не остается ничего другого, как активно поощрять увеличение расходов населения. Тем более, что ценовая дефляция уменьшает в Стране Восходящего солнца и доходы граждан, и корпоративные прибыли. Вторую меру опишу одной фразой – усиление протекционизма по отношению к национальным производителям. Важно понимать, что в условиях турбокапитализма такие изменения могут происходить очень динамично.

Что ожидать Украине от вероятного окончания действия модели роста азиатских экономик, основанной на тезисе «экспортируй в Америку и богатей»? Если ничего не будем предпринимать, то стоит ожидать осложнений. Потому, что тот же Китай — второй по величине внешнеторговый партнер Украины, страна, наш экспорт в которую по итогам 2016 года составил 1,8 млрд. долларов – будет вынужден усилить протекционистские меры по отношению к своим производителям. Не удивлюсь, если часть импорта из Украины в Китай, основной удельный вес в котором занимают минеральное сырье (в основном железорудное) и сельхозпродукция, будет замещена продукцией собственного производства.

Кстати, мы жили по той же модели роста, что и азиатские страны, только география экспорта была другой – «экспортируй в Россию, Китай, Польшу, Германию, периодически девальвируй гривну и…». Но такая модель роста изжила себя.

Какие выводы нам стоит сделать? Первое — развитие экономики Украины было и остается опосредованным от развития мировых экономических лидеров, значит, мы должны быть готовы к предположенному выше развитию событий. Второе — если мы не желаем дальнейшей деиндустриалиазции и примитивизации промышленности, которая может потерять рынки сбыта в Китае, а также Вьетнаме, переориентация украинской экономической модели от экспорта сырья и полуфабрикатов к производству высокотехнологической продукции — вопрос жизненно важный. Украина способна производить технологичную продукцию, которую купят промышленные лидеры Азии – например, продукцию авиакосмической отрасли, станкостроения, оптического машиностроения. Нужно стимулировать ее производство и экспорт, не дожидаясь, пока Китай и Вьетнам наладят внутреннее производство аналогичных товаров. Третье — украинским предприятиям необходимо интенсивно осваивать новые внешние рынки, например, стран Африки и Ближнего Востока. А также не терять рынки некоторых бывших союзных республик — Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана. Но продавать там нужно не только сырье и сельхозпродукцию. Четвертое — нужно брать на вооружение ту тактику, которую будут вынуждены применять страны Азии в ответ на экономический изоляционизм США. Украине нужно сосредоточиться на развитии внутреннего спроса, без этого мы не обеспечим стабильный рост экономики. Пятое – нужно сделать все возможное для скачкообразного повышения инвестпривлекательности страны, причем особый акцент сделать на внутренние инвестиции. Снова же посмотрим на Китай – в 2015 году там принята госпрограмма Made in China 2025, в рамках которой осуществляются инвестиции на 300 млрд. долл. Программа предполагает правительственную поддержку десяти важнейших отраслей экономики Китая, продукция которых должна занять 80% внутреннего рынка. Сейчас нам не под силу такие масштабные программы, но, как гласит древняя китайская поговорка, дорога в тысячу ли начинается с первого шага. В каком направлении сделать этот первый шаг? В 2016 году из общего объема потребления продуктов и напитков у нас почти 40% приходится на импорт. Мы не в состоянии хотя бы на три четверти обеспечить себя продуктами украинского производства? Не верю!

Вызовы, которые стоят перед странами Азии из-за того, США намерены снизить глобальные торговые дисбалансы, грандиозны. Мировая экономика нуждается в новом направлении развития. Это не только вызов, но и шанс для Украины. Чтобы им воспользоваться, нам нужно проявить максимум прагматизма, здорового экономического эгоизма и коммерческой гибкости.

Источник lb.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code