Щебень и провода: харьковский транзит

Перегляди: 539

Немецкий правительственный фонд «Deutsche Zusammenarbeit» в прошлом году выделил 414 тысяч евро на строительство в семи городах Украины транзитных городков для 3,5 тысяч внутренне перемещённых лиц. В январе 2015 года такой городок был открыт и в Харькове. Я отправилась посмотреть, как дела у его жителей сегодня

«Для временного проживания внутренне-перемещенных лиц»

Находится городок в не самом удобном месте – на пустыре вдоль оживленной трассы, ведущей в аэропорт. Первое, что бросается в глаза, когда подходишь — это скопища электропроводов, висящих гирляндами – они ведут к строительным кунгам, из которых собственно, городок и состоит.

«А что это вы с лопатой? – кричит одна женщина другим. «Окопы рыть будем!» — весело отвечают те. «Я думала, землю привезли…» Пространство между корпусами засыпано песком и щебнем, но в некоторых местах уже разбиты клумбы и сделаны альпийские горки из камней и нехитрых растений.

Сам городок обнесен забором, дежурит охранник от муниципалитета. Городок состоит из 10 модулей квартирного типа, трех общежитий  на 84 модуля,  прачечных и административного блока. В них есть санузел, душ, кухня на несколько плит, холодильник, столовая. Две детские площадки, библиотека, дежурит медсестра, приезжают массажисты и психологи-волонтеры, которые проводят встречи с местными жителями.

Цена за проживание – около ста гривен в месяц с человека. В коридорах общежитий много колясок, бегает одноухий кот. Слышно, как мальчик постарше учит с маленькой сестричкой буквы.

Сегодня в городке зарегистрировано 409 человек, в основном – инвалиды и многодетные семьи: тут около ста детей. «Долгожители» вселились сюда сразу после открытия транзитного городка; последнюю семью – мать с сыном из Луганска – привезло МЧС две недели тому назад.

Аллергия на пластик

В Украину из оккупированного Луганска Валентина Владимировна Петрова приехала с 28-летним сыном Димой 9 месяцев назад. До этого она была вынуждена ухаживать за лежачей сестрой, но ее сын болен рассеянным склерозом и нуждается в постоянном лечении: «В Луганске было три специалиста по рассеянному склерозу, но, как только начались события в Славянске, они уехали из города с концами. Когда я поняла, что надо спасать сына, мы добрались до Станицы Луганской, но там начались обстрелы. Поехали в объезд через Россию, попали в Кривой Рог. Оказалось, что лекарства выделяются только на областные центры, пришлось ехать в Киев, но там было негде жить».

Валентина Петрова

Фото: Кристина Абрамовская
Валентина Петрова
Сотрудники МЧС привезли их в Харьков и поселили в транзитном городке: «Сейчас я не понимаю, куда нам отсюда переехать – лучшим вариантом было бы общежитие для переселенцев, потому что у сына аллергия на пластик. Но в Харькове таких общежитий нет. Говорят, в Кривом Рогу отремонтировано такое общежитие, но Глобальный Фонд не принимает здание – якобы условия не соответствуют выделенным средствам». Сейчас Валентина Владимировна ищет, где бы поселиться в Харькове поближе к больнице, чтобы поставить сына на учет: из-за слабости ходить он не может, и, тем более, передвигаться общественным транспортом: «За последние 9 месяцев мы переезжали 6 раз. У меня все вещи в 10 сумках. А врачи меня ругают: как же лечить вашего сына, вы его убиваете постоянными переездами!» Из социальной службы ей уже звонили, но чем могут помочь – так конкретно и не сказали.

Продуктовые карточки

Возле одного из домиков курят несколько женщин и бурно что-то обсуждают. Обращаю внимание, что них особый фетиш – красивые нарощенные ногти. Знакомлюсь – оказывается, у 32-х летней Любы из Луганска четверо детей, к тому же она – мать-одиночка. «Красный Крест» выдавал малоимущим карточки на продукты в местной сети супермаркетов «Рост», но Люба никак не может их получить: опоздала записаться на программу, а следующая программа была для пожилых, и ее не поставили на учет. «Мне сказали, что я смогу получить карточки, если вдруг кто-то уедет и освободится место. Но когда я спросила, может быть, мне еще прийти, то чиновница ответила – нет, не надо».

Другая женщина по имени Лена рассказывает, что «мы не можем обращаться в другие благотворительные фонды – ни в «Каритас», ни в «Красный крест», потому что нас уже опекает «Станция Харьков». Но «Станция» не в состоянии помогать нам продуктами постоянно. Раз в неделю они привозят вещи, и в самом начале выдали нам помощь, и все. А у меня девять детей – дома спасало хозяйство, а тут…» Лену с ее семейством – младшему 8 месяцев! — тоже привезла в городок МЧС, а не социальные службы.

Фото: Кристина Абрамовская

Лучше здесь, чем нигде

Тамара из Донецка живет тут с тремя детьми почти год. «Летом тут очень жарко, модули в чистом поле нагреваются, кондиционеров нет, — признается Тамара. — Зимой — сырость, заводится плесень. И слышимость, конечно… Но до этого мы скитались по съемным квартирам, намучались. Хорошо хоть такое – я слышала, в других местах и такого нет» Чтобы попасть в городок, Тамара и ее семья записались в очередь, прошли комиссию. Со школой и детсадом не было проблем – «звонили из социальной службы, предлагали несколько школ на выбор», — рассказала она. Правда, десятиклассница, которая гуляет с годовалой сестричкой, жалуется, что ей больше нравился коллектив в другой школе, в районе, где они снимали квартиру: «Переведусь туда снова, пусть и придется ездить через весь город».

На территории гуляют дети с ухоженной породистой собачкой, бегают кошки в ошейниках.

Фото: Кристина Абрамовская

«Тут вообще много животных. Мы, например, завели котенка уже здесь – рассказывает Лена из Луганской области. – Сделали все прививки и паспорта – чтобы когда будем возвращаться, не было проблем».

Их дом находится недалеко от линии фронта, так что когда возвращаться – непонятно. Тем более, что сын Лены нуждается в гемодиализе. Но неизвестно, сколько они могут тут жить: статус городка как «транзитного» вызывает беспокойство у всех местных. «Говорят, что вроде бы мы можем жить тут до мая, — рассказывает Тамара. – А что дальше – неизвестно». Жителям предлагают специальную помощь – трехмесячное пособие, чтобы они могли встать на ноги и найти другое, постоянное жилье.

Но, как говорит Валентина Владимировна, большинство отказываются – местный «особый» контингент вряд ли потянет съемные квартиры. Так и живут в подвешенном состоянии – особенно те, кто полностью лишился жилья в результате боевых действий.

 

Кристина Абрамовская

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code