Школьные перемены: теория и практика

Перегляди: 266

Вопросами реформы школы нынче не озабочен только ленивый: тему новых рекомендаций по образованию обсуждают и депутаты, и бабушки на лавочках у подъездов, и даже сатирики

Впрочем, у нас все всегда считали, что разбираются и в футболе, и в образовании (воспитании) детей. Специалистов в этой области полным-полно и в интернете, и в телевизоре. К сожалению, главного потребителя образовательных услуг — ребенка — никто никогда ни о чем не спрашивает: взрослые привыкли исходить во всем исключительно из соображений собственного удобства и личной целесообразности. Именно поэтому образование в нашей стране давно отдано на аутсорсинг, с правом критиковать его и вмешиваться в процесс в любой момент, что делает любые реформы в принципе невозможными.

Видя систему образования как изнутри, так и снаружи, я часто задумывалась над тем, почему она так медленно и незначительно меняется, не подстраиваясь под реальность, уже давно абсолютно иную? И отвечая себе на этот вопрос, я очередной раз убеждаюсь, что если бы образование менялось быстрее, то оно, как наспех собранный автомобиль, развалилось бы на первом же повороте. Именно консервативность, инертность и неспособность к быстрым переменам дает нам возможность все-таки не разрушить до основания школу и до сих пор водить туда своих детей. Это не оправдывает систему, но хоть как-то объясняет ее странные и весьма противоречивые законы. Да, реформы, несмотря на благоприятные отдаленные последствия, во все времена в школе принимались с трудом. Ибо самым мощным и решающим словом обладала Ее Величество Инструкция. Количество бумаг и документов, которые обязан иметь и заполнять работающий в школе педагог, удивит даже самого опытного бюрократа. И мне, психологу, 15 лет проработавшему в школе, это очевидно. Поэтому, пока педагог не получит четкую инструкцию, как действовать и что делать в каждой конкретной ситуации, ему будет достаточно сложно преодолеть силу инерционной привычки в следовании инструкциям.

Нынешние изменения, настигнувшие школу не на самом благоприятном этапе развития нашей страны, вышли в виде рекомендаций, поскольку законы, регулирующие образовательный процесс, не подготовлены таким образом, чтобы стать инструкциями. Именно поэтому педагоги так сильно сопротивляются и даже не хотят вникать в суть многих процессов, оставляя себе, как удобный инструмент, рудименты советской эпохи.

Читая форумы в соцсетях с прискорбием для себя, как психолога, осознаю, что и родители оказались в большинстве своем не готовы принять новые правила общения со школой. Но в большей мере — именно потому, что не понимают их суть. Родители требуют и требуют оценок, пытаясь видоизменить их из цифр в значки, символы, меняя их по форме, но давая себе возможность сравнивать успехи своего ребенка с успехами его одноклассников.

Да, тема оценок оказалась самой болезненной. Родители настолько внушили себе, что рейтинговое место в классе — залог успеха, что забывают порою, что сами учились в школе, прямо скажем, не очень. Учителя действуют по привычной схеме — для них ничего не изменилось, да и поддержка родителей остается достаточно мощной, а тех пару человек, которые требуют выполнения рекомендаций, нейтрализуют мамочки из числа самых активных. Такие есть в любом классе!

Аргументы адептов оценивания достаточно логичны: они ссылаются на отсутствие мотивации при отсутствии оценок, на сильную потребность самого ребенка в оценке, навязанную ими же, забывая, что конкретный балл в цифровом выражении — это достаточно часто просто отношение учителя к ребенку, и не несет никакой реальной информации. Если же это оценка за контрольную или ответ на уроке, — это результат еще большего количества факторов: настроения ребенка, его самочувствия, способности справиться со стрессом, умения быстро выполнять задания, его темперамента, умения адекватно воспринимать реакцию класса, что к реальным знаниям вообще не имеет никакого отношения.

В большинстве случаев серьезным препятствием к принятию ребенка без оценок является болезненный родительский перфекционизм, который захватил нацеленное на социальный успех современное общество, в котором миллион юристов и два миллиона менеджеров на одного высококвалифицированного рабочего. Поступление в вуз стало просто идеей фикс, маниакальным желанием, главной целью успешного родителя. При этом желания, потребности и наклонности ребенка практически не принимаются во внимание. Здесь стоит напомнить фразу Альберта Эйнштейна: «Если вы будете судить рыбу по ее способности взбираться на дерево, она проживет всю жизнь, считая себя дурой». Надо признать, что школьная оценка — абсолютно субъективна, не несет никакой конструктивной информации самому ребенку, часто является серьезным фрустирующим фактором, который выражается в нежелании вообще идти в школу. Это ли признаки хорошей мотивированности?

На прием ко мне приходят дети, которые учатся обманывать, прятать и подделывать дневник, некоторые имеют даже два дневника — один для учителя, другой — для родителей. Они плачут на уроках, если приходится дать дневник на плохую оценку, они умоляют учителя, унижаются, шантажируют, проявляют агрессию. Прекрасное начало искренних отношений с родителями и учителем, не правда ли?

Все вышесказанное не означает, что я приветствую отсутствие личностной дифференциации. Я, конечно же, за то, чтобы ребенка хвалить, поддерживать и давать ему правильные посылы учиться, что вполне может выражаться во фразах: «Какой ты молодец!», «У тебя здорово получается!», «Сегодня ты просто умница, и справился быстрее!» Для многих детей важна похвала в виде телесных проявлений: поглаживания по голове, похлопывания по плечу, пожатия руки. Могут быть небольшие призы за самый быстрый, самый точный или самый полный ответ. Это все нетрудно организовать в самой обычной школе. Дети достаточно быстро ориентируются и понимают, кто в классе самый умный или самый сильный, и разберутся в этом без внешних унизительных оценок. Учителю важно не только хвалить любимчиков, важно замечать тех, кому успехи даются с трудом, кому труднее отвечать или кому сложно дается письмо, но он старался и сделал в этот раз лучше. Ребенка важно сравнивать не с другими детьми, а с ним же, в прогрессе: «О, ты сегодня красивее пишешь!», «Ты сегодня с большим выражением читаешь, тебе удалось!»

Конфиденциальность оценок, как необходимый фактор, на мой взгляд, вообще не должна подвергаться сомнению. Я, конечно, понимаю, что родителям отличников в высшей степени приятно, когда на родительском собрании оглашают успехи их детей, но я знаю огромную армию родителей, для которых поход на родительское собрание — адовы муки. Они — прекрасные родители, и делают все, чтобы их ребенок был добрым, умным, счастливым и здоровым, но вот эта оценка и презрение извне только за то, что их любимый ребенок получил 6 по физкультуре или пению, — просто невероятная боль и унижение! Кто хоть раз побывал в подобной ситуации — обеими руками поддержит конфиденциальность.

Второй факт, который меня поразил в выполнении новых рекомендаций МОН, — то, что учителя, чиновники, да и многие родители приняли слишком буквально «принцип зеленой ручки». Оказалось, что многие просто заменили красную ручку зеленой, и ею начали исправлять ошибки, что в принципе и было рекомендовано. Видимо, они посчитали красный цвет «травмирующим» и пугающим ребенка, а вот зеленый — цвет надежды и спокойствия, и если исправлять ошибки им, ребенку не так будет больно и обидно.

Принцип зеленой ручки заключался совсем не в этом, не смена цвета была ключевой идеей. Главное в «принципе зеленой ручки» то, что внимание ребенка фиксируется не на ошибках, а на том, что у ребенка получилось хорошо, на успехе. То есть если в тетрадке написано сорок палочек, то зеленым отмечаются самые красивые палочки, чтобы ребенок мог иметь образец, на который ему стоит равняться и этот образец удался именно ему, а значит — он может нарисовать палочки красиво. Когда учитель исправляет ошибки, он фиксирует ребенка именно на ошибках, а мозг даже взрослого человека так устроен, что фиксируясь на ошибках, он склонен их повторять вновь и вновь, как бы заучивая их. Фиксируя ребенка на том, что сделано правильно, мы невольно заставляем ребенка повторять именно позитивный опыт, воссоздавать позитивные эмоции. Это касается не только ошибок в тетрадях. Это касается и быта, умения говорить «спасибо» и «пожалуйста», здороваться, следить за своей одеждой. Мы чаще делаем замечание ребенку за то, что он сделал неправильно, воспринимая хорошее, как должное. А ведь что стоит нам отметить его успехи? «Ты сегодня был таким вежливым», «Ты сегодня так аккуратно поел!» — проще простого, но мы ж к этому не привыкли. А жаль…

О простом карандаше. Над данным пунктом не поглумился только ленивый. Простой карандаш — это право ребенка на ошибку, которой мы напрочь лишаем детей в школе, заставляя все время быть в напряжении и страхе перед ошибкой. Поверьте, мы не воспитаем взрослых, которые будут неспособны писать ручкой. Простой карандаш — это всего лишь этап, который может быть прекращен в любой момент, когда ребенок почувствует в себе силы писать ручкой без огорчений от невозможности исправить ошибку. Каждый учитель может в индивидуальном порядке предложить ребенку писать ручкой в любой момент, если ребенок сам этого захочет. Кстати, а как там Леонардо да Винчи развивался без шариковой ручки?

Еще одна зона споров и насмешек — таблица умножения, которую якобы будут изучать значительно позже. Для понимания данной рекомендации стоило бы углубиться в законы развития детского мозга. Таблица умножения для ученика второго класса — абстрактное понятие, и для ее изучения ребенок семи-восьми лет потратит много сил и энергии, ведь воспринимать абстрактные вещи мы начинаем с 12 лет! Именно в этом возрасте можно обнаружить у ребенка реальные математические способности. До этого времени ребенок пользуется наглядно-действенным и наглядно-образным мышлением. Словесно-логическое (абстрактное) мышление развивается постепенно и очень часто зависит от индивидуальных особенностей и условий развития ребенка. Поэтому надо понимать, что во втором классе на изучение таблицы умножения уйдет в разы больше времени и запоминаться она будет с трудом, а в 10—12 лет это будет осознанным и значительно более легким процессом. Особенно если подключить к изучению новаторские методики изучения таблицы умножения, сделав процесс интересным и даже полезным для мозга, изучая таблицу, например, как числовые ряды или используя визуализации.

То же самое касается и скорости чтения. Все хорошо вовремя! Создавать дополнительную стрессовую ситуацию для ребенка, который читает не так быстро, как его одноклассники, — абсолютно неверно. Когда-то мой учитель физкультуры мне сказал, что для того чтобы научиться быстро бегать, нужно просто… бегать! То же самое и с чтением. Просто читать, сначала вслух ребенку, чтобы возбудить интерес к чтению. А потом — просто читать. О том, как мотивировать к чтению, написано так много статей, что углубляться в это сейчас я не стану.

Об отмене домашних заданий, оказывается, тоже спорят. Родители настоятельно требуют «загрузить» детей по полной, забывая, что половину заданий выполняют именно они — родители. Любую выставку детских работ в школе смело, не кривя душой, можно назвать: «Творчество наших родителей». При этом такое творчество касается практически всех предметов, начиная с письма и рисования и заканчивая выполнением заспанным папой рефератов по физике или географии. Трудно найти родителя, который не написал бы хоть пару удачных палочек в тетради своего ребенка, чтобы облегчить ему жизнь. А смысл какой в этом? Ну и оставьте детям каникулы — законное время отдыха от любой регламентируемой учебы! Пусть пробуют хоть в это время заниматься тем, что им нравится!

И все-таки реформы в пути, и, как любые реформы, они с порога воспринимаются негативно, потому как всегда проще делать что-то так, как мы привыкли, не вникая в суть и не принимая на себя ответственность. Но мне, как маме, еще вести младшего в школу, и я рада, что школа меняется!

Источник: zn.ua

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code