Скифское золото. В Амстердаме еще долго будут решать, чей Крым

Перегляди: 403

Перспективы возвращения из Голландии драгоценностей крымских музеев весьма туманны

В среду, 5 октября, в окружном суде Амстердама начнутся слушания по возвращению 565 музейных предметов, которые до аннексии Крыма находились в коллекциях крымских музеев. В Голландию «скифское золото» (хотя речь идет в большей мере о керамических и деревянных изделиях) попало еще в 2013 году в рамках экспозиции «Крым. Золотой остров в Черном море» — она проходила с 7 февраля по 31 марта в музее Алларда Пирсона. «Выставка открывает новый взгляд на скифов, готов и гуннов, которых на протяжении столетий считали фактически варварами», — так описывали выставку во время открытия. Экспонаты из музея исторических драгоценностей Киево-Печерской Лавры вернулись на родину в сентябре 2014-го, после окончания выставки. А что касается предметов из четырех крымских музейных коллекций, то голландцы засомневались, кому их возвращать — Украине или собственно Крыму, который за время проведения выставки был аннексирован РФ. Россия в споре официально не участвует, но очень активно действует подковерно.

Украинская сторона настаивает на том, что крымские музеи — часть государственного музейного фонда, а поскольку Крым временно аннексирован, то вернуть коллекцию следует в Киев. Крымские же музеи подчеркивают, что в контракте с музеем Алларда Пирсона четко отмечено: после завершения выставки экспонаты должны быть переданы им. Якобы коллекция является частью культурного наследия Крыма и ни в каком другом месте храниться не должна. Именно Центральный музей Тавриды, Керченский историко-культурный заповедник, Бахчисарайский историко-культурный заповедник и Национальный заповедник «Херсонес Таврический» обратились в суд с требованием вернуть ценности.

В юридической плоскости конфликт на первый взгляд прост. МИД Нидерландов давало гарантии возвращения экспонатов стране Украине, а не Автономной республике Крым. Ценности принадлежат государственному музейному фонду, а значит должны быть возвращены Украине. Поскольку крымские музеи находятся на аннексированной территории, то их экспозиции передают на хранение в Киев до возвращения полуострова Украине.

Но кроме юридической плоскости есть и политические нюансы. Коллекцию «скифского золота», насчитывающую более двух тысяч предметов, голландцы оценили в 10 млн евро. Искусствоведы подчеркивают, что на самом деле она бесценна. Впрочем, в случае с крымскими экспонатами дело даже не столько в стоимости золота, как его сакрального значения для «Крымнаша» — России нужны поводы гордиться многовековой историей Крыма, подменяя этим нехватку средств для содержания региона. Недаром же Владимир Путин в ходе визита на полуостров огорошил историков тем, что назвал Крым святым местом для российских православных и сравнил его с Храмовой горой в Иерусалиме. Никто, правда, не знает, сколько паломников посетили Херсонес с целью преклонить колени перед колыбелью христианства. Но это, собственно, и неважно Важен миф, которым можно гордиться за неимением других поводов для гордости. (Не хвастаться же, в самом деле, перебоями с электричеством и сизифовым керченским мостом).

Именно поэтому спор вокруг «скифского золота» — юридический лишь на первый взгляд. Украинская делегация, собравшаяся на суд, уже заявила, что ей ставят палки в колеса. Министр культуры Евгений Нищук не исключает участия в процессе и российских спецслужб. Украинским экспертам, кстати, не дают шенгенские визы для поездки в Амстердам, тогда как представители крымских музеев уже подтвердили свое участие в заседании. Проще говоря, музейные работники по украинским паспортам получили голландские визы, чтобы в итоге увезти коллекцию драгоценностей в аннексированный Крым. А уж где они окажутся после того — один Путин знает. Скифское золото отлично будет смотреться рядом с шапкой Мономаха в Оружейных палатах Кремля.

Еще в сентябре 2014-го специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой заявил: «Поскольку на данный момент музеи Крыма являются частью русской культуры, министерство культуры РФ и министерство иностранных дел, конечно, всячески содействуют тому, чтобы вещи вернулись обратно». Министр культуры Владимир Мединский в феврале этого года отметил, что если коллекцию скифского золота из Амстердама передадут не Крыму, а Украине, это нарушит международный принцип неделимости музейного фонда и создаст «чудовищный прецедент»: «если ты вывез что-то из Лувра, то ты должен вернуть его в Лувр, иначе начнется передел собственности, как во времена Наполеона». Пикантности ситуации добавляет то, что крымские музеи заключали договора с музеем в Амстердаме напрямую, но при этом в документах отмечено, что коллекции — национальное достояние. То есть весь вопрос традиционен: «Чей Крым?».

Международное право не содержит указаний, как действовать в подобных случаях — урегулирован лишь порядок возвращения ценностей, украденных из музеев или захваченных в ходе военных действий. Впрочем, и это не спасает от многолетних судебных тяжб: Египет с 1930 года требует вернуть ему бюст Нефертити, который выставлен в берлинском музее Пергамон, а Греция с 1982 года пытается отобрать у британцев «мрамор Элджина» — 12 фрагментов фронтонов Парфенона и кариатиду с портика храма Эрехтейона, вывезенных послом Великой Британии графом Элджином и купленных Британским музеем.

Судя по всему, процесс по «скифскому золоту» будет нескорым. И российская сторона вложит огромные средства, чтобы, формально оставаясь в тени, активно формировать у мирового сообщества четкую мысль: драгоценности должны быть возвращены на историческую родину, в Крым. А то, что Крым российский — ну, так это тоже история. А против нее, как известно, не попрешь. Учитывая украинские успехи в ведении информвойн с Россией рассчитывать на позитивное решение по «скифскому золоту» как-то и не приходится.

Источник: ДС

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code