Скрытые резервы: что показал первый аудит запасов страны

Перегляди: 468
Как будет реформирован Госрезерв и почему власти готовы отдать резервы на хранение частному бизнесу

В условиях фактического военного конфликта на востоке нашей страны вопрос, есть ли у государства необходимые ресурсы для адекватного ответа агрессору, волнует многих. Что же все-таки находится «в закромах Родины»? Чтобы ответить на этот вопрос, мы при содействии Государственной финансовой инспекции провели аудит, предметом которого стал так называемый мобилизационный резерв. В отличие от государственных резервов, хранящихся на собственных складах и нефтебазах Госрезерва, мобрезерв находится на хранении у предприятий разной формы собственности. Номенклатура хранимого там действительно огромна — она составляет более 30 000 наименований. Однако что есть в наличии физически, а не только на бумаге, сказать на тот момент было невозможно.

Как оказалось, в Госрезерве страны все еще что-то хранится на «всякий пожарный». Триста девятнадцать предприятий-хранителей подтвердили, что до сих пор располагают запасами мобилизационного резерва на 242,4 млн грн. Вторая часть резерва — государственного — хранит материальные ценности стоимостью 665,8 млн грн. В начале декабря в Госрезерв дополнительно влили дизельное топливо, которое раньше ушло на нужды АТО: всего на 259,6 млн грн. Плюс еще остатки на казначейском счету. Простым сложением этих трех цифр получаем, что запасы страны превышают миллиард гривень в балансовых ценах. Если оценить ресурсы по рыночному прайсу, цифра вырастет еще минимум втрое. И это тоже хорошая новость.

Не очень хорошая новость — пропажи из Госрезерва колоссальны. Почти треть предприятий — хранителей мобилизационного резерва (153 объекта) сказали аудиторам, что у них ничего нет! Мол, если завтра война, ничем помочь не сможем. К примеру, металлургический комбинат им. Дзержинского. Долг — около 400 млн грн, и возвращать не торопится. Сейчас ждем подробностей, чего именно и у кого из хранителей недосчитались инспекторы, и будем усиливать претензионную работу.

Еще 113 предприятий-хранителей не прошли проверку вовсе. Часть из них ликвидированы, часть — не нашлись по указанному адресу. Другие просто не пустили проводивших аудит дальше ворот. И это как раз не хранители, оставшиеся на оккупированных территориях (коих более 200). Блокировали проверки предприятия, от которых такого никто не ждал. Среди них есть такие «громкие имена», как Нефтеперерабатывающий комплекс Галичина, ПАО ДТЭК Днепроблэнерго, Харьковский электроаппаратный завод, Харьковское государственное авиационно-производственное предприятие, завод по техническому обслуживанию и ремонту авиационной техники ТОРА, Харьковский электротехнический завод Укрэлектромаш и т.п.

Государство отдало на хранение этим компаниям свои ресурсы, а теперь даже не может проверить их сохранность. Всем им за хранение ежегодно из бюджета выделялись деньги. Зачем нам тогда такие хранители? Система требует полного реформирования — значительного сокращения и повышения эффективности по принципу crucially needed plus money: то, что действительно очень нужно, плюс деньги.

Проект концепции реформирования системы Госрезерва уже одобрен министром экономразвития Айварасом Абромавичусом и скоро будет передан для утверждения Кабмином. Как и последующий абсолютно новый законопроект о стратегических резервах, разработанный на основе европейских практик новой командой.

Логика такая: если хранители показали неспособность хранить заявленные объемы, то давайте проанализируем и решим, что нам по силам хранить из самого необходимого, а что может сохранить частный сектор. Согласно концепции, после реформы Госрезерв как координатор системы резервов будет состоять из трех частей: стратегических резервов, резерва нефти и нефтепродуктов и денежных ассигнований. За деньги можно оперативно купить то, что будет необходимо в экстренных случаях. Ведь сегодняшние запасы резерва не соответствуют потребностям государства. Функцию сглаживания дисбалансов на товарных рынках предприятие не исполняет давно. Ресурсы неэффективно распределены по регионам. Неэффективно используются и выделяемые средства. Низкий уровень оснащения предприятий и высокий уровень бюрократии являются дополнительными преградами для большей эффективности института. Какие еще нужны предпосылки, чтобы дать старт реформе резервов страны?

Наши коллеги из других министерств и ведомств уже сформулировали запросы, какая именно номенклатура товаров им нужна. Согласно их пожеланиям составлен список и выбраны именно те товары, которые действительно актуальны. На основании списка номенклатура стратегических резервов к 2017 году должна сократиться с 70 до 20 наименований (в текущем году — до 30). А количество мобилизационных резервов в том же году урежем с 30 000 до менее 1 000.

Срок хранения по зерновым будет увеличен с 2 до 4 лет — этого можно достичь за счет оптимальных условий хранения. А по нефтепродуктам — сокращен с 5 до 3 лет: так рекомендуют коллеги из ЕС. Плюс внедряем европейские стандарты топлива для долгосрочного хранения. Будет автоматическое освежение торгово-материальных ценностей сразу после прохождения 50% гарантийного срока хранения. Поменяем и оперативность отпуска продукции. В мирное время продукция, по нынешним нормативам, может отгружаться в течение 6 месяцев. Мы хотим сократить это время до 120 часов — 5 суток. В особое (военное) время продукцию по нынешним нормам разрешено поставлять на протяжении двух месяцев. Мы сократим этот срок до 24 часов.

Дальше — больше: в 2016 году инициируем отказ от прямого финансирования всех организаций Госрезерва из общего фонда бюджета и перевод их на хозрасчет. Сколько и как хранишь резервов — столько и получаешь комиссий. Нефтекомбинаты объединяем в одну госкомпанию, а элеваторы и комбинаты хлебопродуктов (КХП) — в одну агрокомпанию. Плюс несколько складов. Таким методом повысим качество управления, прибыльность, эффективность и оптимизацию расходов. Остальной балласт отправим на приватизацию. Такая перспектива и активная кадровая работа уже серьезно повлияли на эффективность работы государственных предприятий системы Госрезерва. Из глубоко убыточных они за полгода стали прибыльными. Налоги, уплаченные предприятиями и организациями Госрезерва в бюджеты всех уровней, составили 66 млн грн. А получили они из общего фонда бюджета те же 66 млн грн. То есть государство по факту не вложило «в закрома» в 2015 году ни гривни. С 2017 бюджетного года хотим изменить такую тенденцию.

По результатам шести месяцев 2015 года работы новой команды все действующие предприятия агросектора, входящие в систему Госрезерва, вышли на положительный результат — плюс 5,4 млн грн по сравнению с минус 2 млн грн в 2014-м. Маржа по EBITDA — более 10%. Убытки постепенно превращаем в прибыль. По моему мнению, перспектива приватизации — один из лучших «мотиваторов» для решения вечной украинской проблемы: неэффективности государственных предприятий.

В конце 2015 года состоялся первый открытый конкурс по реализации активов мобрезерва. Выручили более 6 млн грн. Спрос есть, и торг, соответственно, тоже. Планируем запуск электронных аукционов, кстати, — на базе площадки Prozzoro. Уже передаем часть мобрезерва (товары медназначения) в Луганскую и Донецкую области, инициировали такую же процедуру по другим регионам.

И это еще не все новости. С приходом новой команды по Госрезерву появилось судебных решений для исполнения на 1 млрд грн. В 2015 году с нарушителей удалось взыскать лишь 6,9 млн грн. Это огромный потенциал по возврату средств государству. Если, конечно, реформа судебной системы таки состоится в ближайшее время. Без нее никакой прогресс в реформировании экономики Украины просто невозможен.

Скрытые резервы: что показал первый аудит запасов страны

Глава Госрезерва Вадим Мосийчук фото — focus.ua

Источник: ЛигаБизнесИнформ
Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code