Слепая жадность к деньгам или деньги кровью не пахнут?

Перегляди: 601

Любое производство — это всегда риск для рабочего, если только вы не «наняли» роботов

Требования к нормам безопасности в Украине постоянно повышаются, но, к сожалению, не всегда выполняются. Не так давно со сроком в неделю произошло два несчастных случая с людьми одной и той же профессии и от одной и той же техники. В Ильичевском рыбпорту погиб составитель вагонов, зажатый двумя локомотивами. Через неделю в Новоукраинском гранкарьере Кировоградской области, так же составитель, пострадал от тепловоза. Мужчина остался инвалидом. Странно, но оба несчастных случая произошли с участием тепловозов принадлежащих одной и той же фирме МЧП «Фартон». А учредители фирмы — известные в Николаеве люди: Вячеслав Симченко и Татьяна Коровина. Татьяна Николаевна Коровина согласилась поговорить и рассказать — откуда такие совпадения.

— Татьяна Николаевна, что произошло? Вы в курсе об этих трагедиях?

— Да, я не так давно узнала об этом из СМИ. 23 июня в рыбпорту погиб составитель Виталий. В гранкарьере составителю отрезало ногу. В обоих случаях тепловозы принадлежат предприятию, учредителем которого я являюсь, поэтому и захотела разузнать подробности. Раз мы предоставляем технику для обслуживания предприятий, то должны и следить за выполнением всех норм. Милиция пока молчит, руководство порта тоже. Но родственники успели побывать на месте трагедии и хотя бы что-то зафиксировать на фото. Они и рассказали, как примерно все было. В тот день Виталий как и обычно, сопровождал локомотив для соединения вагонов.  На территории порта, на одном из пересечений железнодорожных путей, по непонятной пока мне причине столкнулись два тепловоза. Виталий, который работал составителем,  пытался спастись и перепрыгнуть на встречный тепловоз, но не успел.

Много чего для меня остается странным. Почему-то родственников пустили не сразу. Судя из фото и рассказов родных — тепловозы не разминулись на перекрестке. При этом версия от администрации порта, что один тепловоз стоял, а не двигался. Уже исходя из фотографий видно, что нарушены инструкции по технике безопасности: один из локомотивов выехал за стоп-линию. Так же не замечены следы экстренного торможения. Сам Виталий работал более пяти лет составителем, поэтому сослаться на неопытность так же не выходит. Очень много мелких нюансов, которые собираются в большой пазл.

Есть какие-то факты аудио- видео- подтверждения?

—   Оказалось, что на тепловозах камеры аудио-видео-контроля в этот момент почему-то не работали. Поэтому остались только фото происшествия, сделанные родственниками.

По сегодняшний день мы не знаем причин происшествия, на все вопросы и запросы ответ  один: «Идет следствие». Даже адвокат не получает должной информации по делу.

Вопросы «кто виноват», и «соответствовали ли действия диспетчера и машинистов инструкции» — остаются открытыми.

— Могла ли подвести техника?

—  Работники порта говорят, что Виталий кричал машинисту тормозить, но тепловоз продолжил двигаться. Наши тепловозы довольно таки старые, а работники говорят, что в последнее время еще и в печальном состоянии. Это одна из причин, почему с нашего предприятия «разбегаются» специалисты. Они бы и рады работать, но брать на себя ответственность за свою жизнь и за жизни людей они не будут.

Все тепловозы фирмы старые, 70-х и 80-х годов выпуска. А это значит, что необходимо было провести их проверку и продление срока эксплуатации для сверхпроектного использования. Такую экспертизу проводит только одна организация в Украине — в Днепропетровске. Но никто не помнит, чтобы тепловозы или необходимые агрегаты уходили на проверку в Днепропетровск.  А без такой экспертизы тепловоз не может приступить к работе. Если на эти «условности» не закрыть глаза.

Мне уже доложили, что на этих тепловозах давно нет освидетельствования тормозной системы (краны машиниста, тормозные цилиндры, ресивера, указатели контроля). Поэтому приборы могли подвести машиниста. Привыкший к одному тормозному пути, он не может остановить целый локомотив, переставший тормозить, как прежде, из-за износа деталей.

Доказать и отследить, проводились ли регламентные работы, очень легко — нужно только посмотреть договора, безналичный расчет, налоговые передвижения, отметки в формулярах. Более того, при любой операции и ремонте систем и агрегатов, в специальные журналы вносятся отметки и записи. Если на самом «Фартоне», как и в рыбпорту, их «дорисовать» возможно, то в сертифицирующих лицензированных государственных организациях это нереально. Никто на себя не возьмет ответственность за приборы, которые никто в глаза не видел.

Непонятная история сложилась и со скоростеметром, это аналог «черного ящика» локомотива, фиксирующий передвижения и остановки. Очевидцы трагедии говорят, что «ящик» отсутствовал. Вероятно, сейчас в документах скоростеметр появится, только не смогут проявиться соответствующие записи в журналах депо «Укрзализныци». Так как только депо имеют право контролировать и проводить постоянную проверку черных ящиков, ставить специальные печати и штампы.

— Тоесть по факту ремонт тепловозов практически не производится? В чем выгода?

— Директором фирмы «Фартон» является Виталий Ставцов, но сам он решений не принимает, а действует только под чутким контролем Вячеслава Симченко. Именно Слава контролирует что и куда пойдет. Не забывайте, что на его предприятии, где он является директором (Николаевский тепловозоремонтный завод) ремонтируются все наши тепловозы, а Ставцов является всего лишь рукой, которая поставит подпись и на собственном приговоре если хозяин потребует. Я являюсь конечным бенефициарным владельцем с правом контроля. Но, Симченко и его верного служителя Ставцова это не волнует. Я постоянно обращаюсь с требованием — предоставить мне, документы, отчеты, показать расходы и доходы, перестать нарушать законы. Видимо, им выгодно меня не слышать. Иногда получаю отрывки информации о делах на предприятии и ужасаюсь. Например, Виталий Ставцов, как наемный руководитель, имеет ограничения на подписание договоров, актов и других документов. Он не имеет права подписывать их на сумму более 100 тысяч гривен. Это указано в реестре. Как вы думаете, он соблюдает это ограничение на предприятии, которым ему просто вверили управлять? Иногда даже вместо назначенного в марте 2014 года Ставцова, Симченко подписывает документы от имени директора.  На каких основаниях Вячеслав это делает?

Черная бухгалтерия прет изо всех дыр. Каждый месяц «щепетильный» Симченко расписывает себе на листочках, куда какие деньги ушли. Правда, это не всплывает в бухгалтерских отчетах. В списках есть известные фамилии. К примеру, главный  инженер рыбпорта, упоминается и сам Ставцов, и начальник транспортной милиции Одессы. Так же вписан в списки замдиректора порта Старенко. Напротив фамилий стоят тысячные суммы. Я догадываюсь, что это расчет за покрывание преступного отношения Симченко к ремонту тепловозов. Так, вероятно, сложнее заметить износ деталей и неисправность приборов.  Две тесно связанные фирмы «НТРЗ» и «Фартон» «прекрасно» сотрудничают и получают прибыль, подписывают друг другу документы на выполненные работы, которые не делают. Схема старая — перечисляются деньги на запчасти на фиктивные фирмы и списываются за проведенные ремонты. Так все тепловозы и дошли «до ручки».

— Какие Ваши дальнейшие действия?

— К сожалению, Виталия уже не вернуть, еще одному пострадавшему тоже не восстановить здоровье, но я собираюсь пресечь деятельность «Фартона» в таком русле. Мы не будем подвергать риску людей, которые с нами работают.  Семьи остались без кормильцев, дети сиротами. Ни один бизнес, никакие деньги не стоят человеческой жизни.

Беседовала Галина Маркова

Источник: Преступности.НЕТ

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code