Соцпомощь из украинского госбюджета идёт на финансирование террористов, — Павел Розенко

Перегляди: 454

Министр социальной политики Павел Розенко рассказал о проверках липовых льготников, пенсиях Азарова и Януковича, субсидиях на коммуналку и планируемом повышении соцстандартов

В конце прошлого года у вас с Минфином произошёл конфликт из-за того, что он начал верификацию всех категорий льготников. Вы против таких проверок?

— Не надо преувеличивать, не было никакого конфликта. В 2015 году Министерство социальной политики и Пенсионный фонд провели очень серьёзную работу по верификации всех социальных выплат, в особенности пенсий. Однако при подготовке Налогового кодекса некоторые «эксперты» стали говорить о том, что у нас слишком высокая нагрузка по социальным выплатам и её можно сократить, проведя верификацию. А то, что делает Минсоцполитики, это якобы не верификация, так как мы сами назначаем выплаты и не можем их контролировать. Мне такие вещи слушать странно, ведь наше министерство не назначает соцвыплаты, этим занимаются органы местной власти. Я, наоборот, заинтересован в том, чтобы навести порядок в этой сфере и получить дополнительный ресурс для повышения социальных выплат. Но так как тему раскручивали, Минфин решил провести параллельный процесс. Поддерживая эту инициативу, мы без проблем откроем все реестры и передадим им базы данных.

КТО ОН


Министр социальной политики

ПОЧЕМУ ОН


Отвечает за поддержание социальных стандартов в условиях пикирующей экономики

Результаты верификации соцвыплат Минфином совпадают с теми, которые получили вы?

— Минфин только начал этот процесс. Но мы в любом случае продолжаем свою верификацию. Сейчас самый важный вопрос — проверка реестров переселенцев. Многие люди с оккупированной части Донбасса регистрируются на подконтрольной Украине территории, чтобы получать пенсии и пособия переселенцам, хотя продолжают жить у себя дома, на оккупированных территориях. Вокруг этого выстроился огромный нелегальный бизнес, включающий коррумпированных местных чиновников. Лишь за последние месяцы на линии столкновения СБУ изъяло более 35 млн грн «переселенческих денег» и более 500 банковских карточек украинских банков, перевози­мых на неподконтрольную территорию.

Всё это выглядит так: на подконтрольную нам территорию курьер привозит пачки документов, местные органы оформляют этим людям фиктивную регистрацию, назначают соцпомощь и пенсии, естественно, за вознаграждение. Затем средства с карточек обналичиваются и попадают на оккупированную территорию в руки боевиков. Зачастую проживающие на оккупированных территориях люди вообще не подозревают, что Украина платит им какие-то пособия. «Власти» так называемых ЛНР-ДНР просто собирают документы, пользуются услугами преступных схем и коррумпированных чиновников, а потом соцпомощь из украинского госбюджета идёт на финансирование террористов. На днях в Запорожской области возбуждено очередное уголовное дело — СБУ выявило, что из-за таких манипуляций соцпомощь получали даже боевики. Это недопустимо.

Мы уже научились бороться с фальшивыми переселенцами, сравнивая наши базы данных с базами СБУ, пограничников и государственной эмиграционной службы. На основе этих баз СБУ формирует списки лиц, требующих особой проверки, и передаёт их местным властям. Работа по верификации переселенцев только началась, но я считаю, что мы нашли очень хороший вариант. Ведь мы не трогаем реальных переселенцев. Единственной альтернативой было бы заставить перерегистрироваться все 1,7 млн переселенцев. Но это нарушило бы права настоящих переселенцев и вызвало бы социальный взрыв.

С выплатой пенсий проживающим в зоне АТО аналогичные проблемы?

— Наша принципиальная позиция: мы платим пенсии и пособия исключительно людям, проживающим на подконтрольной украинскому правительству территории. Как только пенсионеры из Донбасса оформятся и поселятся на подконтрольной Украине территории, они будут получать все положенные им начисления в полном объёме. Выплачивать пособия на оккупированных территориях мы сможем только после восстановления территориальной целостности Украины и выполнения сепаратистами минских соглашений. У органов социального обеспечения нет возможности работать на неподконтрольных территориях. То, что эти люди не получают пенсий, это вина не Украины.

То же самое касается шума вокруг выплаты пенсий Виктору Януковичу, Николаю Азарову и другим беглым чиновникам. Да, суд принял решение разблокировать пенсионные счета, Азаров смог получить доступ к своим прошлым пенсионным накоплениям. Но уже больше года мы не начисляем и не выплачиваем ему пенсию. И дальше этого делать не собираемся. В этом вопросе мы строго следуем Закону «Об обязательном пенсионном страховании». Он предусматривает прекращение начисления пенсии, в случае если Пенсионный фонд не может определить местонахождение пенсионера или сам пенсионер покинул территорию Украины. Если Азаров, Янукович, Пшонка и другие хотят возобновить начисление пенсии, они могут приехать в Украину и обратиться в ближайшее отделение Пенсионного фонда. Тогда мы рассмотрим этот вопрос. Но я думаю, что их будут «рады видеть» не только в Пенсионном фонде.

Сколько сейчас тратит бюджет на помощь переселенцам?

— Пока это весьма скромные суммы — государство лишь выделяет им средства на аренду жилья. Но даже чтобы выплачивать эти пособия, выделяется около 3 млрд грн в месяц. Для воюющей страны это существенные затраты. Именно поэтому и нужна верификация. Это даст возможность увеличить размеры выплат реальным переселенцам.

Бойцы АТО часто жалуются на то, что не могут получить положенные им льготы. Как решается эта проблема?

— Чтобы получать льготы, боец АТО должен оформить статус участника боевых действий. В 2014 году, когда антитеррористическая операция была в самом разгаре, с получением этого статуса действительно существовали проблемы. До моего прихода в Министерство социальной политики по состоянию на конец 2014 года статус участника получили лишь 6 тыс. человек. Процедура его оформления занимала больше четырёх месяцев. Это вызывало массовое недовольство и скандалы. Не был решён вопрос с членами добробатов. Поэтому в 2015 году мы провели деинституализацию процесса получения статуса участника боевых действий. Вместо единственной на всю страну комиссии Комитета ветеранов этот статус стали предоставлять комиссии при каждом силовом ведомстве, чьи подразделения участвовали в конфликте. Процесс ускорился в разы, и за год статус участника боевых действий получили более 140 тыс. человек.

Что касается социальных льгот, которыми занимается Минсоцполитики, — а это протезирование и санаторно-курортное лечение, — то каких-то особых проблем нет. Основная проблема — получение земельных участков, которые выделяют местные власти.

Страсти по субсидиям

В прошлом году на субсидии по коммуналке выделили более 20 млрд грн, но их не потратили. А в этом году зачем-то выделили уже 35 млрд гривен. Как рассчитываются эти суммы?

— В прошлом году расчёт проводился с запасом, средства выделяли с учётом максимальной нагрузки на бюджет. Когда мы делали прогнозы, то подсчитали, что субсидии оформят 4,5 млн домохозяйств. К концу года мы и вышли на эту цифру. Но так как начало зимы было необычайно тёплым, а семьи оформляли субсидии постепенно, до осени, то у нас аккумулировался определённый объём неиспользованных средств.

В этом году ситуация иная. Субсидию оформили уже 6 млн семей. В 2015 году реальное начисление субсидий началось с начала отопительного сезона в октябре. В этом году мы продолжаем их начислять уже с января. Поэтому у нас будут проблемы с тем, чтобы вложиться в выделенную сумму.

МВФ в этом году ждёт от нас очередного повышения цен на энергоносители. Правда, я не думаю, что повышать надо. Конъюнктура мировых цен на газ изменилась, они упали, и сейчас правительство ведёт переговоры с МВФ о пересмотре этого положения меморандума, но в любом случае денег на субсидии выделено не так уж и много.

Источник средств на субсидии — это завышенная рента госпредприятия «Укргазвыдобування». Не проще ли снизить ренту и продавать людям и теплокоммунэнерго дешёвый газ?

— Да, хоть прямо этого нигде не указано, но формирование источников дохода, направляемого на субсидии, связано с рентными платежами. Но суть системы субсидирования в том, что богатые должны платить рыночную цену, а бедным мы должны помочь избежать ценового шока путём программ социальной защиты.

На гречку хватит. Павел Розенко уверяет, что деньги на повышение соцстандартов в бюджете найдутся — первое повышение прожиточного минимума, минимальной зарплаты и пенсий произойдёт 1 мая

В Украине подавляющая часть людей получает зарплаты в конвертах. Как вы отличаете реально бедного человека от мошенника?

— Проблема теневых зарплат существует. При этом надёжных методов прямого определения теневых доходов нет. Когда мы проводили реформу системы субсидий, перед нами встала дилемма. Раздумывали, стоит ли вводить ряд дополнительных критериев для людей, ограничивая их в получении субсидий. Но такой шаг очень сильно утяжелил бы систему начисления субсидий. Поэтому мы решили отказаться от лишних ограничений и давать субсидии всем, кто их попросит, то есть пошли по пути максимальной либерализации. Люди с хорошим доходом не будут стоять в очередях, чтобы получить субсидию. Даже если человек имеет теневой доход, но обращается за субсидией — это бедный человек и ему надо помочь. Усложнив систему, мы бы отсекли, может, 3–5% злоупотребляющих субсидиантов, не больше. Но остальным 95% мы бы существенно осложнили жизнь.

А зачем стоять в очереди, если заявление можно подать, просто заполнив онлайн-форму на сайте вашего министерства?

— Субсидии оформляют через органы местной власти. А там инерционность очень велика. Местные власти зачастую не могут разъяснить людям порядок начисления субсидий, затягивают процесс рассмотрения документов. Существуют очереди, достаточно много жалоб.

Хотя за год процедура начисления субсидий существенно улучшилась. Всем, кто уже получает субсидию, в 2016 году их будут назначать автоматически. Декларирование доходов было сначала вынужденным шагом, но мы то и дело выявляли ошибки в декларациях по сравнению с данными фискальных органов. За это время мы модернизировали нашу систему, и теперь данные о доходах субсидиантов давно берём непосредственно у ГФС.

Недавно вице-премьер Геннадий Зубко говорил, что нынешняя система субсидирования фактически дотирует монополистов в коммунальной сфере, но не стимулирует людей экономить энергию. Что с этим делать?

— Реформированная система субсидий была быстрой реакцией на повышение цен на энергоносители. Перед нами стояла первоочередная задача — помочь людям, защитить их от ценового шока, чтобы радикальное повышение цен не спровоцировало массовых неплатежей за коммунальные услуги, не вызвало социального протеста и раскачивания ситуации в стране.

Сейчас, когда первоочередная задача выполнена, нужно думать и об энергоэффективности. Механизм её повышения уже запущен. Если человек использует в отопительном сезоне меньше энергоносителей, чем те объёмы, из расчёта которых высчитывалась субсидия, на его счетах накапливаются сэкономленные средства, которые он потом может использовать для оплаты последующих периодов. Прожить за эти деньги до следующего отопительного сезона при экономии вполне реально. В этом году люди уже это ощутят, и в следующем году не будут зимовать с открытыми окнами, а станут экономить.

В ожидании чуда

В этом году планируется дважды повысить размеры соцстандартов. Хватит ли денег?

— Деньги на эти цели в бюджет уже заложены. Первое повышение прожиточного минимума, минимальной зарплаты и пенсий произойдёт 1 мая. Следующее — 1 декабря. Единственная проблема, что повышение социальных стандартов в 2016 году на 12,5% значительно отстаёт от уровня инфляции в стране. Конечно, это мало. Даже очень мало. И задача власти в целом — найти дополнительные источники финансирования для большей индексации пенсий и зарплат.

А разве МВФ не против повышения соцстандартов, ведь дела в экономике не улучшаются?

— МВФ нас всегда поддержит, если для повышения соцстандартов есть реальный ресурс. Естественно, что печатать «фантики» и раздавать их людям нам никто не даст. В прошлом году такой ресурс удалось найти — мы провели реформы, реструктуризировали внешний госдолг и сократили другие бюджетные расходы. К примеру, отказались от спецпенсий, которые иногда достигали 40 тыс. грн. Сопротивление было огромным, но мы сделали это и получили ресурс для повышения пенсий обычным людям.

Если мы снова найдём возможность повысить соцстандарты, никто не будет возражать. К примеру, снижение ставки единого социального взноса, надеюсь, приведёт к получению дополнительных средств за счёт детенизации зарплат. Да, в январе-феврале 2016 года снижение ЕСВ привело к уменьшению поступлений в Пенсионный фонд (в целом поступления от ЕСВ по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизились на 23,3%. — Фокус), но я уверен, что в более длительной перспективе снижение налогов приведёт к росту официальных зарплат и увеличению поступлений и в бюджет, и в Пенсионный фонд.

Единственно возможный способ закрыть дыру Пенсионного фонда — отказаться от солидарной системы пенсионного страхования и перейти к индивидуальной накопительной. Почему вы медлите с пенсионной реформой?

— Это одна из самых трудных для Украины реформ. Речь не идёт об отказе от солидарного уровня, но с введением дополнительно к нему накопительной системы пенсионного обеспечения мы опоздали как минимум лет на десять. И нынешняя ситуация в экономике во многом связана именно с тем, что в своё время политики не решились провести эту непопулярную у электората реформу. Имея ресурс накопительной системы в экономике Украины, мы бы прошли кризисы 2008-го и 2014 годов гораздо легче.

Сейчас законопроект о введении накопительного уровня пенсионного страхования находится на рассмотрении в парламенте. Он получил одобрение всех международных партнёров. Но снова звучат те же, что и десять лет назад, популистские аргументы, которые тормозят процесс пенсионной реформы. Хочется верить, что в этот раз депутаты всё-таки найдут политическую волю принять это решение. В противном случае ещё одно поколение украинцев лишится возможности получать человеческие пенсии.

В экспертной среде много нареканий на методику расчёта прожиточного минимума. Как вы вообще определяете, сколько раз в году человеку нужно ходить в парикмахерскую, покупать штаны и носки?

— Хотел бы внести ясность в этот вопрос. Сначала межведомственная комиссия утверждает состав потребительской корзины. На основании этого Министерство экономики вносит свои предложения на заседание правительства, и состав этой корзины утверждает именно Кабмин. А вот уже затем согласно утверждённому перечню потребительской корзины Минсоцполитики рассчитывает прожиточный минимум.

Что касается нормативов, то их не пересматривали с 2000 года. Сейчас Минэкономики предложило утвердить новый набор потребительской корзины. Можно спорить о перечне включённых в неё услуг, но факт остаётся фактом: он более обширен и современен, чем нормативы 2000 года. Это пусть крошечный, но всё же шаг вперёд.

Гораздо большая проблема — то, что заложенный в бюджете минимум не соответствует прожиточному минимуму, рассчитанному по размеру потребительской корзины. Реальная стоимость действующей сейчас потребительской корзины составляет 2,4–2,7 тыс. грн. Прожиточный же минимум, утверждённый бюджетом, — только 1,1–1,5 тыс. грн. За последние 10 лет эта разница между двумя показателями постоянно росла. Уровень закладываемого в госбюджет прожиточного минимума всё время замораживали. Если в 2006 году разница составляла около 100 грн, то к 2016 году она возросла до 1 тыс. грн. Эту «пропасть» за год не удастся преодолеть. Привести зафиксированный в бюджете уровень прожиточного минимума к реальному можно только постепенно. И мы будем это делать.

Источник: Фокус

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code