Сообразили на троих: что думают о налоговой реформе Гройсман, Данилюк и Южанина

Перегляди: 506

Еще в начале июня премьер-министр Владимир Гройсман поручил Минфину активизировать наработку изменений в налоговое законодательство. При этом учесть либеральные наработки парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики, но с учетом обязательств Украины перед МВФ, возобновление сотрудничества с которым только-только начало налаживаться. В правительстве оперативно подготовили законопроект. В нем речь идет о нормах, которые в прошлом году были проигнорированы Минфином или не приняты парламентом: создании электронного кабинета плательщика, сокращении полномочий фискальных органов и передачи ряда функций на министерство. Однако основные баталии уже развернулись вокруг предложения о замене классической модели обложения прибыли на налог на выведенный капитал. Что думают о перспективе налоговой реформы Владимир Гройсман, министр финансов Александр Данилюк и глава налогового комитета Нина Южанина  

Правительство Владимира Гройсмана, как и Кабмин Арсения Яценюка, декларирует проведение налоговой реформы. И, если Яценюку так и не удалось провести через парламент и реализовать существенные изменения, за исключением снижения нагрузки на фонд оплаты труда, то у нынешнего главы правительства есть шансы. Не столько на принятие радикальной реформы, сколько на существенное упрощение администрирование. Радикальным изменениям сейчас не время. Украина пытается возобновить сотрудничество с МВФ, утраченное осенью прошлого года. В проекте Меморандума с фондом, подготовленном уже при участии нынешнего министра финансов Александра Данилюка, правительство берет обязательства существенно не менять фискальное законодательство.

Гройсман хоть и поручил подготовить реформу с учетом основных положений либерального законопроекта №3357, наработанного при парламентском комитете по вопросам налоговой и таможенной политики, но она должна быть в рамках сотрудничества с МВФ. Минфин активно сотрудничает с комитетом Нины Южаниной. Наработав законопроект, министерство отправило его на согласование в комитетскую рабочую группу. «Все, что было позитивного в 3357, Минфин взял», — говорит один из членов рабочей группы.

В первую очередь, речь идет о создании электронного кабинета плательщика. Это автоматизированное рабочее место бизнеса, работа в котором ведется в режиме on-line с доступом к управлению своим личным счетом. Второй важный момент-сокращение полномочий Государственной фискальной службы и передача части функций на Минфин. Министерство может стать «центром принятия управленческих решений». В частности, обобщение практики применения налогового законодательства, анализ, прогноз поступлений, обеспечение выполнения функций и полномочий, возложенных на налоговую милицию, будут за ним. В то же время о реформировании, ликвидации или переформатировании силового подразделения в структуре ГФС в законопроекте не говорится. Хотя Данилюк неоднократно заявлял о том, что ликвидация налоговой милиции, как врага бизнеса №1- приоритет №1. И вопрос упразднения — дело месяцев, а не лет.

Кроме того, законопроектом предусмотрено, что контрольные функции будет осуществлять только налоговые органы регионального уровня, то есть Офис по работе с крупными плательщиками налогов. Инспекции получат право лишь на сервисные — консультирование, методология, накопление и обработку информации. В комитете такие изменения, если они будут приняты, в рабочей группе уже называют «разрывом функционала ГФС и смертью „азаровщины“».

В то же время, при доработке законопроект в комитете настаивают на пересмотре классической модели налогообложения прибыли. За основу предложено взять эстонское правило обложения выведенного капитала по ставке 20%. Под контроль в данном случае, например, попадают операции по выплате пассивных доходов, финансовой помощи. По данным авторов идеи, в 1 квартале 2016 года из Украины выведено, таким образом, 12 млрд гривен. Компании, которые активно выводят средства через уплату пассивных доходов и несовершенство законодательства в сфере трансфертного ценообразования, задекларировали убытков на сумму более 1 трлн гривен. Поэтому в случае невыплаты дивидендов, средства остаются на предприятии, в результате чего увеличиваются поступления от НДС и налогов на зарплату.

Однако в Минфине подсчитали, что только в первый год действия новой модели «минус» по доходам составит 30-40 млрд гривен. План на текущий год по сбору налога на прибыль превышает 48 млрд гривен. «Если интересно мое мнение, то я бы не решился „драконить“ МВФ такими предложениями», — отмечает собеседник РБК-Украина в Минфине.

О перспективах принятия налоговой реформы, в каком виде и когда, поддержке президента Петра Порошенко — в блиц-интервью Владимира Гройсмана, Нины Южаниной и Александра Данилюка.

Фото: Гройсман считает, что украинская система должна быть максимально понятной и прозрачной

Премьер-министр Владимир Гройсман:

РБК-Украина: Рабочая группа при парламентском комитете по вопросам налоговой и таможенной политике наработала законодательные изменения по переходу от классического налога на прибыль к эстонской модели обложения — налогу на выведенный капитал. В Кабмине есть уже позиция по этому поводу? 

Владимир Гройсман: Дискуссии идут в комитете. Мы в правительстве готовы присоединиться к этой работе.

РБК-Украина: Насколько реально с 1 января 2017 года запустить эту модель или есть бюджетные риски?

Владимир Гройсман: Что вы хотите от меня услышать?

РБК-Украина: Конкретную позицию.

Владимир Гройсман: Конкретного решения нет. Дискуссия ведется в комитете и когда мы изучим то, что предлагает комитет, правительство сформулирует свою позицию.

РБК-Украина: В бюджетной резолюции, принятой Кабмином в прошлую пятницу прописано обязательство по введению нулевой декларации и непрямых методов оценки доходов и расходов граждан. Этого стоит ожидать?

Владимир Гройсман: Мы только направили декларацию в комитеты парламента. Там она будет рассмотрена и после этого парламент примет соответствующее решение.

РБК-Украина: Есть информация, что президент несколько «притормозил» работу по наработке законопроектов по деофшоризации.

Владимир Гройсман: Честно говоря, меня мало интересует законодательство по офшорам. Я считаю, что украинская система должна быть максимально понятной и прозрачной. Моя задача в плане налоговой реформы — две позиции — упростить администрирование и ввести ответственность налоговиков, чтобы они не просто ходили и штрафы выписывали.

РБК-Украина: Личную финансовую ответственность?

Владимир Гройсман: Ответственность, в том числе и материальную.

РБК-Украина: Она есть.

Владимир Гройсман: Но не совсем эффективно работает. И третья позиция: обеспечить, чтобы 3-5 лет не вносились изменения в налоговое законодательство.

РБК-Украина: Минфин подготовил законопроект, которым предлагает, в частности, ввести электронный кабинет плательщика, вернуть один реестр по возмещению НДС. На этом и заканчиваем? Это можно назвать реформой?

Владимир Гройсман: Ни в коем случае не заканчиваем. Это пока не реформа.

Фото: Минфин фокусируется на усовершенствовании механизма администрирования налогов

Министр финансов Александр Данилюк:

РБК-Украина: Еще в начале июня премьер-министр поручил активизировать наработку законопроекта по налоговой реформе. Минфин подготовил документ, который содержит предложения по введению э/кабинета плательщиков, возобновления работы 1 реестра по возмещению НДС, урегулирования налогообложения в АТО, передачи ряда функций из ГФСМинфину. На этом налоговая реформа заканчивается или вы готовы к более радикальным изменениям?

Александр Данилюк: Работа над этим документом еще идет и участие в ней принимает широкий круг специалистов и экспертов, в том числе народные депутаты, профильные ассоциации. Мы работаем над тем, чтобы создать стабильные и понятные правила игры для бизнеса. При этом, мы также четко понимаем, что не только ставки налогов влияют на улучшение инвестклимата и процесс детенизации. Поэтому мы фокусируемся на усовершенствовании механизма администрирования налогов.

РБК-Украина: Рабочая группа при парламентском комитете по вопросам налоговой и таможенной политики сейчас активно продвигает введение налога на выведенный капитал вместо классической модели налога на прибыль. Готова ли Украина и бизнес перейти на новую модель?

Александр Данилюк: Минфин рассматривает все возможные варианты, чтобы выбрать наиболее эффективный из них.

РБК-Украина: Просчитывали ли в Минфин объем потерь по доходам? Может ли компенсатором стать повышение ставки НДС на несколько п.п.?

Александр Данилюк: По нашим оценкам, переход на такую модель приведет к потерям в пределах от 30 до 50 млрд гривен. Мы однозначно должны искать на это компенсаторы, возможно и через повышение ставки НДС.

РБК-Украина:  Авторы модели налога на выведенный капитал соглашаются с тем, что доходы могут сократиться на 30 млрд гривен, но альтернативой может стать уплата авансов крупными плательщиками, которые показали прибыль, а не убытки, а также нормальная работа и контроль за трансфертным ценообразованием. Насколько такойвариант может быть приемлем?

Александр Данилюк: Фактически, это форма освобождения от налога на прибыль среднего бизнеса, что должно стимулировать его детенизацию. Еще раз повторюсь, что мы рассматриваем все возможные варианты, чтобы определиться с наиболее эффективным.

РБК-Украина: Компании задекларировали более 1 трлн гривен убытков. 60% из них находятся на учете в офисе крупных плательщиков и 80% осуществляют операции с нерезидентами. Через уплату пассивных доходов и отсутствия должного контроля за ТЦО выводят средства за границу. Налог на выведенный капитал закрывает эту схему?

Александр Данилюк: Выплата пассивных доходов контролируется фискальной службой в части порядка и правильности налогообложения доходов нерезидента. НБУ контролирует в части валютного регулирования. Налогообложение осуществляется по нормам Налогового кодекса или международных договоровУкраины. Поэтому изменение порядка обложения налогом на прибыль не является мерой, которая позволит закрыть возможные схемы уклонения от налогообложения через выплату пассивных доходов. Однако существует высокая вероятность возникновения новых схем.

РБК-Украина: Комитет предлагаетувеличить ставку НДФЛ до 20% и отменить военный сбор. Рассматривается ли это предложение в Минфине? Делали просчеты?

Александр Данилюк: Военный сбор установлен временно пока не вступит в силу решение Верховной Рады о завершении реформы Вооруженных сил. Налог на доходы физлиц является постоянным. Поэтому увеличение ставки приведет к усилению налогового давления и будет иметь негативное влияние на плательщиков. Реализация указанного предложения нивелирует все меры, которые предпринимаются правительством для вывода зарплат изтени. Кроме того, Меморандум с МВФ не содержит обязательств по повышению ставки НДФЛ и отмены военногосбора.

РБК-Украина: В бюджетной резолюции прописаны нормы по введению нулевой декларации и непрямых методов контроля за доходами. В налоговом комитете практически готов законопроект, а его глава Нина Южанина предлагает запустить процесс уже в 4 квартале. Есть поддержка в Минфине?

Александр Данилюк: Минфин принимал непосредственное участие в разработке этого законопроекта вместе с другими членами рабочей группы — депутатами и представителями ГФС. Принятие законопроекта повысит эффективность противодействия размыванию налоговой базы, позволит внедрить автоматизированную систему мониторинга соответствия расходов физлиц полученным доходам. Также будет способствовать детенизации зарплат, доходов от предпринимательской деятельности, иностранный и других доходов. Станет основой для внедрения в Украине международных инициатив, разработанных ОЭСР. Они сейчас согласовываются и финализируются.

РБК-Украина: Что с идеями по деофшоризации, внедрении правил BEPS и КИК?

Александр Данилюк: Внедрение правил BEPS и присоединении к Конвенции по автоматическому обмену информацией — задачи, которые мы планируем реализовать в ближайшее время. Еще 20 апреля мы обратились в Центр по вопросам налоговой политики и администрирования ОЭСР, чтобы выяснить, что же Украине необходимо сделать для присоединения к конвенции. С 1 июля 2019 года для Украины вступит в силу Конвенция о взаимной административной помощи в налоговых делах. Это даст возможность автоматически обмениваться информацией междустранами-участницами. Кроме того, как известно, на базе комитета создана рабочая группа, которая и наработает законопроекты, цель которых ликвидация налоговых лазеек для уклонения от уплаты налогов.

РБК-Украина: Что из всех идей может быть принято и когда? Или Минфин нарабатывает проект бюджета-2017 на старой налоговой базе?

Александр Данилюк: Согласованные участниками рабочей группы наработки по усовершенствованию налоговой системы будут учтены при подготовке проекта бюджета на 2017 год.

Фото: работа по согласованию налоговых изменений с Министерством финансов еще не завершена

Глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина:

РБК-Украина: У нас есть информация, что вы встречались с президентом, чтобы обсудить налоговые изменения, в частности, налог на выведенный капитал. Есть поддержка?

Нина Южанина: На данный момент работа по согласованию текста с Министерством финансов еще не завершена и окончательная редакция не готова.

РБК-Украина: А планируете такую встречу?

Нина Южанина: Мы уже несколько раз встречались, суть обсуждали.

РБК-Украина: Какие основные спорные моменты, есть понимание предложенной модели?

Нина Южанина: Повторюсь, мы находимся еще в дискуссии, обсуждаем абсолютно все нормы проекта.

РБК-Украина: Есть поддержка среди депутатов? Есть ли претензии со стороны МВФ, потому что в проекте Меморандума правительство брало обязательство не менять радикально налоговую систему?

Нина Южанина: Это только часть вопросов, которые обсуждаются. То, что мы предлагаем налог на выведенный капитал, говорит о том, что отменяем налог на прибыль. И поскольку представители переговорного процесса с основным кредитором в полной мере не умеют еще преподносить свои «продукты» так, чтобы не вызывать массу замечаний, то мы наталкиваемся на непонимание, отторжение. Это выглядит так, что мы вводим новый налог.

РБК-Украина: Но вы не предлагаете новый налог, вы меняете модели. В чем плюс такой системы и каковы бюджетные риски, потому что в Минфине говорят, что в первый год введения прогнозируется минус по доходам около 30-40 млрд гривен? Весь остальной эффект оценивается на основании разного рода предположений, как увеличение оборотных средств, оттуда больше НДС, но на основе предположений доходы не сформируешь.

Нина Южанина: Я не хочу забегать наперед. Нам нужно еще пару дней поработать.

РБК-Украина: Поработать с Минфином? Как работа с министерством идет, есть понимание?

Нина Южанина: Понимание есть. Но я не могу добиться комплексного понимания всего законопроекта №3357, потому что, например, обсудив тему налога на выведенный капитал, у нас спрашивают: «А почему мы ничего не меняем по налогу на доходы физлиц»? Я начинаю рассказывать всю идеологию законопроекта и понимаю, что этот блок никем не вычитан.

РБК-Украина: В законопроекте, подготовленном рабочей группой, предложено ставку налога на доходы физлиц увеличить с 18% до 20% и отменить военный сбор.

Нина Южанина: Это унификация ставок НДФЛ и налога на выведенный капитал, чтобы не было перетекания объекта налогообложения. Но поскольку это предложение окончательно не было поддержано авторским коллективом законопроекта №3357, то пока мы оставляем его за скобками. Но это не является главным в налоге на выведенный капитал.

РБК-Украина: Идет ли речь в рабочей группе о том, чтобы в перспективе снизить ставки НДФЛ и ЕСВ? И когда это может быть возможно, потому что снижение ставки ЕСВ вдвое — до 22%- не дало ожидаемого эффекта. В Минэкономразвития, например, говорят, что эффективность сработала лишь на 50% от ожидаемого.

Нина Южанина: Очень бы хотелось услышать от МЭРТ, как они считали ожидаемый результат. Фактический результат на сегодняшний день показывает  снижение собираемости ЕСВ всего лишь на 20-25%  при снижении ставки практически в 2 раза. Так что положительный эффект есть. Ни один из расчетов не подтверждал, что сразу же удастся компенсировать в абсолютной величине снижение ставки. Для этого нужно как минимум несколько периодов. И для большего эффекта должен сработать комплекс мер, не только о либерализации речь идет. Параллельно должно быть или ужесточение контроля, или снижение ставки до такого уровня, который бы позволял снизить риски и спокойно уплачивать налоги в бюджет, не беспокоясь ни о чем, и не заниматься поиском минимизаторов.

РБК-Украина: А посильная ставка НДФЛ и ЕСВ это сколько? 20-30% в общем?

Нина Южанина: 25% хотя бы.

РБК-Украина: Законопроект, который подал Минфин на отработку в ваш комитет, можете назвать реформой? Ведь премьер поручил активизировать наработку законодательства, но у него есть несколько основных требований -мораторий на изменения и улучшение администрирования. Так законопроект Минфина отвечает требованиям улучшения?

Нина Южанина: Законопроект назвать реформой отчасти возможно. Это та часть, реализация которой позволит повысить собираемость налогов и культуру плательщика и контролирующих органов до совершенно другого уровня.

РБК-Украина: Сейчас стоит необходимость принятия этого законопроекта до парламентских каникул? Все остальные глобальные вопросы уже с осени?

Нина Южанина: Нет. Сейчас и эта часть, и налог на выведенный капитал находится на последней стадии согласования. Я не уверена, что правительство полностью отработало все вопросы, которые мы наработали. Поэтому моя задача на уровне Минфина закончить сегодня согласования, и на выходных или в понедельник попросить о встрече с премьером и проговорить все вопросы с ним.

РБК-Украина: Что с законопроектом по нулевому декларированию и непрямым методам  контроля за расходами и затратами? Минфин в этом направлении работает не очень активно. Основная подготовка возложена на комитет?

Нина Южанина: Законопроект готов полностью. Сейчас мы начали объяснять в деталях суть законопроекта фракциям, депутатским группам и просто людям, которые интересуются этим вопросом. Но документ не зарегистрирован, потому что по одноразовому декларированию, которое может восприниматься как амнистия, есть возражения МВФ. Я думаю, что Минфин должен войти в активную стадию с МВФ, чтобы объяснить, что амнистией такое декларирование называть нельзя. Обложение доходов, указанных самостоятельно декларантами и с которых ранее не были уплачены налоги, будет производиться по одной из действующих ставок Налогового кодекса. Поэтому это не амнистия.

РБК-Украина: Когда вы планируете регистрировать законопроект и запускать процесс декларирования? В 4 квартале, как говорили ранее?

Нина Южанина: Все сейчас зажато в сроках. Уже вчера началась активная работа по согласованию с МВФ процедуры, которую мы спланировали. Я не знаю сколько времени займет согласование, но все было спланировано так, что до ухода парламента на летние каникулы мы должны проголосовать законопроект за основу и в целом. Период декларирования 4 квартал. А 3 квартал нужен для подготовки методологии и проведения разъяснительной работы, так как такая процедура в нашей стране будет проходить впервые.

РБК-Украина: Предполагается и введение непрямых методов контроля за доходами? Потому что в Минфине, например, говорят: «Хорошо, провели декларирование, но за этим должна стоять основная цель — введение непрямых методов оценки доходов и расходов».

Нина Южанина: А что Минфин не в курсе, что это составляющая законопроекта? По сути, законопроект делается для того, чтобы решить несколько вопросов и запустить процедуру, которую уже много лет мы не можем начать. И об этом не знает Минфин? А для объяснения нашей позиции МВФ необходимо владеть глубоко вопросом. По-другому, без декларирования, мы не можем начать запуск непрямых методов контроля, которые предполагается применять с 2017 года при нераздельных покупках стоимостью 150 тыс. гривен и более. Это высокая стоимость покупок, которые государство будет контролировать. И это означает, что под контроль попадет не особо большое количество плательщиков. За это время мы должны научиться и обрабатывать информацию, и хранить ее. Почему 150 тысяч? Чтобы не нагружать налоговых агентов, то есть продавцов товаров, работ и услуг, которые будут предоставлять информацию о покупках, а также банки, осуществляющие операции на такие суммы.

РБК-Украина: А вы не планируете встретиться с МВФ, чтобы самостоятельно объяснить всю суть предложений?

Нина Южанина: Я вчера разговаривала с Александром Данилюком. Перед ним действительно стоит задача получения транша и он занимается сейчас исключительно Меморандумом. Но я не понимаю, почему рядом с ним нет заместителей, которые бы помогли разобраться во всей тематике.

РБК-Украина: Обсуждали вы вчера с ним предложение по введению налога на выведенный капитал?

Нина Южанина: Очень кратко, потому что других проблем много и мы должны были обсудить все. Я попросила о встрече с другими специалистами Минфина, которые работали в нашей группе, чтобы вместе со всеми обсудить все еще раз. Все-таки решение принимает министр и он должен хорошо вникнуть в тему. Если он будет стоять в стороне, то это неправильно. Я приму любое решение и результат наших переговоров.

РБК-Украина: Есть информация, что президент немного «остыл» от идеи с деофшоризацией. А премьер-министр сказал, что его мало интересует законодательство по офшорам. Это говорит о том, что желания уже нет или выписанные вами нормы по правилам КИК и BEPS слишком жесткие?

Нина Южанина: Законопроект жесткий по отношению к бизнесу. Цель не просто подать документ, а только один факт его регистрации в парламенте будет сигналом для бизнеса искать выход из ситуации. Самое страшное — это смена юрисдикции и мы можем получить отток капитала. Президент, как никто другой, это понимает, поэтому говорит, что законопроект может быть зарегистрирован только вместе с валютной либерализацией. И мы работаем над этим. Тогда это будет правильный подход и, как говорит президент, тогда можно и бизнесу объяснить.

РБК-Украина: То есть о принятии до конца года речи не идет?

Нина Южанина: Идет. Основной законопроект наработан и сейчас проводится активная работа по всем нормам, которые выписали в Нацбанке. У них предусмотрен постепенный процесс валютной либерализации, в перспективе. А мы хотим максимально ускорить.

РБК-Украина: И запустить с 2017 года?

Нина Южанина: Да, потому что отчетность по 2017 году будет подаваться в 2018 году. Поэтому по сути КИК заработает в 2018 году. То есть оттягивать нет смысла. Но все, что еще нужно будет исправить, урегулировать, будет происходить до 2 чтения.

Источник: РБК

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code