«Старая система поглотила Сенкевича. Именно так я вижу ситуацию», — Александр Садыков

Перегляди: 516

В последнее время о персоне бывшего губернатора Николаевской области Александра Садыкова ходят множество разговоров. Кто-то его называет «серым кардиналом», который влияет на множество околополитических процессов на Николаевщине. Кто-то пытается его привязать к тем, кто на самом деле руководит Оппозиционным блоком в Николаеве. А не так давно появились разговоры, в которых Садыкова сватают в губернаторское кресло

Сам же Александр Садыков напоминает о том, что он был «оранжевым» губернатором и оценивает период 2005—2007 года, как самый «продуктивный» для Николаевской областной власти.

Сегодня же его риторика более близка к оппозиционному лагерю – он критикует и мэра Николаева, и губернатора.

«Преступности.НЕТ» встретились с Александром Садыковым в ресторане «Казбек» и разговор получился довольно откровенным. Говорили о многом: о проблемах области и города, о политических амбициях экс-губернатора и о том, что необходимо делать для того, чтобы изменить ситуацию на Николаевщине.

Общение мы начали с воспоминаний, и с того, чем сегодня занимается Александр Садыков.

— Александр Валерьевич, мы помним вас на должности губернатора Николаевской области, в Совете национальной безопасности и обороны. Потом вы как-то пропали из медиапространства. Многие периодически видели ваши посты в Facebook, где вы показывали, как отдыхаете в разных уголках мира. Но вот в последнее время вас чаще стали наблюдать в Николаеве.


Садыков покорял Гималаи

— Те фото — это не совсем отдых. Подняться на шесть тысяч метров — это и отдых, и труд одновременно. На самом деле, в Николаеве я присутствую постоянно, здесь живут мои родственники: мама, брат. Соответственно, я как минимум раз месяц в Николаеве бываю. Наверное, мы просто с вами не виделись…

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Сейчас я работаю в двух серьезных проектах. Один проект я веду лично и занимаюсь консультационными вопросами в сфере энергосбережения. Этот проект предусматривает взаимодействие между двумя организациями: «Союзом собственников жилья», один из сопредседателей этой организации — мой товарищ Алексей Кучеренко, и «Институтом энергосбережения», которую возглавляет один из бывших министров топлива и энергетики. Планирую возглавить общественную организацию «Тарифная мобилизация».

Второй проект — это проект, который позволяет оперативно управлять транспортом, учитывая геолокацию, давать онлайн-задания на корректировку маршрутов. Наше программное обеспечение используется многими известными компаниями. Грубо говоря, это логистический проект в масштабах всей страны, и именно этот проект мной предлагался в совершенно бесплатной форме для реализацией здесь в Николаеве.

— О чем именно идет речь? Можете рассказать поподробнее?

— Речь идет о том, о чем, в том числе и ваш ресурс постоянно пишет. Например, качество дорог. С помощью этого программного обеспечения можно в онлайн-режиме отмечать, где какая яма, прорыв или что-то еще. Можно отсылать, допустим, звуковой сигнал, свой комментарий. Мне кажется, это было бы очень удобно для того же мониторинга.  Накапливалась бы база и руководство города могло бы видеть, что происходит и оперативно принимать управленческие решение. Это так – в двух словах.

Например, в одном из украинских городов такое программное обеспечение установлено в системе «скорой помощи». Ведь мы понимаем, что те стандартные навигаторы, которыми оборудованы кареты скорые помощи, не учитывают, например, закрытые дворовые проезди, какие-то детали, а с помощью данной технологии можно все оперативно корректировать. Это первое. А второе — сигнал о том, что «скорая помощь» должна выехать туда-то приходит прямо на прибор и тут же выстраивается маршрут, как и куда ехать, учитывая все детали. По ходу движения маршрут может меняться, например, надо подъехать не к этому подъезду, а к другому и это все происходит очень оперативно, что позволяет значительно сократить время прибытия медиков.

На базе этого же программного обеспечения мы в 2012 году создавали систему безопасности города Донецк, когда все было хорошо. Там заказчиком выступало ГУВД Украины в Донецкой области. Известный нам генерал-лейтенант Николай Купянский (в свое время руководил и николаевской милицией, — ред.) высоко оценил эту систему. С помощью нее было видно, где на данный момент времени находится каждый милиционер, патрули… Любой человек, у которого в гаджете была установлена эта программа, мог нажать кнопку «SOS» и к этому месту в течение считанных минут прибудет патруль. Не нужно звонить в «102» и так далее – все происходило автоматически.

— Да, я помню, как делегация из Николаева ездила в 2013 году в Донецк и все так были воодушевлены этой системой, что были даже намерения перенять этот опыт.


Николаевская делегация из чиновников и правоохранителей в Донецке - зима 2014 года



В Донецк ездил, в том числе, и нынешний вице-мэр Гайдаржи

— К сожалению, там это все не дошло до полной реализации из-за известных событий.

Вы должны понимать, что есть закрытые службы, такие как МВД, и, к примеру, городским властям не обязательно видеть все полицейские машины... Но, в принципе, в комплексе должно быть все: и медицина, и полиция, и общественный транспорт, а дальше по направлениям и компетенции тот или иной человек должен иметь доступ к определенным системам. Когда кто-то посылает сигнал, то он проходит идентификацию – сразу понятно, что это за человек и зачем он нажал эту кнопку. Но повторюсь — в большом масштабе Донецка это, к сожалению, реализовано не было.

— Хорошо, а сейчас это в каких городах есть или пытаются внедрить?

— Я, наверное, не совсем имею право называть эти города, но могу сказать, что пытается своим путем идти Киев.

На самом деле, в Киеве это начали внедрять намного раньше. Сейчас в Киеве уже создана «Единая диспетчерская служба». Там есть так называемая «ситуативная комната», где стоят все эти мониторы, на которые выведены камеры и, в принципе, там понятно, что в городе происходит. На эту систему поступают звонки по коммунальным службам, звонки о происшествиях, звонки о бездомных собаках… Там это все аккумулируется и потом разбирается, идет соответствующая реакция.

— В принципе, понятно о чем Вы говорите. А Вы не пробовали общаться с новым руководством города и полиции о том, чтобы попытаться реализовать такую систему в Николаеве? Масштабы ведь поменьше будут, чем Донецк и Киев.

— С руководством города мы пробовали общаться. У нас было несколько встреч, где мы проговаривали темы возможного сотрудничества. Но это закончилось ничем, как все заканчивается с Сенкевичем...


Александр Садыков на экспертной дискуссии о тарифах в Николаеве

— Что значит «как и все с Сенкевичем»?

— Это мои личные выводы. Понимаете, у него все воспринимается следующим образом:

— Да-да, конечно, это очень интересно».

— Так и что, мы это делаем?

— Ну мы подумаем.

И на этом точка – ни привета, ни ответа.

В моем случае это почему-то начало увязываться с политикой. Мол, вот Дятлов-то должен, а этот не должен. Я говорю ему: «Причем тут я и Дятлов?». В ответ слышу: «Ну вы же там… в отношениях…».

— Если позволите, к политике мы вернемся чуть позже. Какие необходимы финансовые затраты на подобную систему, если ее реализовывать в Николаеве? Хотя бы масштаб цифр назвать можете?

— Мы предлагали городу воспользоваться этой системой абсолютно бесплатно. Просто хотелось от «А до Я» реализовать этот проект в масштабах города, или хотя бы воплотить те виденья и наработки, которые были сделаны, например, в Донецке.

Я могу сказать, сколько это могло бы стоить. Создание системы в горсовете, например, по аналогии с Киевом — единый диспетчерский пункт, техника и так далее – все это должно было обойтись в сумму около одного миллиона долларов США.

На самом деле, для бюджета города это не такие большие деньги, но это бы глобально решило огромное количество вопросов.

И Вы же, как не глупый человек, понимаете, что именно под подобные программы достаточно просто получить гранты, софинансирование, кредитование… Либо все вместе взятое. Именно исходя из этого, проблем в реализации подобного проекта в Николаеве я не вижу – было бы желание.

Но, как сейчас модно ссылаться, то у нас были одни реформаторы — грузинские, теперь у нас реформатор — поляк Бальцерович и еще кто-то... А у нас самих все есть и личности способные провести реформы тоже есть. Все сейчас бросились цитировать Бальцеровича, мол, нужно то, нужно это, нужно банковскую систему... На самом деле, это не так.

Я лет десять назад был на лекции Бальцеровича и он сказал: «Для любой реформы необходимы четыре составляющие: политическая воля, команда, которая ее будет реализовывать, классная группа экспертов, которые обслуживают эту команду, и доверие народа». А сейчас нам Бальцерович рассказывает, что необходимо укрепить банковскую систему и повысить тарифы, и от этого всем будет хорошо.

— Ага, а у нас сегодня из перечисленного нет, практически, ничего… Ну хорошо, так Вы оставили попытки внедрить систему, о которой рассказываете, в Николаеве с помощью мэра? Может, какими-то другими путями? Или все — на этом «крест» и даже не будем пытаться?

— Нет, пытаться будем. Каким образом пытаться? Я должен для себя понять: напрямую ли сотрудничать с городской властью или как-то по-другому. Ладно, у меня не получается, но ведь не получается же и у местных активистов, которые Сенкевича «на трон возвели».

— Вы не правы. У некоторых все получается…

— Да, «шкурняки» получаются. Сенкевич мне тоже предлагал сотрудничество – это не секрет, что мы с ним говорили. Он говорит: «Иди ко мне замом». Я ответил, как именно я себе это вижу и начались обсуждения: квадратик такой, квадратик сякой...

Но меня не интересуют «квадратики» (должности и структурные подразделения) вообще. Я не хочу никаких управлений, департаментов... Я все это видел так: условное название – заместитель по реформам, который ведет определенное количество проектов, у каждого из которых есть бюджет, исполнители и четкие сроки реализации...

— А сколько у Вас встреч было с Сенкевичем?

— Две.

— И кто был инициатором? Или это случайно произошло?

— Нет, случайно такие встречи не происходят. Инициаторами одной встречи были его, так сказать, учителя из «школы мэров». Но это был не Рохов, как вы могли подумать.

А вторая встреча была по его инициативе — она происходила в здании горсовета, что наделало очень много шума.

— Можете приоткрыть занавес, что было предметом переговоров?

— Я уже говорил, что мне предлагали должность заместителя. Называться она должна была так: первый заместитель — директор офиса инновационных проектов.

Чтобы Вы понимали о каких проектах идет речь – первый проект — «Теплый дом», который бы включал в себя энергомодернизацию зданий бюджетной сферы (прежде всего детских садов, больниц, школ), утепление жилищных зданий, изменение социальной атмосферы во дворах. Но это все взаимосвязано. Сюда же добавлялось обеспечение домов тепловыми счетчиками.

Второй проект – проект под названием «Социальный город» куда, в том числе входит проект «Геолокации и обратной связи», система видеонаблюдения во дворах, которая увязана с проектом «Теплым домом», потому что, грубо говоря, потратив 200 тысяч долларов на утепление дома, не потратить 500 долларов на 5 камер – это глупо. А если в каждом дворе устанавливаешь пять камер, тогда уже криминогенная ситуация значительно начинает меняться.

Третий проект – условно назовем «Система видеонаблюдения» с созданием единого диспетчерского пункта по типу «911».

Четвертый проект — «Карточка николаевца».

Пятый проект — проект под условным названием «Смарт сити». В этом проекте предусматривалось то, что можно реализовать за короткое время – где-то за 3 месяца: бесплатный интернет-доступ на центральных улицах и бульварах города. Потом это бы можно было бы распространить на автобусные остановки и так далее. Это уже могло бы быть все сделано. В том числе и проект по оптимизации работы «Центра предоставления административных услуг». Задача ставилась так: проекты, которые могут быть реализованы в течение максимум полугода.


Александр Садыков

— А почему же это не срослось, ведь судя по Вашим словам, все могли бы увидеть результат уже к концу этого года?

— Почему не срослось – это вопрос не ко мне. Мы встречались с мэром Сенкевичем 15 февраля и если бы мы договаривались, результаты должны были бы быть видны уже сегодня. Что касается интернета – это сегодня. Что касается ЦПАУ, тоже сегодня.

К примеру, по ЦПАУ, можно было пойти по аналогии с Киевом, где они сделаны в районных администрациях. Я был в четырех районах в столице и там главы районов были ответственны за физическую реализацию аналогичного проекта. Они мне рассказали, сколько это занимает по срокам, сколько стоит и так далее.

— А финансово бюджет города потянул бы все, о чем Вы говорите?

— Поверьте, потянул бы с легкостью. К примеру, берем бюджет города Николаева и с удивлением видим там строку затрат на автобусные остановки.

Послушайте, в Киеве приходят люди и приплачивают, чтобы поставить такую автобусную остановку, с дополнительным сервисом — как минимум рекламной площадью, хотя это уже 19 век, а у нас, оказывается, за бюджетные деньги остановки нужно делать...

Что такое бесплатный интернет? Это опять-таки реклама. Как он действует везде – от малых городов до больших – мы понимаем: тебе высвечивается реклама, если ты хочешь интернет другой скорости, можешь заплатить за это и так далее. Дайте человеку возможность – он дальше на этом будет зарабатывать. А вы спрашиваете, потянет ли бюджет.

Будучи губернатором, я всегда говорил: власть должна быть сервисной службой для того, чтобы давать возможности. Я не изменил своего мнения и уверен, что и нынешняя власть должна быть сервисной службой, чтобы давать возможности.

Поверьте, эти возможности за полгода у власти нового руководства можно было бы уже давным-давно дать, даже в нынешних условиях и не привлекая бюджетных денег.

— Вот мы за интернет заговорили... Тогда сразу возникает вопрос конкуренции на этом рынке – целый ряд компаний захочет реализовать это и начнется война, как это происходит в разных сферах — как сейчас это происходит в сфере транспорта, похоронного бизнеса, например. Может быть, городские власти просто боятся породить очередные конфликты, с которыми нужно будет разбираться?

— То есть лучше не рождать никаких конфликтов и не делать ничего? На самом деле, по поводу того, о чем мы говорим, даже тендер не нужно проводить. Тендер нужно проводить, если я как город достаю из кармана деньги и говорю: вы за мои деньги это сделаете. Здесь этого не надо. Приходит Вася и говорит: «Я хочу провести бесплатный интернет на Соборной». Проводи! Приходит Федя и говорит: «Я тоже хочу это сделать». Проводи! А к кому будут подключаться — да меня, как городскую власть, это вообще не должно волновать.

Власть рождает конфликты там, где есть тендеры, где есть бюджетные деньги или там, где есть потоки, а если человек себе сделал, сам с этого зарабатывает – ради Бога.

Почему я часто привожу в пример Киев. Там пошли этим путем и осознали, что если работать с мэром, то нужно разделить некоторые вещи, а именно то, что модно называть «реформами» и саму текущую деятельность.

К примеру, когда вы поручите управлению ЖКХ «реформироваться», то в итоге этих реформ родится еще худшее управление, ведь реформы всегда входят в конфликт с действующей системой. Они должны проходить параллельно.

А если есть какой-то проект, его нужно сделать, реализовать, а потом передать и сказать: товарищи, теперь ваш инструмент не лопата, а телефон, например. Потому что, если им сказать: ну-ка перейдите на телефоны, они скажут: не-не, нам лопатой удобней «копать».

— А по проектам энергосбережения, о которых Вы говорите, что у Вас есть определенный опыт, существует пример реализации?

— Существует. Я специально организовывал поездку нескольких человек из города, того же Анатолия Шиянюка и Сергея Исакова в Киев, чтобы увидеть примеры школ и детских садов, которые прошли теплосанацию. В Житомире и в Ровно есть удачные примеры реализации.

Не секрет, что я, в том числе, консультировал Игоря Дятлова по проекту «Теплый дом» во время его предвыборной кампании, и я уверяю, что это был не популистический проект, как многие его воспринимали. На самом деле, это как было, так и остается самой животрепещущей проблемой и все увидят, как она ударит по нашей новой власти в ноябре, когда придут удвоенные платежки.

— Хорошо, попытайтесь убедить, что это был не популистский предвыборный проект.

— Легко. Основная база проекта «Теплый дом», или как угодно его называйте, была в том, что здесь уже, конечно, требуется вложение денег, в том числе, и бюджетных, но это вложение должно генерировать другие деньги. Шагом номер один должна быть термомодернизация всей бюджетной сферы Николаева. Ели бы мы занялись этим тогда в феврале, я ответственно заявляю, учитывая опыт посещения объектов в Киеве, в Германии, маленьких городах Венгрии, это можно было бы сделать до начала следующего отопительного сезона.

Что такое бюджетная сфера? Бюджетная сфера города Николаева «сжигает» около 240 миллионов гривен в год. На всех бюджетных объектах, которые мы посетили, то есть школы, детские сады, больницы, нам непосредственно сами руководители, которые участвовали в проектах термомодернизации, ответили, что экономия составляет 70%. Мы не берем даже 70%, мы берем только 50%. Значит, из 240 миллионов гривен бюджетных денег можно сэкономить около 120 миллионов гривен на следующий год. Этого сделано не будет. Итог — 120 миллионов минус. И это результат бездеятельности Сенкевича.

— Это все круто, но Вы просчитывали коррупционную составляющую?

— Конечно. Вот во время этих поездок с Шиянюком и Исаковым в Киев у нас была встреча с представителями компании с мировым именем, которая занимается производством материалов для термомодернизации. У них 18 заводов по Украине. По нашей задумке предполагалось заключать договор именно с европейской компанией, которой объяснить, что мне нужен «откат» будет достаточно сложно. У них же есть законодательство, при котором тебя там посадят, если узнаю, что ты здесь брал взятку или давал. Поэтому, я думаю, что они в этом плане очень осторожны. Кстати, всю ответственность за качество и использование средств они готовы брать на себя.

Вот, например, мы взяли их специалиста и привезли на Намыв: у нас там один дом за деньги какого-то гранта и городского бюджета термомодернизирован. В итоге, специалисты нам объяснили, что качество выполнения работ ужаснейшее, и что денег на этом украли очень много. Увидев все это, специалист нам прямо сказал, что эту работу принимать нельзя было.

Интересуясь темой термомодернизации, мы уже даже обсуждали с этой компанией срок гарантии на все, что они сделают. Я говорю: «А если краска потускнеет или полопается потом?». Знаете, какой был их ответ? Они сразу же сказали: «Переделаем, если срок гарантии 4 года, значит 4 года будем там перекрашивать. Да, на 5-ый год этим, конечно, вы уже будете заниматься». Плюс ко всему, эта компания знает, как привлечь европейские кредиты, потому что является заинтересованным лицом в реализации своей собственной продукции и так далее. Они были готовы. Говорят: «Если у вас действительно такой масштабный проект, что город за это берется, то мы готовы в этом участвовать»...


Анатолий Шиянюк

Более того, сейчас у Шиянюка идут разговоры с директором Агентства развития Николаева Василием Гошовским (так как Сенкевич сказал, что с Шиянюком не очень хочет общаться и поручил это Гошовскому). Они уже 3 месяца общаются на предмет проведения энергоаудита. Говорят о том, сколько нужно выделить денег из бюджета, кто этим займется...

Так вот представители этой компании, о которой я говорил, сказали, что делают энергоаудит бесплатно. То есть, они бы уже сделали энергоаудит и у нас бы уже была карта, было бы понимание всех потерь в бюджетной сфере. Но ничего это до сих пор, к сожалению, нет.

— Но Вы же понимаете, что проект «Теплый дом», который презентовал перед выборами Игорь Дятлов, всеми воспринимался как банальное утепление домов жителей города. Вы сейчас говорите совершенно о другом, о бюджетной сфере.

— Нет. Виденье было такое: берется бюджет, считается, сколько нужно, чтобы модернизировать в срочном порядке всю бюджетную сферу. Например, условно говоря, необходимо сто миллионов. Что это нам дает? 120 миллионов, которые мы посчитали, – экономия. Окей. Что надо для того, чтобы начать проект? Ну мы сможем изучить вопрос и сделать десяток пилотных проектов домов. Окей. Сколько на это надо? 20 миллионов. Хорошо. Но на следующий год, если бы у нас была политическая воля и мы бы термомодернизировали всю бюджетную сферу и сэкономили 120 миллионов, вот эти 120 миллионов уже можно было бы направлять на термомодернизацию жилого фонда горожан.


Глава фракции «ОБ» в горсовете Игорь Дятлов и экс-губернатор Николаевщины Александр Садыков

То есть, должен быть какой-то «генератор» денег, чтобы не постоянно вытаскивать из бюджета по 20 миллионов, а получать 120 миллионов сэкономленных денег в год. Вот какая идея была. Почему я и говорю, что это – первый шаг, а второй – то, что они должны реализовываться одновременно. А система международного кредитования (я не о грантах говорю, а именно о кредитовании и софинансировании) действует так: ты вложил 100 миллионов – мы засчитываем это за 20% и 80% мы дофинансируем. То есть, если я показываю, что готов на следующий год в своем бюджете строкой забить 120 миллионов гривен, то это обозначает, что 800 миллионов мне дадут.

— Но тогда возникает вопрос о компаниях-монополистах. Например, «Облтеплоэнерго». Насколько я понимаю, им это не выгодно.

— Однозначно. Они хотят, чтобы люди потребляли больше, в том числе и бюджетная сфера. Чем больше они потребляют, тем лучше им.

— Вы ощущали уже противодействие с их стороны?

— А мы же еще ничего не делали. Идея была заброшена, они сгруппировались и пока молчали. Но вот на экспертной дискуссии о тарифах, которая проходила 25 марта, присутствовал главный инженер «Облтеплоэнерго» Бородин, так вот он был главным критиком и говорил, что все, о чем идет речь, полная чушь. Конечно, они заинтересованы...

— А что вы думаете относительно той мысли, что «Облтеплоэнерго» нужно забрать в управление города?

— Это надо было делать давно и это нужно сделать обязательно.

Вот здесь мы снова возвращаемся к тому, есть ли у нас политическая воля? Конечно, его нужно было забрать. Этот инструмент должен быть в руках городской власти, потому что если мы копнем дальше в проблему, то увидим, что там есть еще теплоснабжающие компании…

Вот, к примеру, мы утеплили дом, а следующим шагом должна быть модернизация котельной «Облтеплоэнерго», ведь она должна будет меньше тепла подавать. Там должно стоять совершенно другое оборудование и так далее. Так вот, наверное, туда тоже надо привлекать инвестиции, а самая удачная форма – это государственно-частное партнерство. Эта форма партнерства работает и даже как-то закреплена законодательно. И чем дальше, тем такого партнерства будет больше. Как ты можешь кого-то туда привлекать, если это не городское, а областное — нужно ходить в обладминистранцию, согласовывать... Конечно, в данной ситуации обладминистрация, учитывая какой поток денег туда идет, не хочет передавать подобные объекты городу.

— Есть еще Николаевская ТЕЦ. Плюс мы видим там движения мегавлиятельных людей...

— Она обслуживает всего 20% и от них надо уходить. Нужно для себя поставить приоритеты: либо дружить с мегавлиятельными людьми, которые будут тебе огрызки со стола давать и разрешать маленькие ручейки этих потоков направлять, куда ты хочешь, либо отказываться. Мэр должен для себя в первую очередь решить – он хозяин города или областная власть. Хозяин он – избранный, или областная власть – назначенная? Если ты говоришь, что все-таки хочешь делать что-то для людей, то не нужно воровать с нынешней нищеты.

— Хорошо, тогда насколько, по Вашему мнению, сегодня мэр или городская власть может быть независима в принятии своих решений и их реализации?

— Если говорить о мэре, то у него сегодня самая лучшая позиция: тебя избрали люди, и тебе надо иметь понимание, в первую очередь, в депутатском корпусе. Вот при этих двух составляющих ты можешь делать что-то для горожан и тебе не важно, какой губернатор. Что губернатор может — попугать силовиками? Но на самом деле, если ты не трус, то это пуганью только и закончится. Ну попугали тебя, ты их послал и все. Если у тебя у самого рыльце не в пуху, конечно же. Но с другой стороны, сильный мэр может выстроить свои отношения с силовиками, в том числе. Владимир Дмитриевич Чайка это прекрасно демонстрировал.

— Вот Вы сказали о взаимопонимании с депутатским корпусом. Мы сегодня видим большинство у Оппозиционного блока и не совсем однозначная ситуация в остальных фракциях... Как Вы считаете, может ли Сенкевич в будущем найти взаимопонимание в этом депутатском корпусе и что ему для этого нужно? Пока ведь все не так просто для него складывается.

— Совет ему дать трудно, но я уверен, что взаимопонимание можно найти всегда. Кроме того, насколько я в курсе тех разговоров, которые Сенкевич вел с «Оппозиционным блоком», там все устраивало Сенкевича и все устраивало «Опозиционный блок», который не хотел перебирать на себя функцию управления городом. Не устраивало происходящее только здание напротив, а именно губернатора. И в итоге что произошло? Старая система поглотила Сенкевича. Я именно так вижу ситуацию.

Посмотрите, кто у него замы и так далее – это все люди, грубо говоря, расставленные Гранатуровым, в том числе и с помощью Мерикова, потому что он имел большое влияние в эти полтора года, пока Гранатуров был мэром. То есть, мое мнение такое —  законсервировать ситуацию в том виде, в котором она сейчас есть, в том числе и кадровую, больше всего, заинтересованы «Наш край» и обладминистрация. Они удачно и реализуют сегодня свои задумки. Я, конечно, догадываюсь, почему мэр не поставил ни одного своего человека нигде. Но эмоционально я не могу его понять. Не могу понять человека, которого якобы избрали с огромным кредитом доверия. Обычно, любой человек когда приходит, то расставляет свою команду, а здесь нигде и никого.

— А у него вообще есть команда? Есть эти люди?

— У меня есть ответ на этот вопрос — Сенкевич не собирался быть никаким мэром. Та операция, по которой он стал мэром, сработала бы и в случае выхода Юрия Гранатурова во второй тур. Она готовилась под Юрия Исаевича. А Сенкевич не собирался становиться мэром. Он не готовил никакой команды и, соответственно, мы это видим: то один приехал откуда-то, то другой, то Олефира вытащили... Олефир вообще здесь офис в этом ресторане (ресторан «Казбек») себе сделал, но скоро и он перестанет сюда ходить и план выполнять «Казбеку». (смеется)

Люди приезжают, «трут-трут», а никакой реализации нет. В городе все осталось как было, работают старые схемы, сумма «откатов» значительно увеличилась – до 30%. Единственное, эти товарищи, которые работают с бюджетом, раньше, когда они давали так называемые «откаты», они понимали, за что они это делают. А сейчас они говорят: «Мало того, что у нас бизнес не тянет 30% отката, так еще возникает вопрос – а что, за эти 30% ко мне не будут ходить прокуроры?»  — «Нет, будут, но это твоя проблема». — «Как? Им еще 20% «забивать»?».

Как работала система при «преступной власти»? 10% — и к тебе никто не приходи, а если вдруг такое случится, тогда покойный товарищ звонил куда-то и зарвавшемуся прокурору говорили: «Ты куда поперся?». А сейчас «ответственности» никакой, «откаты» в 3 раза больше… И, главное, заряжают и с того здания, и с этого здания…

— Почему же все тогда молчат? Революция достоинства ведь была?

— Молчат из-за нежелания лезть в эти разборки. Таких фирм у нас немного. Зачем мне куда-то выпячиваться, кричать? Все равно в итоге придется кому-то что-то давать, а из списка приближенных уже вычеркнут. Таких сумасшедших, как Талпа (бизнесмен, занявшийся «троллингом» мэра), — мало, но они будут появляться.

— Но там ведь тоже не все у него однозначно, там тоже есть вопросы.

— Есть, безусловно. Я же не анализирую ситуацию, почему он тогда поддерживал Сенкевича, а теперь пытается его «троллить». Я не об этом говорю. Таких неожиданностей будет все больше и больше. И если «мастодонты», которые работают с бюджетом, так и будут молчать, то конфликты со средним слоем будут происходить все чаще. Более того, я уверен, что мэр, точно так, как он поступает с кадрами, будет поступать и с подрядчиками-инвесторами. То есть он будет «тащить» их откуда-то. Мы это все увидим, и тогда возникнет конфликт между «нашими» и «пришлыми». Вот тогда и будет развитие всей этой истории.

Сегодня мы уже видим, как наши активисты, из той же «Самопомощи» борются, например, против строительства новой заправки «Окко». А, как мы знаем, сеть заправок «Окко» — это львовяне.

Так вот, приезжает зам главы фракции ВР, грубо говоря, один из руководителей «Самопомощи» на партийное собрание и потом говорит мэру, мол, заправочки нужно сделать... А построить планируют в каком-то скандальном месте, где люди не один раз протестовали, выступали против . Но уже было дано указание, что построить нужно... И что мэр будет с этим делать?

— Еще до выборов многие понимали, что «Самопомощь» — неоднородная команда, потому что там есть ряд людей, которые ближе то к одним, то ко вторым. В частности, тот же Сергей Исаков, которого связывают с Вами, а через Вас его связывают с «Оппоблоком»…

— Давайте уберем вот это «связывают» и так далее. Никто же не скрывает, что мы дружим, общаемся. Это не является ни для кого тайной. Но Сергей Михайлович всегда был самостоятельным «игроком» здесь в Николаеве. Он самостоятельно высказывал свою позицию по тем или иным вопросам. И заметьте, что сейчас он эту позицию высказывает меньше. А почему? Как мне кажется, Сергей Михайлович попал в ситуацию, где он видит и понимает, что происходит в городе, но сказать не может, потому что он же прошел от определенной партии. Более того, он глава фракции и критиковать то, что происходит, критиковать своего мэра – это, грубо говоря, критиковать свою партию.

Как раз именно «Самопомощь» поглотила в Николаеве вот этих самых активных людей и прикрыла им рот. Но, наверное, это тоже будет до поры до времени.


Старые друзья Александр Садыков и Сергей Исаков

— Я прекрасно понимаю о чем Вы говорите – о партийной дисциплине. Но я вел к другому. Когда «Оппоблок» отсутствовал на трех заседаниях, в горсовете высказывали мнение, что Сергей Исаков и Татьяна Суслова – гаранты того, что не будет проголосовано так, как не нужно ОБ. Мы же помним, как именно из-за позиции Сергея Исакова был заморожен бюджет департамента ЖКХ, который потом был все-таки проголосован. Вы имеете влияние на Сергея Исакова?

— Влияния не имею. Сергей Михайлович взрослый и самостоятельный человек. Учитывая историю наших взаимоотношений, мы можем общаться, можем прислушиваться к мнению друг друга. Мы можем спорить по каким-то вопросам, но указывать Сергею Михайловичу — сделай так или сделай сяк я точно не могу и не буду. Прежде всего, потому что мы друг друга давно знаем и я понимаю, что это бесполезно.

— Давайте вернемся к Вашему общению с мэром. Как вы думаете, почему Ваше назначение на какую-то должность не произошло?

— Я не могу сказать. Об этом нужно спрашивать у мэра. Я пока не вижу, чтобы у него с кем-то другим что-то подобное получилось, чтобы он с кем-то поговорил, кого-то куда-то назначил, и кто-то что-то начал делать. Мне бы было обидно, если бы с пятью людьми работа закипела, а вот со мной – нет. Вот тогда да. Но я вижу, что ни с кем никакая работа не идет. Мне кажется, что все дело в самом мэре. Он то ли не хочет ничего делать, то ли не может.

Наверное, условие назначения его мэром несли какие-то обязательства. Я так думаю.

— Вы искренне считаете, что это было именно назначение?

— Вот смотрите, «Оппоблок» и лично Дятлов могли использовать ситуацию с несоответствием цифр, как политическую составляющую своего пиара, но не использовали. Вместе с тем, объяснения той «ошибки» до сегодняшнего дня так никто и не дал.

Как бы поступил я, если бы я был законно избранный? Я бы сам собрал территориальную избирательную комиссию и сказал бы: «Что это такое? 20 тысяч избирателей, то появляются, то исчезают? Вот вам телекамеры, журналисты, общественность – либо пересчитывайте, либо не пересчитывайте, но объясните всем доступно. Я хочу, чтоб ни у одного человека не было никаких вопросов по этому поводу». Мы услышали хоть что-то? Нет. Мы услышали просто: «Да это все фигня»... Это несерьезный подход к подобным вещам. Если я не услышал ответа на вопросы, то я имею право сомневаться.

Может быть я повторюсь, но вот что я вижу четко — Сенкевич не собирался становиться мэром, потому что он не сформировал никакой команды — ни плохой, ни хорошей, ни из старых, ни из новых. Самый опытный во всех этих государственных делах у него был Исаков…

Я общался с Исаковым, когда он дважды шел в мэры. Естественно, задавал ему вопрос: «Скажи, пожалуйста, завтра ты становишься мэром, кто будет там, там и там?» И я получал ответы: «Здесь будет Вася, там Федя, тут я еще хорошего не нашел, но, наверное, поставим временно Женю, а там посмотрим, справится или нет». У Дятлова тоже было понимание, кто будет какие должности занимать и что будет происходить. Здесь вообще ничего нет.

Мы же на самом деле уникальную ситуацию увидели во время избирательной кампании: человек ничего не пообещал, а просто сказал: «Мы стратегию разработаем». Вот мы стратегию до сих пор и разрабатываем. Какую стратегию, под что? Опять-таки, возвращаемся к Бальцеровичу, последний пункт – доверие — у Сенкевича был. Но доверие падает.

Если мы посмотрим, что происходит в городе, то увидим, что около 50% людей, которые поддерживали Сенкевича активно, такие себе центры общественного мнения, от него отвернулись. Уже абсолютно точно можно говорить о том, что его система поглотила и именно она им управляет, а не наоборот. Поэтому я и предполагаю, что его победа — это была система договоренностей — ты будешь мэр, но сюда и сюда ты не лезь.

— Что, по Вашему мнению, может изменить эту ситуацию?

— Я не знаю, что должно произойти. Но если бы я был на месте мэра, я бы находил взаимопонимание с самой большой фракцией, ведь в остальных фракциях ситуация куда более сложная.

К примеру, не нужно забывать о своей фракции – там есть свои интересы. Есть фракция «Наш край», где три центра интересов: нужно удовлетворить семью Карцевых, нужно удовлетворить Кантора, нужно удовлетворить Крысенко и полуудовлетворить еще Ентина. Если взять БПП, то у Казаковой свои мухи в голове, у главы фракции Крыленко – свои, плюс там незримо в виде известной барышни существуют интересы обладминистрации. То есть, опять-таки представлены минимум три центра влияния и каждый из них надо удовлетворить.

И есть монолитная фракция «Оппоблока». К их демаршу можно по-разному относиться... Мне, например, было интересно: а кто-то из 26 «соскочит» с этой темы? Нет, они все держатся. Несмотря на давление, они все держаться вместе. Это обозначает одно: надо удовлетворить один интерес, договориться с одним, условно говоря, центром влияния и имея еще свою фракцию, а большинство всегда обеспечивает своя фракция, можно ставить на место и БПП, и «Наш край».

Во второй части интервью Вы сможете узнать о политических амбициях Александра Садыкова и о том, почему он оценивает период 2005—2007 года, как самый «продуктивный» для Николаевской областной власти. Также, в ходе беседы была затронута тема взаимоотношений с владельцем николаевского судостроительного завода ЧСЗ Вадимом Новинским. Помимо прочего, Александр Садыков поделился своим видением того, что делать с проблемными николаевскими «предприятиями-территориями», которые не могут работать так, как работали ранее.

Продолжение следует... 

Беседовал Андрей Сенченко, специально для «Преступности.НЕТ»

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code