Стоит ли банкам становиться финкомпаниями

Перегляди: 136

36 банков до сих пор находятся в «зоне риска» — столько финучреждений по итогам первого квартала не выполняли норматив НБУ по докапитализации. С 11 июля этого года минимальный уставный капитал всех банков в системе должен составлять 200 млн гривен.

467e4fcb30bfcc3384b0c71d29df36bf

Тех, кто не успеет к этой дате, регулятор может вывести с рынка. Либо предложит альтернативный вариант – добровольно сдать лицензию и превратиться в финансовую компанию.

Может ли такой сценарий представлять интерес для банков.

13 кандидатов

«Мы начали работать с небольшими банками в июле прошлого года, когда они все сделали капитал 120 млн грн. Мы встречались с собственниками этих банков и советовали им или пересмотреть свои бизнес-модели (потому что конкурировать на рынке особенно маленьким банкам очень сложно) или подумать о добровольном отказе от статуса банка» — говорила замглавы Нацбанка Катерина Рожкова.

Основание для этого – недавно принятый Радой и подписанный президентом закон 6010. Кроме упрощенных процедур докапитализации и слияния, он впервые предусмотрел опцию перехода банков на рынок финансовых компаний «по собственному желанию».

Один банк, который выразил желание ею воспользоваться, уже есть – «Финансовый партнер». Сама Рожкова выделила из 36 «неуспевающих» 13 кандидатов, у которых могут возникнуть проблемы с внесением в капитал недостающей суммы. Тем из них, кто захочет сохранить бизнес, пусть и вне банковского сектора, придется готовиться к этому заранее.

«Банк должен рассчитаться по всем обязательствам перед кредиторами в течение 180 дней после согласования Нацбанком плана по превращению его в финкомпанию. Депозитные договора они могут расторгнуть в одностороннем порядке и рассчитаться с вкладчиками досрочно. В новой финансовой компании сохраняется капитал и активы, оставшиеся после расчета с вкладчиками. Все лицензии нужно получать заново» — рассказывает аналитик группы ICU Михаил Демкив.

Варианты

Чем банки будут заниматься на рынке финкомпаний? По словам Катерины Рожковой, самые очевидные варианты – валютообмен, платежные системы и кредитование за счет собственного капитала (после закона «имени банка Михайловский», финкомпании в Украине не имеют права привлекать депозиты).

«Рыночные ниши, позволяющие генерировать достаточный денежный поток, заполняются достаточно быстро. С другой стороны, операционные возможности и свобода действий у «небанков» шире, так как пруденциальный надзор более лояльный. Что финучреждения потеряют – так это расчетно-кассовые операции. Обычно это прерогатива как раз банков, и порой, неплохой инструмент защиты собственного бизнеса, и сохранения финансовых потоков» — говорит Виктор Шулик из рейтингового агентства IBI-Rating.

Как поясняет член Нацкомфинуслуг Александр Залетов, финкомпания в теории может одновременно получить шесть лицензий. Четыре из них (финансовый лизинг, факторинг, гарантии и поручительство, а также займы на условиях финансового кредита) – выдает Нацкомфинуслуг. Другие две (валютообмен плюс денежные переводы) – НБУ.

«С гарантиями и лизингом наши финкомпании практически не работают. Основное – это факторинг и кредитование. Кредитовать они могут точно также, как и банки, причем как за счет капитала, так и за счет средств, привлеченных у других юрлиц. По закону, привлекать средства у населения могут только те структуры, у которых есть свой отдельный закон. Сейчас это только банки и кредитные союзы» — рассказывает Залетов.

По данным Нацкомфинуслуг, на конец прошлого года в Украине работало 462 кредитных союза, 130 кредитных учреждений и 29 «юрлиц публичного права» (структуры созданные государством). Последние две категории финкомпаний за год выдали кредитов на 19,908 млрд грн. Из них на кредитные учреждения пришлось 13,308 млрд или 66,8% всех займов. При этом в 2016 году на рынок вышло 20 игроков. Средневзвешенная ставка, с которой работают небанковские кредиторы, впечатляет – 243,4% годовых. Максимальный показатель, зафиксированный Нацкомфинуслуг за год – 732%. Минимальный – 4,5%.

«Банковский сектор остается сегодня на обочине кредитных процессов. У нас успешно заменяют сегодня кешовые кредиты, кто угодно», — отметил предправления ПриватБанка Александр Шлапак.

Объемы рынка финкомпаний в 2016 году

Вид деятельности Объем услуг за год, млн грн
Кредитование (кроме кредитных союзов) 13 908
Факторинг 16 887,8
Финансовый лизинг 67,3
Гарантии и поручительство 1 961,5
Денежные переводы 70 326,7
Валютообмен 413,5

Объемы небанковского кредитования, в случае, если на этот рынок зайдет несколько экс-банков значительно вырастут. Это игроки с капиталом минимум в 120 млн грн – вполне достаточно, чтобы работать без привлечения кредитного ресурса у банков или других юрлиц. Другое дело, что быстро перестроиться на работу вне привычного рынка не так просто.

Режим моратория

Одна из причин, почему небольшие банки должны быть заинтересованы в переходе на поле финкомпаний – несопоставимо более слабый контроль со стороны регулятора. Лицензии на конкретные услуги для финкомпаний стали обязательными только с 10 декабря прошлого года. До этого работать можно было на основании регистрации юрлица в реестре Нацкомфинуслуг и выданного регулятором свидетельства.

«Следующий шаг – требования к качеству собственного капитала. Сейчас мы предъявляем финкомпаниям одно нормативное условие: если ты предоставляешь один вид услуг, минимальный капитал – 3 млн грн. Если больше – 5 миллионов» — поясняет Александр Залетов.

Эти условия касаются только тех видов деятельности, которые лицензирует Нацкомиссия. Требования у Нацбанка выше – собственникам валютных киосков нужно оперировать собственным капиталом не менее чем в 20 млн гривен. При этом напрямую получить лицензию на валютообмен в НБУ нельзя. Сначала нужно зарегистрироваться в Нацкомфинуслуг и получить лицензию еще хотя бы на один вид деятельности.

Что будет с компанией, которая нарушает требования по капиталу? В Нацкомфинуслуг констатируют: лицензии только усложнили работу регулятора. Все, что могут сделать в комиссии – это оштрафовать такого участника на несколько сотен тысяч гривен. И то если компания будет игнорировать напоминания по поводу докапитализации.

«Раньше было проще. Когда не было лицензий, за систематические нарушения мы имели право исключать нарушителей из реестра финучреждений. Это автоматически делало их нелегальными. Сейчас появилась прокладка в виде лицензии – забрать ее просто так мы не можем. Для этого нужна проверка, что невозможно из-за моратория» — говорят в комиссии.

Мораторий – это запрет на ревизии госорганами предприятий малого и среднего бизнеса. Для определения МСБ есть несколько методик, но по оценкам Нацкомфинуслуг, банк, который решит перейти на рынок финкомпаний, в любом случае не будет считаться крупной бизнес-единицей. А это значит, что даже если Нацкомфинуслуг повысит требования к капиталу финкомпаний, адекватно следить за их выполнением она все равно не сможет.

 

Источник Минфин

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code