Стоит ли Украине бояться пришествия сирийских мигрантов

Перегляди: 560

Мигрантов в Украине уже около тысячи, и не исключено, что к зиме их будет в десятки раз больше

Сирийские беженцы — тема №1 для европейского сообщества и, по-видимому, будет оставаться в центре внимания еще долго. Украина наблюдает за ситуацией с раздвоенными чувствами: с одной стороны, нам теперь хорошо известно, что такое опустошенный войной край и миллионы оставшихся без крыши и почвы под ногами людей. С другой — нависшая над нами перспектива разделить с Европой тяготы расселения беженцев (озвученная официально министром иностранных дел) многих огорошила. Пусть даже в неблизком будущем, но справимся ли мы с потоками ближневосточных беженцев и захотим ли потесниться ради них? На всякий случай эксперты рассказали «Сегодня», стоит ли действительно Украине быть готовой принять сирийцев на своей территории, сколько народу мы способны приютить и в каких регионах страны, а также какими могут быть последствия такого гостеприимства.

ОБЩАЯ ГЕОГРАФИЯ МИГРАЦИИ

Процесс начался незаметно для нас еще года три назад, когда сирийцы ринулись врассыпную с пылающей родины. «Поначалу люди выбирали для бегства страны окружения. Селились даже в многострадальном Секторе Газа, ожидая, что вот-вот дома настанет мир и они вернутся», — рассказывает директор Института востоковедения имени Агатангела Крымского Александр Богомолов. "ОАЭ слишком далеко, Израиль арабов не примет, Ирак — товарищ Сирии по несчастью, Саудовская Аравия помогает деньгами и отделывается заявлениями, но принимать на своей земле сирийцев не намерена и вообще поддерживает оппозицию, — описывает расклад по региону главред «Украины по-арабски». Маленький Ливан принял два миллиона человек, небогатая, но стабильная Иордания — около миллиона, и сегодня ее население на 22% состоит из пришельцев. Еще два миллиона разместились в Турции, и это уже дало старт внутреннему напряжению в этих странах. И тогда, по словам Богомолова, появилась новая волна мигрантов, ориентированная на Европу. «Честно говоря, мигранты понимают, что демократии и соблюдения прав человека в консервативных арабских странах не найдут, поэтому, как ни крути, южное побережье Европы — самое близкое и подходящее. Да и нелегальные каналы переправы в том направлении давно отлажены», — рассуждает Мохаммед Фараджаллах.

ГОРЬКИЙ ОПЫТ. Европе принимать мигрантов не впервой. Когда граждане бывших колоний массово переезжали в страны-метрополии, там их с готовностью принимали, предоставляли социальное жилье в компактных поселках, не понимая последствий такой заботы. Мало-помалу эмигранты в разных уголках Европы создали фактически закрытые мирки и варились в своем соку довольно долго, нередко даже не считая нужным выучить язык страны проживания. «Попадая, например, в предместья Парижа, ощущаешь себя полностью в арабском мире. Мигранты создали среду, отрезанную и отличную от Франции в целом, культуру в культуре. Возник эффект гетто, живущего по своим законам, — говорит Александр Богомолов. — Его обитатели находятся на низшем уровне развития, чем средний француз, и это источник многих проблем. Вплоть до того, что в таких мирках вероятность появления исламских террористов выше, чем в нормальном сообществе». Теперь, заботясь о ближних, прежде стоит задуматься: не появится ли под боком маленькая, но взрывоопасная Сирия?

Кстати. Венгрия отгородилась от Сербии «колючкой» в надежде остановить поток беженцев, а те пошли в обход через Хорватию — люди все равно будут искать выход. А закарпатские пограничники регулярно ловят нелегалов из Сирии, пробивающихся на Запад. Кто знает, сколько их еще на территории Украины.

УКРАИНА — ТОЖЕ ЕВРОПА, ДА НЕ ТА

Украина как страна для жизни и получения гражданства экономическим мигрантам до сих пор была неинтересна. Беженец из Ближнего Востока рассчитывает на пособие в 200—300 евро, бесплатный проезд и питание в западноевропейских странах, а Украина может предложить ему только единоразовую помощь в размере необлагаемого минимума — 17 грн. «В поисках заработка мигранты попадали в Украину из-за мошенников, обещавших доставить их в Евросоюз и бросивших на полпути. И даже в таких случаях люди чаще всего даже не пробовали осесть тут, предпочитая вернуться домой», — говорит Мохаммад Фараджаллах, главред издания «Украина по-арабски». Бедная воюющая страна без программ адаптации, социальных гарантий и жилья, узаконенных преференций для беженцев — не самый привлекательный вариант, отмечает и муфтий Духовного управления мусульман Украины «Умма» Саид Исмагилов. Однако многие эксперты уверены, что сегодня интерес к странам Восточной Европы повышается прямо на глазах. «Речь уже не о поисках лучшей жизни, а о ее спасении, о гуманитарной катастрофе, — объясняет Фараджаллах. — ИГИЛ зверствует, люди готовы бежать куда глаза глядят, рискуя даже утопиться». Были бы прямые налаженные пути незаконной доставки людей из Сирии в Украину — беженцы уже, возможно, стояли бы у нас на границе.

А ВДРУГ ПРИЕДУТ? До сих пор гуманитарные проблемы всего конфликтного пояса Средиземноморья нас мало касались, но, по мнению эксперта-международника Павла Рудякова, это спокойствие не вечно. «Количество беженцев уже вышло за разумные рамки и тенденций к уменьшению потока не видать. Скорее, он увеличится, — говорит он. — В Европе их будут принимать, с каждым днем ужесточая условия, и рано или поздно определенная часть сирийцев окажется за дверью (возможно, даже из числа уже обосновавшихся в перевалочных лагерях). Вот тогда Евросоюз и может обратиться к восточным партнерам за помощью». МИД совершенно правильно заявил, что Украине следует быть готовой к приему «гостей», полагает Рудяков: если взглянуть из брюссельского кабинета на наши просторы, можно решить, что на них спокойно разместятся хоть и полмиллиона сирийцев в год. «Европа вполне может снова поманить Украину конфеткой под названием „безвизовый режим“, чтобы подключить к решению проблемы», — предполагает Мохаммед Фараджаллах. «Думаю, к концу осени схема размещения принятых беженцев будет более-менее известна. Если образуется излишек, его вполне могут предложить Молдове, Беларуси и нам, — говорит эксперт. — Возможно, наши руководители проявят инициативу и пригласят сюда 10—20 тыс. человек — в то, что сирийский кризис обойдет нас стороной, не верится». А если европейские страны перекроют пути проникновения на свои территории, кто знает, не начнут ли беженцы их смещать к востоку, ища контрабандистские тропы в сторону Закарпатья.

new_image_206

Мусульмане. Отлично адаптируются и приживаются в Украине.

ОНИ УЖЕ СРЕДИ НАС — НИКТО И НЕ ЗАМЕТИЛ

Сирийцы начали вливаться в украинское общество, когда мы еще даже не начинали этого опасаться. По словам главы отдела по ознакомлению с исламской культурой Исламского культурного центра Тарика Сархана, землячество сирийцев — одно из самых крупных и организованных среди исламских и арабских общин в Украине. Оно образовалось не из одних только студентов: здесь немало достаточно солидных бизнесменов, уже граждан Украины с сирийскими корнями, обосновавшихся целыми семействами, и к ним вот уже года три как охотно перебираются родственники из Сирии. «Как только там начались неприятности, люди ринулись в Ливан, Турцию, Иорданию и одновременно в Украину. Знаю, что их дети уже успешно определены в наши школы и вузы, учатся. Многие говорят — да кому нужна Европа, нам здесь намного лучше, — рассказывает он. — Думаю, беженцев больше тысячи, точнее сказать трудно. Мы по праздникам раздаем помощь единоверцам в мечетях, третий год как к украинским мусульманам добавились сирийские беженцы, и, судя по направлениям раздачи продуктов, в разных областях страны их намного больше, чем в столице». Живут сейчас эмигранты, по наблюдениям Тарика Сархана, в первую очередь на помощь богатых родственников из благополучных стран вроде Объединенных Арабских Эмиратов, также их поддерживают близкие из местных. Самым тонким ручейком в руки беженцев текут деньги, заработанные самостоятельно: мало кто может устроиться в Украине на работу, разве что имея диплом, полученный некогда в СССР. «Этим беженцам из Сирии мы выделяли финансовую помощь, община помогала чем могла, но возможности у нас ограничены. Мусульмане Украины — люди небогатые, не то что жители стран Персидского залива. Постоянных программ для поддержки беженцев нет, — говорит муфтий Саид Исмагилов. — У нас и свои крымские татары возвращаются назад в Крым, не найдя жилья и работы. Что уж говорить об иностранцах».

new_image3_171

Сирийцы и иракцы — частые «гости» на нашей границе.

БУДУТ ЛИ ПРОБЛЕМЫ. Если так или иначе в Украину попадет более-менее ощутимое количество сирийцев, не исключено, что мигрантофобия и культурные различия породят определенные проблемы. «Они возникнут, если общество останется глухим и изначально предпочтет видеть в людях чужаков, которых не следует принимать, — говорит эксперт по Ближнему Востоку Сергей Данилов. — Например, работая над проблематикой исламской среды в Крыму, мы постоянно натыкались на объявления вроде „сдам квартиру славянину, не татарину“. А годами ранее я постоянно наблюдал в метро, как наряды милиции буквально охотились на приезжих заробитчан, молодых парней характерной провинциальной внешности. Барьеры были выстроены, хотя угрозы обществу не наблюдалось». Статистика, по словам Данилова, опровергает какую-то особую причастность мигрантских групп к криминалу, но они становятся опасными, ощущая себя ущемленными в правах и оказавшись поселенными компактно. «Такие конфликты всегда случаются по вине обеих сторон — от нежелания общин выйти за рамки привычек», — считает востоковед Данилов. «Отдельные случаи разборок на сегодня — не явление, а частность. И необязательно дискриминация, а, скорее, неадекватная реакция конкретных людей, — считает Тарик Сархан. — В свете того, как радушно Львовпринимает крымских татар, не представляю, чтобы украинцы предвзято встречали тех, кто обращается за помощью».

СКОЛЬКО СИРИЙЦЕВ «ПЕРЕВАРИТ» УКРАИНА

Для возможной «партии» беженцев Украина, как и наученная опытом Европа, не должна стремиться создавать условия для компактного поселения. «Первый пункт на повестке у немцев, готовых принять 800 тыс. человек, звучит так: интеграция, языковые курсы, работа, — объясняет Александр Богомолов. — Нынешняя волна сирийских беженцев искренне настроена интегрироваться. Люди вообще склонны к тому, чтобы раствориться и ассимилироваться в новой компании». Лучшее доказательство этому, по словам востоковеда, сама Украина: за свою историю она «переварила» столько этносов, в том числе многочисленных тюркоязычных, что от них не оставалось и следа. Несколько тысяч и даже десятков тысяч сирийских беженцев для нас — капля в море, они растворятся, вряд ли украинцы даже их заметят. «Чтобы количество пришельцев стало ощутимым, оно должно быть сопоставимо с величиной населения страны — как, например, в Ливане, где скопилось уже 2 млн сирийцев при общей численности ливанцев около 6 млн», — объясняет Богомолов. В количестве — вся загвоздка, полагает Мохаммад Фараджаллах. Принять беженцев следует столько, сколько посильно для Украины, чтобы не возникло напряжения. «А пока расизм и нетерпимость украинцам чужды по сравнению с другими европейскими странами (даже Польшей), здесь в этом плане намного комфортнее», — отмечает главред «Украины по-арабски». До сих пор самым масштабным наплывом беженцев в Украине, по словам Богомолова, были афганцы, которых мы приютили в количестве 1500 человек. Их община разместилась в Одесской области и за долгие годы никакого негативного влияния на развитие региона, как видим, не оказала. «Даже если к нам прибудет 100 тысяч арабов, „мусульманского квартала“ в Киеве еще не будет», — успокаивает Сергей Данилов. «Однако 100 тысяч+внутренние переселенцы — равно катастрофе, считает Павел Рудяков, — столько народу жилье и работу здесь не найдут». «К тому же это люди из другой цивилизации, с иными требованиями к образу жизни. Поладить будет непросто», — уверен он.

В НАШУ ПОЛЬЗУ. «Сирия — страна с красной неплодородной землей, дефицитом воды и сухим климатом, но она успешно экспортировала продукты питания, — говорит Мохаммад Фараджаллах. — В Украине эмигранты могли бы успешно заниматься сельским хозяйством. Кроме того, среди них много строителей, художников, айтишников, инженеров и врачей, учившихся в СССР». По словам Александра Богомолова, в контингенте сирийских беженцев очень высок процент образованных людей, граждан урбанизированной, продвинутой страны — не чета африканцам, чаще всего не имеющим даже среднего образования. «Отслеживая судьбы переселенцев из Крыма и Донбасса, заметил, что не только они, но и Киев выиграл от миграции образованных, активных и в основном молодых людей. Это подтверждает тезис, что мигрант — не проблема, а шанс», — говорит Сергей Данилов. Этот феномен хорошо описан в науке на примерах переселенческих стран вроде США и Канады, да и волны эмиграции в Европу во второй половине 1960-х—начале 1970-х из Северной Африки и Турции тоже были одним из факторов, способствовавшим ее бурному экономическому росту. Прагматичная Германия неспроста решила омолодить социум за счет вливания сирийцев: страны, знающие, как извлечь из эмигрантов пользу, имеют с них хороший навар, уверен Фараджаллах. «Учитывая демографическую картину в Украине, нам бы не помешала свежая кровь, да и в нашей социально-экономической ситуации люди, вносящие новые навыки, знания, языки, просто рабочая сила — не проблема, а благо», — уверен Данилов.

ИМ ПОДОЙДУТ ОДЕССА И ХАРЬКОВ

«Самыми привлекательными регионами для сирийских беженцев могли бы стать Киев с окрестностями, южные области и Закарпатье как самый близкий к Европе край», — считает руководитель информационно-аналитического центра «Перспектива», эксперт по международным вопросам Павел Рудяков. Крымские татары переселяются из Крыма, по словам Саида Исмагилова, в основном в Херсонскую область, на Винничину, во Львов и Киев, где проживает много татар. «Следуя логике поселения ближе к своим, идеальны для сирийской диаспоры Одесса, Харьков и Киев — здесь больше всего арабов», — говорит по этому поводу Тарик Сархан.

ОТКУДА НЕ ЖДАЛИ. К слову, главный источник происхождения нелегальных эмигрантов в Украине не Африка и Ближний Восток, а Россия, говорит Александр Богомолов. «Большинство обитателей перевалочных лагерей — азиаты, попавшие к нам из РФ, — рассказывает эксперт. — В нынешней ситуации с Ближним Востоком мы, вероятно, продолжим выполнять функцию транзита, а вот азиатам с нами уже не по пути: маршрут из Азии через Россию теперь, скорее всего, пойдет через Беларусь и страны Балтии. Граница с Беларусью формальна, а вот с Украиной  — под усиливающимся контролем: поток азиатов через нее уменьшится». «Думаю, вскоре на Севере Сирии возникнет некая зона безопасности и люди укротся там; каналы переправщиков перекроют и поток беженцев постепенно иссякнет», — выражает надежду Данилов.

ВНЕ ЗАКОНА. С начала года Госпогранслужба задержала около 130 сирийцев за незаконный переход границы на Закарпатье. Пересекших ее и пойманных уже в Словакии, по закону о реадмиссии, вернут в Украину и поселят в перевалочные лагеря. По словам пресс-секретаря Госпогранслужбы Олега Слободяна, из-за отягчающих обстоятельств покинуть их они смогут нескоро — высылать некуда. «Ситуация с нелегалами пока некатастрофична, но с каждым годом их количество растет: в 2014 году задержали 2200 человек — на 44% больше, чем в 2013-м, а за 8 месяцев 2015-го — 1844 человека, что на 26% больше, чем за аналогичный период предыдущего. В 2014-м сирийцы были в топ-5 лидеров среди национальностей-нарушителей, сейчас — пока на 6-й позиции», — сообщает Слободян.

Источник: Сегодня

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code