Судебная реформа: «лягушкам поручили осушить болото»

Перегляди: 453

Сомнительны и суть изменений в Конституцию, и вероятность их принятия

29 декабря стало известно, когда именно Конституционный суд начнет рассматривать законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины в части правосудия. Произойдет это сразу после праздников, уже 12 января.

Напомним, само направление законопроекта на экспертизу в КСУ Верховная Рада поддержала 22 декабря. Показательно, что за то, чтобы дать старт процессу реформы правосудия, проголосовал 291 народный депутат.

Однако уже 28 декабря Днепровским райсудом Киева была изменена мера пресечения Геннадию Корбану (содержание под стражей вместо домашнего ареста), что немедленно дало повод Игорю Коломойскому сделать резонансное заявление: «Начатые неделю назад Президентом Украины новые конституционные инициативы реформирования судов уже не наберут 300 голосов депутатов и обречены на провал. Это значит, что в процессе этой длинной парламентской процедуры украинские судьи будут находиться в объективной зависимости от президентской администрации, которая контролирует большинство в Высшем совете юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей […] Чтобы вернуть доверие к судебной реформе, нужно немедленно созвать новую конституционную комиссию, исключив участие в ней чиновников и депутатов. Все должно начаться заново, с чистого листа».

А 4 января к критике этого проекта присоединился и министр внутренних дел Арсен Аваков (политик, довольно тесно связанный с Коломойским): «Все недавние законы и проекты изменений в законы по судьям, по моему мнению – увы, полумеры – которые не поменяют ничего! В том числе и последний конституционный проект», — заявил Аваков, предложив «радикальный вариант»: увольнение всех судей с новым набором представителей этой ветви власти и полным параличом правосудия на три месяца. Любопытно, что продвигая такой проект, Аваков также ссылается на арест Корбана. Возникает закономерный вопрос: неужели до ареста Корбана недостатки данной реформы не были заметны ни Коломойскому, ни Авакову?

Hubs анализирует, в чем же действительно заключаются «узкие» места судебной реформы, каковы шансы на ее поддержку и насколько важна необходимость ее принятия?

На первый взгляд, реформа направлена на снижение роли чисто политического фактора (в виде Верховной Рады) на процесс назначения судей, их привлечения к ответственности и увольнения генпрокурора. А деполитизация судебной власти как раз и была одним из ключевых требований Европы в части реформирования правовой системы Украины. Формально возрастает роль судебного самоуправления. Но остается вопрос: не приведет ли принятие изменений в КС к неоправданному росту полномочий влияния Президента Украины? Подобные подозрения есть (о чем – ниже). И в связи с этим вопрос следующего плана: обладает ли Петр Порошенко в настоящий момент достаточным политическим влиянием, чтобы провести такие изменения через парламент? Особенно в ситуации, когда коалиция испытывает проблемы с достижением компромисса, а упомянутый выше Коломойский (и дружественные ему политические силы) настроены блокировать любые инициативы, которые могут принести преференции президентской власти.

Со всеми предложенными изменениями в основной закон можно ознакомиться здесь.

К ключевым моментам реформы, которые так или иначе коснутся подавляющего большинства украинцев и особенно представителей делового сообщества, можно отнести следующие.

1. Введение монополии адвокатуры на предоставление профессиональной правовой помощи.

Если предлагаемая статья 131 (2) КУ будет одобрена КСУ и принята Радой, то представительство другого лица в суде, а также защиту от уголовного обвинения смогут осуществлять исключительно профессиональные адвокаты.

Иными словами, насколько квалифицированным не был бы юрист, отстаивающий интересы предприятия (или его собственника), без свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью он уже не сможет осуществлять свои функции в суде. При этом ни для кого не является секретом, что получение данного свидетельства в Украине сопряжено с рядом коррупционных рисков.

Тарас Загородний, управляющий партнер Национальной антикризисной группы:«Весьма спорной выглядят нормы о закреплении монополии адвокатов на представительство интересов в судах. Это может привести (и, скорее всего, приведет) к картельному сговору самих адвокатов, которые могут установить любые расценки на свои услуги. Например, 1000 грн или 100 долл. в час. Интересно будет посмотреть, как такие услуги смогут оплачивать сами народные депутаты с их официальными зарплатами в 4 тысячи грн».

С Загородним согласен Александр Носаль, директор Международного центра реформ:«Если право на защиту в судах получат только адвокаты, варящиеся внутри своей касты, сами назначающие своих коллег, – это негативный момент». Но он же и уточняет: «С другой стороны, есть шанс, что вырастет профессиональный уровень юристов, занимающихся представительством в судах. Ведь в настоящий момент этим (особенно от имени органов местного самоуправления и государственной власти) занимаются люди с катастрофически низкой квалификацией».

2. Судебная ветвь власти станет практически независимой от законодательной, в Украине будет введено судейское самоуправление.

Речь о том, что из КУ исчезнут нормы о первом назначении на должность судьи Президентом Украины сроком на пять лет и последующем бессрочном переназначении Верховной Радой. В случае принятия реформы все судьи будут «с первой попытки» назначены бессрочно президентом по представлению Высшего совета правосудия (получить которое, кроме особых случаев, можно будет только на конкурсной основе).

Упомянутый Высший совет правосудия (ВСП) сменит ныне действующий Высший совет юстиции (ВСЮ). Разница между ними в способе формирования. В ВСЮ (20 членов) входят по три представителя от Верховной Рады, президента, съезда судей, съезда адвокатов, съезда представителей юридических вузов и научных учреждений, а также два представителя от конференции сотрудников прокураторы и, персонально, глава Верховного суда, генпрокурор и министр юстиции. ВСП (21 член) предлагается формировать таким образом: 10 от съезда судей, по два от президента, ВРУ, съезда адвокатов, конференции прокуроров, съезда юрвузов и ученых, а также глава ВСУ.

Кроме того, если ранее задержание или арест судьи были невозможны без согласия парламента, то в новой редакции такие действия будут возможны только на основании одобрения ВСП, а не парламента, как это предусмотрено действующей КУ.

Также, согласно действующей Конституции, создание и ликвидация судов были прерогативой президента,  а в предлагаемой редакции такие действия должны определяться отдельным законом (субъект законодательной инициативы – исключительно президент, хотя и после консультаций с Высшим советом правосудия.

Немаловажный для бизнеса момент: к перечню основ правосудия предлагается отнести «разумные сроки рассмотрения дела», правда, определение такой «разумности» в КУ отдельно не прописывается.

Александр Носаль считает, что данные положения неоднозначны: «Та система, которая действует сегодня, не является каким-то нежизнеспособным анахронизмом. Другое дело, что в течение 25 лет над судами делали эксперименты и в результате они стали, с одной стороны якобы независимыми, а с другой – «телефонное право» настолько укоренилось, что даже ВСЮ, являясь формально независимым и вполне демократическим органом, комплектовался по политическим квотам. В результате – будет это ВСЮ или, как предлагается, ВСП, кардинальных изменений не произойдет, если не будет изменен сам негласный принцип формирования этого совета. Такое в Конституции не пропишешь. Должны быть традиции, сильные общественные институты (именно от общественного контроля сегодня зависит очень многое), а не переименование. ВСП будет не хуже и не лучше нынешнего ВСЮ. Думаю, все останется на том же уровне».

По мнению эксперта, судьи будут в какой-то степени предоставлены сами себе: «И те же люди, которые в свое время сделали очень многое для дискредитации судебной власти, смогут назначать своих новых коллег. Это называется: «поручить лягушкам осушить болото».

Политический эксперт Евгений Магда, директор Центра общественных отношений, считает, что «на сегодняшний момент нет политической воли убрать всех судей и назначить новых. Срабатывает схема: «за неимением гербовой пишем на простой». Но лучше уж такие изменения, чем вообще никаких».

3. Функции прокуратуры существенно изменятся: она наконец-то лишится права общего надзора. Изменения коснутся и должности генерального прокурора.

По действующей КУ, срок полномочий генерального прокурора составляет пять лет, его назначение и увольнение инициируется президентом с согласия ВРУ, но парламент имеет право выразить генпрокурору недоверие и отправить в отставку. В проекте Конституции предлагается увеличить срок полномочий генпрокурора до шести лет, а также лишить Раду права отправлять его в отставку по собственной инициативе – а только по представлению президента.

Приведет ли это к неоправданному усилению роли президентской власти? Мнения экспертов разделились.

По мнению Евгения Магды, и нынешняя ситуация показывает, что снять генерального прокурора не так просто, как это кажется: «Все время Президенты Украины фактически проталкивали на должность генпрокурора тех людей, которых считали необходимыми. И в этом вопросе Петр Порошенко не является каким-то исключением».

«Плохо, что Верховная Рада, которая представляет весь проходной спектр политических сил, лишается возможности влиять на увольнение генерального прокурора, – считает Александр Носаль. С другой стороны – полномочия генпрокурора значительно уменьшатся. Исчезнет общий надзор, рудимент советско-сталинской правовой системы, появится антикоррупционный прокурор, независимый от ГПУ, который, возможно, станет более весомой и серьезной фигурой, чем генпрокурор».

***

Напоследок Hubs попросил экспертов оценить вероятность одобрения данной реформы парламентом. Шансы, как выяснилось, не так и высоки.

Александр Носаль: «Сложно сказать, соберут ли 300 голосов для окончательного внесения изменений в КУ. В такие сложные для страны моменты Конституцию менять не стоит. Вполне могла бы работать и нынешняя редакция основного закона: ведь проблема не в нем самом, а в его исполнении».

Евгений Магда: «Мы увидим, как политические силы будут пытаться сохранить свои рычаги влияния на суды».

Тарас Загородний: «Я не вижу в парламенте 300 голосов в поддержку этой реформы. Дело в том, что к настоящему моменту каждый украинский олигарх, образно говоря, приватизировал кусочек судебной системы для того, чтобы обезопасить себя в случае проблем с законом или властью. И не в интересах олигархата поступаться своим влиянием на суды. Тем более что понятно, что в итоге оно перейдет практически под полный контроль Банковой. Учитывая, что фракции «Батькивщины» и «Самопомощи» в настоящий момент ориентируются на Коломойского (см. упомянутое в начале заявление олигарха – Ред.), то сбор 300 голосов представляется более чем сомнительным».

Данное утверждение представляется близким к истине. Судя по действиям и заявлениям Радикальной партии Ляшко, экспертное сообщество небезосновательно предполагает, что и она в данный момент находится в орбите влияния Игоря Коломойского. Таким образом, в распоряжении фракций БПП (139 мандатов) и НФ (80) находится максимум 219 голосов. Представители групп «Воля народа» (21) и Партии «Видродження» (23) при желании (и наличии соответствующих договоренностей с Банковой – что тоже большой вопрос) могли бы довести это число до 263 депутатов. И то – лишь при условии строжайшей фракционной дисциплины. Найти же недостающие до 2/3 списочного состава голоса среди внефракционных депутатов (51) вряд ли представляется возможным: уж очень разнообразный контингент там представлен.

И последний немаловажный момент. Даже если реформа и будет принята, то предусмотренные переходными положениями проекта изменений в КУ сроки ее проведения оставляют желать лучшего. Полномочия ВСЮ могут быть пролонгированы до мая 2019 года. Президент может сохранить за собой право создавать, реорганизовывать и ликвидировать суды, а также переводить судей из одного суда в другой – до конца 2017 года. Окончательная передача права на представительство в судах всех инстанций адвокатам растянется до 2020-го. А прокуратура продолжит выполнять функции надзора за исполнением судебных решений по уголовным делам и вовсе на неопределенный срок – до момента создания в Украине двойной системы регулярных пенитенциарных инспекций.

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code