Суды «освящают» гигантские кражи активов из неплатежеспособных банков

Перегляди: 189

Заместитель директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Светлана Рекрут в эксклюзивном интервью для 112.ua рассказала об условиях новой программы реструктуризации ипотечных кредитов перед неплатежеспособными банками, а также о злоупотреблениях, из-за которых Фонд теряет активы таких банков

Screenshot_9

Светлана Рекрут

 Фонд гарантирования вкладов на днях заявил об утверждении условий реструктуризации ипотечных кредитов перед неплатежеспособными банками. Что это за инструмент, на кого он рассчитан и какие условия предлагают заемщикам?

— Документ сейчас находится в Минюсте и вступит в силу, когда министерство его зарегистрирует. Основная цель реструктуризации — дать заемщику возможность погасить свой кредит. Мы понимаем, что у многих заемщиков сегодня нет возможности погасить кредит сразу, мы понимаем, что львиная доля ипотеки, которая имеется сегодня в Фонде, — это валютная ипотека, а курс за последние годы вырос в несколько раз. Мы прекрасно понимаем, что заемщики боятся продаж их кредита, потому что если такой кредит выкупят и покупатель отсудит за долги квартиру, то они останутся с детьми на улице.

Но при этом все должны помнить о том, что у каждого неплатежеспособного банка есть свои кредиторы — вкладчики, такие же люди, которые в свое время разместили средства на депозиты свыше гарантированной Фондом суммы 200 тыс. грн, иногда последние деньги, накопленные годами для покупки жилья или лечения, либо же держали средства на счетах банков, как юридические лица. Да и сам Фонд является кредитором на сумму выплаченного вкладчикам возмещения. Фонд гарантирования должен эти деньги возвращать, и работу с ипотекой мы вести обязаны. Поэтому мы разработали программу реструктуризации, рассчитанную на ипотечных заемщиков, под залог кредита давали свои квартиры или земельные участки. И здесь нет значения, валютные это кредиты или кредиты в гривне. Программа дает возможность таким заемщикам реструктурировать свои кредиты до конца срока ликвидации банков. Нам кажется, что условия, которые мы предлагаем, достаточно привлекательны. Для того чтобы заемщик мог пойти по программе реструктуризации, он должен внести 10% от задолженности на дату подписания договора — на погашение тела кредита. После его подписания неплатежеспособный банк начисляет процентную ставку в размере 0,01% годовых. При этом не применяются штрафные санкции, не начисляется пеня. Сумму долга делят равными частями для выплаты на количество месяцев до конца срока ликвидации банка. Но такой ежемесячный платеж не должен превышать 10 тыс. грн. И эти выплаты тоже пойдут на тело кредита в первую очередь. Если же участник программы не успевает до конца ликвидации банка погасить всю сумму, его кредит вместе с другими работающими кредитными договорами сформируют в портфель и в дальнейшем будут продавать в работающем банке, что автоматически уменьшает риск попадания в «руки» коллекторов.

 Вы сказали, что штрафы и пеня не начисляются. А как быть с теми штрафами и пеней, которая набежала, пока человек не платил по кредиту до участия в программе?

 Фонд имеет право их не учитывать. Сумма, от которой будут рассчитывать эти 10%, которые заемщик должен заплатить сразу, — это тело кредита и проценты, начисленные на дату подписания договора. Без учета штрафов и пени.

— Будут ли продавать незакрытые на момент ликвидации банка кредиты фирмам-коллекторам, деятельность которых до сих пор не урегулирована?

— Согласно нашей политике, продажа кредитов, по которым идет погашение, будет осуществляться в последнюю очередь. Но сегодня действительно не урегулирован вопрос на законодательном уровне, можно ли продавать действующие кредиты коллекторам или нет. Поскольку мы понимаем, что это вопрос нескольких месяцев перспективы, так как ликвидация большинства банков завершается в ближайшие два года, то Фонд гарантирования попытается урегулировать данный вопрос.

— Согласно предварительным расчетам, сколько вы ожидаете желающих принять участие в этой программе?

— На сегодня в Фонде гарантирования находится около 40 тыс. ипотечных кредитов. Платят лишь около 2-3%. Соответственно, даже если в Фонд гарантирования обратятся 10% от этого количества, то это существенно повлияет и на качество наших активов, и на качество ипотечного портфеля. Но на самом деле мы не ожидаем столь существенного наплыва, потому что большинство кредитов, которые у нас есть, — это долги перед банками «Надра» и «Дельта Банк», которые в просрочке уже более 4-5 лет. Мы рассчитываем на то, что наибольший интерес к этому инструменту проявят те заемщики, банки которых ушли в процедуру ликвидации в последнее время. Потому что те кредиты еще более-менее «живые».

— Вы сказали, что сейчас платят лишь по 2-3% ипотечных кредитов. 97% людей не платят, видимо, за неимением средств. Эту проблему одной реструктуризацией не побороть.

— Если человек намерен как-то решить свою проблему с этой ипотекой, то предложенные нами условия не предусматривают какие-то большие суммы денег на выплату. 10% от суммы и до 10 тыс. грн ежемесячно — это достаточно подъемная сумма. В противном случае единая для Фонда альтернатива — продажа прав требований по этим неработающим ипотечным кредитам на голландских аукционах. Причем по нашим правилам неработающие кредиты выставляют на продажу в первую очередь. Давайте посмотрим на условия, имеющиеся сейчас на голландских аукционах. Мы начинаем торги с их балансовой стоимости (это «тело» кредита плюс проценты, то есть та же сумма, от которой считаем 10% для реструктуризации) и в течение дня снижаемся максимально до уровня 20% от номинальной стоимости. В любой момент потенциальный покупатель может остановить снижение цены. При этом никто из участников аукциона не знает, следит ли за этим активом еще кто и сколько конкурент готов отдать за этот лот. Если на индивидуальных торгах на уровне 20% от номинальной стоимости права требования по кредиту не будут приобретены, в следующий раз они уже будут продаваться в составе больших пулов.

Из-за курсовой разницы — 5 грн/долл., 8 грн/долл. и 28 грн/долл. — эти 20% — это получается почти та же сумма в гривнах, на которую брался кредит 5-7 лет назад. Свои кредиты, правда, не могут выкупать сами заемщики и их финансовые поручители. Итак, имеем два варианта. Первый вариант — реструктуризация, плавный возврат заемщиком долга с перспективой перехода на обслуживание в другой банк на 10-20 лет. Или же продажа на голландском аукционе. Мы держали ипотеку очень долго, много лет ее не продавали, понимая чувствительность этого вопроса. Но ликвидация банка является ограниченной во времени. Также у нас есть кредиторы банков, которым мы должны возвращать деньги. Поэтому мы вынуждены эту ипотеку продавать или реструктурировать.

— В каком сейчас состоянии кредитные портфели неплатежеспособных банков? Какую работу проводите с недобросовестными заемщиками?

— На самом деле ситуация очень печальная, потому что 98% всех кредитов, которые сейчас находятся в неплатежеспособных банках, являются просроченными. Они проблемны. Большинство заемщиков прекращают обслуживать свои кредиты уже в течение первого месяца временной администрации.

Здесь, безусловно, есть определенный психологический момент. В самом начале кризиса люди считали, что если банк признан неплатежеспособным, то он где-то исчезнет вместе с их долгами и можно ничего не делать. Кроме того, всегда есть какие-то советники, которые говорят: не плати – тебе спишут. Они на самом деле только ухудшают ситуацию – для заемщика в первую очередь.

И если снова вернуться к ипотечным кредитам, то большинство договоров, которые есть в банках, структурированы таким образом, что в случае, когда допускается просрочка долга и если заемщик возобновляет платежи по этому долгу, эти погашения идут в первую очередь на покрытие штрафов и пени. И если заемщик из-за своей неосведомленности не платил 3-5 месяцев, а потом приходит в банк и ему начинают считать сумму к уплате, то оказывается, чтобы добраться до тела кредита и процентов, он должен сначала заплатить огромные суммы начисленных штрафов и пени. Поэтому сама программа реструктуризации, которую разработал сейчас Фонд гарантирования, направлена на то, чтобы дать возможность заемщикам уменьшить основную сумму кредита и погасить проценты.

Если же заемщик перестает обслуживать свой долг в рамках программы реструктуризации, то все условия теряют силу. Мы возвращаемся к первоначальной версии договора со всеми последствиями и примененными к заемщику санкциями.

— Если на момент ликвидации банка заемщик не успел выплатить всю сумму, это считается нарушением условий реструктуризации?

— Это не будет нарушением сроков, потому что когда заемщик будет подписывать график реструктуризации, в нем будет указана сумма, которую он должен платить ежемесячно. Например, 10 тыс. грн. Соответственно, на конец срока действия реструктуризации останется какая-то определенная сумма, которую он не выплатил. Но в то же время кредит будет действующим, соответственно, банк (кредитор) или коллекторы не смогут «отобрать» квартиру в ипотеке, а Фонд гарантирования сможет этот кредит продать или передать работающему банку на дальнейшее обслуживание. Действующие банки не заинтересованы в приобретении сильно просроченных ипотечных кредитов. А вот за хорошими заемщиками живые банки, можно сказать, охотятся, и я уверена, что на портфель реструктурированных и фактически действующих кредитов очередь будет большой. Это также должно мотивировать заемщиков выполнять условия программы, потому что в случае перехода на обслуживание в действующий банк ни о каких условиях взыскания залога или выселении из квартиры не будет идти речи.

— О штрафах, начисленных предыдущим банком, также речь идти не будет?

— Это уже на рассмотрение нового кредитора, нового банка. Но обычно живые банки очень гибкие, когда речь идет о применении этих штрафов и пени, если они видят, что заемщик платит. В каждом договоре предусмотрено право применения или неприменения штрафов и пени.

— В каких банках в денежном эквиваленте больше всего таких просроченных кредитов?

— Самый большой портфель ипотеки в «Дельта Банке» и Банке «Надра». Это больше половины всех ипотечных кредитов.

— За депозит в обанкротившемся банке физическому лицу возвращают максимум 200 тыс. грн. А вот за ипотеку заемщик должен заплатить все до последнего. Вкладчики считают, что это не совсем справедливо.

— Это справедливо. Я согласна, что 200 тыс. грн, возможно, — низкая сумма гарантирования, потому что при сегодняшних экономических условиях это гораздо меньше в валютном эквиваленте, чем было 5 лет назад, перед девальвацией гривны. Но в то же время, когда человек или юридическое лицо берет средства в долг, он должен понимать, что эти деньги вернет. Так же и банк. Когда он берет деньги от вкладчика, то должен их вернуть. Но мы понимаем, что каждый вкладчик должен оценивать свои риски. Есть гарантированная сумма, которая возмещается государством. Государство не может выплачивать всю сумму вклада, так же как государство не может делать прощение долга по кредиту. Существует очередь кредиторов, которые рассчитывают на возврат своих денег. Это и вкладчики 200+ тысяч, это и юридические лица, которые размещали свои средства на депозитах в банке. Единственный источник возврата этих средств — фактически кредиты, которые выдавались тем или иным заемщикам. Поэтому, если Фонд гарантирования выплатит 200 тыс. грн, это не означает, что все остальное от продажи активов пойдет ему в прибыль или будет подарено государству. Деньги пойдут другим кредиторам, которые так же стоят в очереди и ждут, когда вернутся их средства.

— В конце года Фонд начал тестировать голландские аукционы. Насколько они эффективны и какие результаты уже имеются на данный момент?

— Модель голландского аукциона превзошла все ожидания и сейчас является очень эффективным инструментом. Если по старой модели с одного цикла торгов мы в среднем продавали 1-2% активов, то по голландским аукционам уровень успешности сейчас составляет 19%.

— А в денежном эквиваленте?

— Могу вам сказать по количеству. Были выставлены 3224 лота балансовой стоимостью 50,6 млрд грн. Из них проданы 585 лотов, балансовой стоимостью 2,4 млрд, по цене 576,9 млн грн. То есть средний уровень конверсии составил около 23-24%. Эти деньги пошли на удовлетворение требований кредиторов.

— Кредиты — это лишь один из источников поступления средств в банки. Главный источник — продажа активов банков. Что сегодня продает Фонд гарантирования вкладов?

— 80% наших активов — это кредиты. Это права требования. Недвижимость, ценные бумаги, основные средства составляют менее 20%. Продавая кредит, вы фактически продаете право требовать от заемщика возврата этих средств. Каким образом оценить стоимость этого кредита? Все понимают, что если заемщик перестал платить, то, очевидно, у него есть финансовые трудности или же нежелание платить. Очень трудно рассчитывать на то, что он сейчас придет и вернет всю сумму. Соответственно, основной ценностью или основной стоимостью этого кредита является залог по кредиту. Если в обеспечении находятся недвижимость или какие-то основные средства, это более ликвидное обеспечение. Если под обеспечением находятся товары в обороте или ценные бумаги, то мы должны понимать, что это фактически кредит без обеспечения. Соответственно, цена продажи права требования напрямую зависит от того обеспечения, которое находится по кредиту. Это если мы говорим об идеальных условиях. Но, к сожалению, мы сегодня живем не в идеальных условиях. И наши заемщики, которые сознательно принимали решение не платить по кредиту, прекрасно понимают, что основную стоимость права требования составляет именно залог. Поэтому, как только банк признается неплатежеспособным, заемщики идут в суды для того, чтобы признать договоры залога, а то и вообще сами кредитные договоры недействительными. И мы вступаем с ними в длительную и изнурительную войну за эти активы. С одной стороны, имеем Фонд гарантирования, который может действовать только в рамках законодательства, а с другой – заемщик, который имеет желание и возможности финансировать покупку незаконных/недобросовестных решений судов, похищение залогов с помощью регистрационных действий – за одну ночь мы теряем целые комплексы и гектары земли. Это длительная борьба, которая длится в течение последних лет, и, к сожалению, пока мы не всегда выигрываем.

На сегодня мы подали 4851 заявление в правоохранительные органы, из которых чуть более 2000 заявлений были внесены в Единый реестр досудебного расследования, отказано во внесении в реестр 1236 заявлений, а обвинительный приговор был вынесен лишь по 10.

— Фонд у себя на сайте регулярно публикует информацию о различных схемах вывода средств из банков. На какую сумму были выведены активы из банков? В каких банках самая худшая ситуация?

— Основная схема вывода активов неплатежеспособного банка — это предоставление кредитов под так называемые мусорные залоги. Около трети кредитов, которыми мы сегодня управляем, — это кредиты, которые использовались для вывода средств. В гривневом эквиваленте это около 150-170 млрд грн. Это права требования под обеспечение ценных бумаг, несуществующих товаров в обороте или каких-либо прав на несуществующее имущество. Касательно сумм, к примеру, из «Дельта Банка» было выведено около 25 млрд грн. «Имэксбанк» – там почти весь кредитный портфель оказался снабжен одним стадионом, стоимость которого намерено в разы завысили. Почти 3,3 млрд грн было выведено из «Еврогазбанка» путем кредитования структур косвенно связанных с менеджментом банка. Таким же образом из банка «Хрещатик» выведены активы на сумму 3,38 млрд грн.

— Недавно СМИ писали о попытке так называемого «рейдерского захвата» земли «Родовид Банка» на Оболони. Какова сейчас ситуация с этим объектом?

— Кража земли — это самый яркий и абсолютно беспрецедентный случай, пожалуй, за всю историю Украины. На 113 га земли, которая принадлежит «Родовид Банку», СБУ был наложен арест в рамках уголовного производства. Перед Новым годом, когда уполномоченное лицо Фонда гарантирования после принятия решения о ликвидации банка готовилось к инвентаризации активов и зашло в реестр недвижимого имущества, оно было очень удивлено тем, что владельцем этой земли стала компания с регистрацией в Днепре. Основание отчуждения этой земли было прописано одной строкой: торги ДВС. Какие торги, на каком основании, непонятно. Конечно, мы сразу обратились в правоохранительные органы и государственный регистратор с жалобой о неправомерном отчуждении этой земли. В результате исследования данной ситуации выяснилось, что эту землю украли путем подлога документов и подделки электронных ключей нотариуса и регистратора, а затем незаконно переоформили. Впоследствии оказалось, что земля не принадлежит даже этой третьей компании с днепровской регистрацией, а была еще раз перепродана на открытых торгах. Все было сделано невероятно быстро, чтобы потом было очень трудно что-то доказать. Если на балансе банка земля оценивалась в 3,7 млрд грн, то цена реализации на торгах составила лишь 160 млн грн.

На данный момент землю возвращено по результатам эффективных и слаженных действий Минюста и Фонда гарантирования, когда Минюст волевым решением своей антирейдерской комиссии возобновил первичную регистрацию земли за «Родовид Банком». Сейчас все описанные события изучаются правоохранительными органами. Конечно, на землю снова наложен арест, мы ее бдим, но это очень показательный случай — насколько важна в государстве синхронная и продуктивная работа государственных органов. Если бы так же работали суды и правоохранительные органы, я уверена, что, как минимум, больше половины выведенных бывшими акционерами или же заемщиками активов можно было бы не потерять или хотя бы вернуть.

— На днях было опубликовано открытое письмо Фонда к руководителям действующих банков, из которого можно сделать вывод, что Фонд потерял контроль, как минимум, над двумя банками. Как это произошло и что там за ситуация?

— Мы обратились с открытым письмом касательно банков «Укринбанк» и «Златобанк», потому что это наиболее вопиющие случаи. «Укринбанк» признан неплатежеспособным, туда была введена временная администрация, была начата ликвидация банка. Сумма выплат Фондом гарантирования составила 1,8 млрд грн. После того как Фонд гарантирования завершил выплаты вкладчикам, появляется решение суда, которым обжаловано признание банка неплатежеспособным и введение временной администрации и ликвидации. Кроме того, по решению суда все активы «Укринбанка» постановили перевести на хранение в компанию «Укринком», а обязательства (долги) — оставить за «Укринбанком». То есть активы перешли на так называемое хранение другому лицу, а долги остались в банке. Эти активы, которые якобы должны быть на хранении в «Укринкоме», согласно информации с рынка, активно распродают бывшие владельцы. Некоторые банки к нам обращались с вопросом законности такой покупки. Мы подчеркиваем: Фонд все равно через суды добьется справедливости, восстановит контроль над этими банками, и все подобные сделки купли-продажи мы будем признавать в судах ничтожными. И докажем, что это все является незаконным. Ситуация с данными банками, по сути, ставит под угрозу и саму систему гарантирования вкладов, и вообще защиту прав кредиторов.

Мы обращались неоднократно к НАБУ, в ГПУ, в СБУ. Сейчас обратились с открытым письмом, обращаем внимание правоохранителей, предоставляем факты, но пока никаких действий с их стороны не было осуществлено.

— Возможно, нужно вносить изменения в законодательство, чтобы поменять эту ситуацию?

— У нас сейчас лежит в Верховной Раде законодательная инициатива, которая должна урегулировать такую ситуацию, но уже сейчас, в текущей версии закона, у нас записано, что суды не имеют права принимать решения касательно обременения имущества банка, который находится в ликвидации. Однако мы видим такие решения судов почти ежедневно. Мы дошли уже до дисциплинарной комиссии Верховного суда, и впервые в истории Украины были вынесены решения в пользу Фонда гарантирования против судей, которые принимали такие дерзкие решения. Мы также надеемся, что после реформы новый состав судей будет более ответственно подходить к этой проблеме, осознавая последствия своих решений, а не только коммерческую составляющую.

Я могу привести несколько последних примеров такого беспредела. Мы продали кредиты «Великой кишени». Этот ритейлер не платил ни одному из трех банков, в которых брал кредиты. Выкупила его компания — профессиональный участник рынка проблемных активов. Не успели они даже договор подписать и деньги заплатить, как уже появилось постановление суда о запрете совершать любые действия с активами. И мы не можем завершить сделку. И это потому, что «Велика кишеня» по долгам платить не хочет, а когда их выкупило третье лицо и есть понимание, что возвращать долги все же придется, заемщик идет в суд, покупает решение — как результат, уже отчуждать этот кредит нельзя. И мы наблюдаем ситуацию, когда деньги кредиторам не возвращаются, а должнику хорошо.

Есть еще ситуация с автозаправочными станциями WOG. Мало того, что по решению суда нам запрещено выставлять на продажу эти кредиты, так по решению суда они рассрочили свой долг, который сейчас составляет 1,6 млрд грн, на 5 лет, притом что ликвидация банка заканчивается через год, а сумма ежемесячного платежа 700 тыс. грн. И они ежемесячно вежливо платят 700 тыс. грн. А основную сумму долга они оставили на конец, на те сроки, когда даже уже банка не должно существовать согласно закону. Очевидно, они рассчитывают, что их долги спишут. Однако они глубоко ошибаются. В любом случае Фонд гарантирования вкладов оспаривает и будет оспаривать такие решения судов и в результате выставит кредиты автозаправочной станции WOG на аукцион и выручит немалую сумму средств.

— Спасибо за интервью.

Источник 112

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code