СВАДЬБЫ СВЕРХБОГАТЫХ: КАК РОССИЙСКИЕ МИЛЛИАРДЕРЫ ЗАРАЗИЛИ МИР ПАФОСОМ

Перегляди: 141

Черная икра в изобилии, гигантские инсталляции из свежих орхидей и вечеринки в стиле «Великого Гэтсби», от которых у героев Фицджеральда полезли бы на лоб глаза. Так отмечают свадьбы самые богатые люди мира – те самые 0,01% населения планеты. #Буквы перевели лонгрид Racked о том, какие тренды царят на их торжествах, с какими проблемами сталкиваются организаторы, и чем отличились Дональд Трамп с Джорджем Соросом в качестве женихов.

17f0d0cc8caa3547557ea417318ff47c_L

Когда принц Чарльз женился на леди Диане Спенсер в 1981 году, это была самая шикарная свадьба из всех, что когда-либо знавал мир. В связи с ней чаще всего вспоминают цифры: 2500 гостей в Соборе св. Павла, 750 млн человек, наблюдавших за церемонией по телевизору, платье невесты с 10 тысячами жемчужин и шлейфом длиной в 25 футов, 27 свадебных тортов, поданных на приеме. Мероприятие обошлось примерно в 30 миллионов фунтов, что по сегодняшним меркам равняется 140 миллионам долларов.

Планированием события занимался лорд Маклин; тогда он носил титул Лорда-камергера и заведовал придворными церемониями, включая свадьбы и похороны. Спустя 30 лет состоялась свадьба сына Чарльза и Дианы, принца Уильяма, и Кейт Миддлтон. Ее стоимость оценивают в 43 млн фунтов. Подготовкой дневной церемонии в Уэстминстерском аббатстве занимался новый Лорд-камергер, но вечернюю часть мероприятия организовывала профильная фирма Fait Accompli. Месяц назад она также занималась подготовкой свадьбы сестры Кейт, Пиппы.

Это свидетельствует не столько о разрыве с традицией, сколько об изменении механизма самих свадеб. Три десятилетия назад было не так много профессиональных организаторов. При планировании семейных торжеств богатые люди полагались на своих секретарей и других подчиненных, да и сами мероприятия не отличались большим размахом. Прочие, как правило, организовывали все самостоятельно, порой – с помощью смекалистых друзей. Но вот состоялась свадьба Чарльза и Дианы, растревожившая фантазии невест по всему миру. Ведь их свадьба тоже могла превратиться в сказку – были бы средства! И чем сложнее становились церемонии, тем больше рос спрос на профессиональных организаторов.

Greg Finck for Sarah Haywood

Стол на торжестве, организованном Сарой Хэйвуд в одном из французских замков / Greg Finck for Sarah Haywood

Сейчас таких организаторов множество. Но планированием торжеств высшего класса – для самых богатых клиентов – занимаются избранные. Их около 20 человек.

Среди них — Сара Хэйвуд. Сара не любит термин «организатор свадеб»; ей кажется, что это вызывает в воображении людей образ глуповатой девчонки вроде персонажа Дженнифер Лопез из фильма «Свадебный переполох». Мероприятия, которые она планирует – события гигантского масштаба, и подобный титул преуменьшает заслуги ее команды. Но в то же время она практична. «Если в качестве ключевого слова в интернете использовать „продюсер свадеб“, никаких заказов вы не получите. Так что в целях поисковой оптимизации я – организатор свадеб», — иронично замечает она.

Практически все ее клиенты – люди с огромными капиталами, большинство из которых – бизнес-магнаты (хотя порой попадаются особы королевской крови или знаменитости). Селебрити сложно заставить платить, отмечает Сара. Только самые топовые персоналии готовы раскошелиться, а остальные – «телезвезды и им подобные» — хотят получить свое бесплатно. У них, как правило, и нет тех денег, которыми располагают привычные клиенты Сары. «Я имею в виду самых богатых, — поясняет она. – Сверхбогатых, чей образ жизни отличается от обычных богачей».

В мире насчитывается как минимум 2257 миллиардера. В сумме их средства составляют около 8 триллионов долларов (10% всей глобальной экономики). Сейчас миллиардеров на 55% больше, чем было еще пять лет назад, а с учетом скрытности таких людей, вполне можно предположить, что где-то в мире существует еще пара тысяч таковых.

Термин «сверхбогатые» относится не только к миллиардерам, но и ко всем, чей личный капитал превышает $100 миллионов. Они – 0,01% населения планеты (миллиардеры – лишь 0,0001%). Их тысячи. Самые богатые люди могут заполучить все, чего хотят, и для их желаний нет преград.

«Вокруг сверхбогатых людей всегда крутятся подчиненные. К ним самим очень трудно добраться. Чаще всего напрямую я с ними не контактирую», — говорит Сара. Так, она не знает имени одного из своих любимых клиентов, который даже не пожелал сообщить ей, чем занимается. О том, как этот человек заработал свое состояние, она узнала лишь через охранную фирму, нанятую для мероприятия. Ее работники разузнали имя матери клиента. Имя самого заказчика осталось загадкой.

Компания Сары базируется в Лондоне, поскольку город считается одним из главных международных центров. Ее клиенты – британцы, американцы, люди из Восточной Европы и Ближнего Востока, но большинство – из Азии.

Sarah Haywood

Стол на 120 гостей на свадьбе в Провансе / Flimatography for Sarah Haywood

Свадьбы сверхбогатых

Свадьбы сверхбогатых_02

Greg Finck

«Для них это проблема, потому что в Китае богатым не так-то просто демонстрировать свое богатство», — поясняет Сара. В Китае церемония заключения брака – чисто гражданская: вы идете в государственное учреждение, подписываете бумагу, можете после этого вместе поужинать. Но клиенты Сары ищут того великолепия, которое знакомо им по голливудским фильмам, и воплощают в жизнь свои самые смелые свадебные фантазии во Франции, Италии или Англии. «В Китае на это смотрят строго, поэтому там они не хотят перегибать палку – для нас это прекрасно, ведь они могут приехать в Европу и там оторваться на полную. Правда, с этим у них сейчас проблемы. Мои лучшие клиенты говорят, что все очень сильно изменилось по сравнению с тем, как было еще пару лет назад».

Вплоть до этого года Саре требовалось от 12 до 16 недель на подготовку торжества, но сейчас клиенты стараются планировать все чуть раньше – она связывает это со всеобщим экономическим беспокойством. Мир уже не так стабилен. Даже богатые переживают о том, как скажется «Брексит» и президентство Трампа на их жизнях и экономическом климате.

Сара предпочитает более узкое «окно» при планировании; так легче работать с клиентом. «Они постоянно все переигрывают, потому что привыкли считать важным лишь то, что им нужно здесь и сейчас. Они не умею планировать. Им не нужен план на год, потому что можно нанять человека, который сделает все необходимое прямо сейчас». Однажды ей пришлось готовить свадьбу за 18 дней.

Сара сравнивает свою работу с профессией дирижера или командующего армией. Она координирует все действия на высшем уровне, гарантируя, любое многодневное торжество пройдет без сучка и задоринки. Вся соль в распределении времени. Важны мельчайшие детали. Ключевое слово – сервис.

«Кем бы вы ни были, — говорит Сара, — свадьба должна быть более выдающимся днем, чем любой другой ваш день. Но эти люди живут жизнью, которая обычному человеку показалась бы невероятной – останавливаются в лучших отелях мира, добираются туда на частном самолете, имеют особняки по всему миру, лучшие автомобили, лучшие обеды, одежду от кутюр. И вот они говорят мне: „Я хочу, чтоб этот день был по-настоящему особенным“. И я должна им это дать».

Сара говорит, что клиенты никогда с порога не озвучивают ей бюджет события – но это не значит, что потом они не спорят по поводу расходов. «Это распространенное заблуждение – считать, что богатые не считают деньги или не умеют с ними обращаться. С этим у них все в порядке, и такие люди готовы спорить со мной за каждый доллар, потраченный на мероприятие».

Планировщики торжеств класса «люкс» вроде Сары часто сотрудничают с дизайнерами, которые отвечают за эстетику мероприятия: освещение, цветы, торт, весь визуальный аспект события, вплоть до микрофонов, которые используют музыканты. Цель состоит в том, чтобы добиться гармоничной картинки.

Одно из самых громких имен в дизайне люксовых свадеб – Престон Бэйли. Он начинал с карьеры флориста и брался за самые навороченные заказы. Сверхбогатых клиентов он считает наиболее интересными и наиболее капризными.

«Роскошь делает событие уникальным, — говорит он. – Роскошь – это когда люди приходят на мероприятие, которое рассказывает им некую историю, захватывающую историю. Это не те клиенты, которых можно просто собрать в одной комнате на три часа, и все. Нужно создать несколько уровней развлечения».

Для таких клиентов роскошь – это что-то доселе невиданное.

Престону удалось добиться такого эффекта на свадьбе Мелиссы Риверс в духе зимней сказки, которую позже копировали по всему миру, и на бракосочетании Шона Паркера в стиле заколдованного леса, где каждому гостю полагался костюм персонажа «Властелина колец», пошитый дизайнером Нгилой Диксон.

Свадьбы сверхбогатых_03

Свадьба Шона Паркера в Биг-Суре, Калифорния / Preston Bailey

Сюда же можно отнести и третью свадьбу Джорджа Сороса, которую Бэйли сравнивает с масштабной и искусной театральной постановкой. А также третью свадьбу Дональда Трампа и свадьбы двоих его детей.
«Он был отличным женихом, — говорит Престон о Трампе, однако отказывается комментировать политическую карьеру своего бывшего клиента. – А когда мы делали свадьбу Иванки, он был типичным отцом невесты – хотел, чтобы все прошло идеально».

Престон часто создает уникальные инсталляции (временные и долгосрочные) для своих свадеб, в особенности для клиентов с Ближнего Востока. Назвать их имена он не может, но перечисляет страны – Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Катар. Он также готовил свадьбы в Гонконге, Колумбии, на юге Франции и в Индии.

«В некоторых случаях нам надо было строить на месте целый городок или отдельные здания, так что можете себе представить, сколько это стоит, — говорит Престон. – Ведь нужно нанять архитекторов, инженеров и всех остальных».

«Люди тратят деньги не только на букеты цветов, но и на огромные инсталляции, — вторит ему Сара. – На то, чтобы трансформировать пространство, уходят дни, а то и недели. Много средств уходит на приглашенных звезд».

Еще десять лет назад приглашение звезд на торжество было в новинку, но сейчас это – часть нормы. Джон Майер, Кэти Перри и Крис Мартин – все они выступали на свадьбах. В этом году на свадьбе внучки российского миллиардера выступили Мэрайя Кэри и Элтон Джон (ведущим был Марк Ронсон). Именно россиян Сара винит в возникновении этого тренда: «Они стали нанимать звезд на любые события – вечеринки в честь 18-летия, 21-летия, годовщины свадьбы – не только на сами свадьбы. Появление звезды перестало быть уникальным; теперь одного хэдлайнера недостаточно, нужны трое или четверо, так что приходиться думать, в каком порядке их расставить». Скажи какой-то звезде, что на этой вечеринке она не главная, и пиши пропало.

Гонорары за выступление – еще одна сложность. Что, если музыкант на гастролях? Где он или она будет во время свадьбы, и где проходит сама свадьба? Кто-то с радостью согласится выступить и заработать за уик-энд полмиллиона долларов; пару месяцев спустя тот же человек может потребовать в четыре раза больше, потому что вынужден сорваться с семейных каникул.

Технические особенности тоже нужно учитывать. «Если вы нанимаете Джона Ледженда, будьте готовы предоставить определенное пианино марки Yamaha, — говорит Сара, — потому что он хочет сесть и сыграть так, будто это церемония “Грэмми».

Сейчас Сара нанимает музыкантов через агентство и призывает своих клиентов озвучивать сумму, которую они готовы потратить. Отталкиваясь от нее, агентство подбирает артиста, который будет свободен в данной точке мира. Если не хотите тратить миллионы или даже сотни тысяч, можно пригласить участника реалити-шоу. По словам Сары, финалисты X Factor или American Idol могут запросить всего $80 тыс. Группы, которые больше не на слуху и хотят вернуться на сцену, также готовы выступать за (относительно) более скромные деньги.

Свадьбы сверхбогатых_04

Свадьба в Шотландии: гостей доставляют на вертолете / Carla Ten Eyck for Sarah Haywood

Платье невесты – еще одна проблема. Вопрос даже не в том, чтобы нанять дизайнера – а в том, чтобы на выходе получить стопроцентно уникальную вещь (а во многих случаях – несколько вещей). Цена на кутюр-услуги дизайнеров вроде Моник Люлье, платья из коллекций которых стоят около $20 тыс., стартует от $55 тыс. Кружево, вышивка – все создается в единственном экземпляре. Среди самых сложных ее заказов была юбка из роз, сделанных из органзы, с 50-футовым шлейфом. Невесты в среднем пять раз посещают ателье Моник в Лос-Анджелесе для примерки, прилетая из Лондона, Австралии, Филиппин.

Бюджет растет, когда нужно подать лучшие вина и лучшие блюда; сложно держаться на уровне, когда речь идет об обедах такого уровня. В прошлом году на одной из свадеб Сары было подано 20 килограмм икры. Она распорядилась установить на кухне сейф и приставила к нему сторожа: осетровая икра высшего качества стоит, на секундочку, порядка $4000 за килограмм.

Само собой, такие торжества длятся много дней. «Зачем заставлять гостей ехать куда-то, если можно организовать несколько вечеринок? – спрашивает Престон. – Как минимум три. Ну а богатые клиенты могут позволить себе столько, сколько захотят».

Нелл Даймонд было 25 лет, когда в марте 2014 года она обручилась – первая из своих друзей. Ее супруг, Тедди, старше ее на 10 лет. Они познакомились через общих друзей. На момент помолвки она посещала бизнес-школу в Йеле. Пара решила сыграть свадьбу во время октябрьских каникул, чтобы Нелл не пропускала занятия. Нелл говорит, что она любит «помудрить», так что непродолжительная помолвка была кстати.

Пара условилась провести вечеринку в честь помолвки в Музее Гуггенхейма в Нью-Йорке, а свадьбу – в Hôtel du Cap на юге Франции, где она бывала в детстве. К тому же, это одно из мест, которые они с Тедди посетили во время своих первых романтических путешествий. Нелл знала, что гости съедутся со всего мира: где бы ни проходила свадьба, им предстоит перелет.

Ее родители – американцы; сама она живет в Нью-Йорке, где управляет собственной фирмой по производству постельного белья, Hill House Home. Но Нелл выросла в Лондоне, где ее отец Боб Даймонд работал в Barclays и в один прекрасный день вырос до управляющего британским банком. Некоторое время она жила в Токио. Семья Тедди – из Балтимора. Британским гостям пары было легко добраться во Францию, а из Нью-Йорка есть прямой рейс до Ниццы.

Свадьбы сверхбогатых_05

Нелл Даймонд и Тедди Вассерман / Fred Marigaux

Нелл и Тедди хотели посвятит этот день не только заключению брака, но и своим друзьям, которые выбрались ради них во Францию на уик-энд. Они задумали организовать что-то в духе летнего лагеря, где каждый из 200 гостей мог бы чем-то себя занять. "Все должно было продлиться три дня, и мы решили: «Давай за это возьмемся. Предложим им невероятный опыт». Наверняка можно было бы провести все где-то в другом месте, но это показалось нам идеальным. Здесь и места много, и есть чем заняться».

Hôtel du Cap – один из самых роскошных отелей мира, расположенный на мысе Антиб (Лазурный берег) и окруженный соснами пополам с пальмами. Отсюда открывается вид на Средиземное море, в котором можно поплавать, просто спрыгнув со знаменитого трамплина в отеле. Здесь также находится безбортный бассейн из базальта, увековеченный фотографом Слимом Ааронсом. За последние сто лет отель посещали многочисленные главы государств, знаменитости и художники.

Рассказывая о своей свадьбе, Нелл говорит, что чувствует себя «счастливой и благодарной». Она осознает, что подобные мероприятия – нечто из ряда вон выходящее. "Мы сказали своим гостям: «Ребята, мы в курсе, что это безумное шутовство. Свадьба на юге Франции в середине октября. У каждого из вас своя жизнь: вы не приедете – мы не обидимся”», — говорит она. «Это было важно – не вынуждать людей ехать во что бы то ни стало. Весь этот свадебный регламент может быть реально пугающим!»

Fait Accompli — та самая лондонская компания, которая планировала свадьбу Уильяма и Кейт, организовывала торжество и для Нелл. Ее отец познакомился с управляющим директором фирмы Алексом Фицгиббонсом через коллегу. Нанять европейского организатора для европейской свадьбы показалось семье разумным. Нелл также порадовал профессионализм фирмы и конфиденциальность. «Моя свадьба не прошла незамеченной, как планировалось. Но мне понравилась их работа».

Большинство гостей прибыли в четверг днем, и все, кроме тех, кто жил поблизости, остановились в Hôtel du Cap за счет новобрачных (самый дешевый номер в октябре стоит $600). Большинство спешили воспользоваться бассейном и трамплином, а после гости приняли участие в семейном ужине, где их развлекали музыканты с гитарами. В пятницу и субботу  можно было отправиться в путешествие по Старой Ницце или в музей Пикассо, поплыть на лодке к монастырским виноградникам или принять участие в велосипедной гонке в горах. Были организованы площадки для игры в петанк и приглашены местные чемпионы, чтобы обучить гостей тонкостям этой французской забавы. В пятницу вечером в небольшом прибрежном баре прошла вечеринка, ведущими которой выступили гости невесты Челси Лейланд и Майя Моретти.

Сама церемония стартовала в субботу на закате.

В круг знакомых Нелл входят кутюрье Оливье Тейскенс и Прабал Гурунг – они и пошили для нее платье. «Я люблю корсеты, талии, люблю, когда все драматично, — говорит она. – Этим Оливье и руководствовался. Он отправлял мне образцы ткани, а позже – вышивки, и мы провели три примерки. Это самая невероятная вещь, которую я когда-либо представляла надетой на себе. Тот факт, что ее создал близкий человек, делает ее еще более особенной».

Она была в восторге от визуального оформления – ее 10-футовый шлейф исчезал за поворотом в проходе, растянувшемся от входа в отель до берега моря. Путь по нему занимал пять минут. «Я знаю, что мы несносные, — говорит Нелл, — но пришлось вытащить вращающуюся дверь, чтобы я прошла со своим шлейфом». Прабал отвечал за наряд для свадебного приема – летящее платье в греческом стиле, контрастировавшее со структурированным творением коллеги и не требовавшее демонтажа дверей.

Если в тот уик-энд вы заходили в интернет, то наверняка сами помните, как все было. Хэштег #nellandteddy практически сразу взлетел в том. «Я много времени провожу в соцсетях, так что, само собой, постила много фото», — говорит Нелл. Но она не ждала, что привлечет такое внимание.

На свадьбе было много моментов, достойных того, чтобы их запечатлеть, но осенью 2014 года Инстаграм был не тот, что сейчас – в тренд попадали лишь свадьбы знаменитостей. Функции «Истории» тоже не было, так что люди без лишних раздумий заливали все подряд снимки в свои аккаунты. Свадебные хэштеги еще не набрали такой популярности, как сейчас. Сработал тот факт, что у Нелл и ее друзей уже было много фолловеров, а с учетом сезона снимкам было проще попасть в тренд.

Свадьбы сверхбогатых_06

 Shaun James Cox

Нелл поняла, что что-то происходит, когда ей делали прическу и макияж. Посыпались новые подписчики, а хэштег #nellandteddy стали использовать посторонние люди, надеявшиеся привлечь внимание к собственным аккаунтам. Активность в Инстаграме привлекла внимание Harper’s Bazaar, где собрали лучше снимки в один материал – их примеру последовали Daily Mail, Business Insider и New York Daily News. Через месяц на Vogue появилась статья журналиста, побывавшего на свадьбе в качестве гостя, а позже материалом о ней отметился Into the Gloss.

Когда я вернулась на учебу, кто-то спросил меня, как прошла свадьба. "Другой сокурсник ответил: «Ты знаешь, как она прошла! Мы все знаем! У всех есть Инстаграм!» Друзья друзей шутили, что следили за событием, как за Олимпиадой – скроллили ленту по хэштегу и ждали обновлений. Нелл восприняла это как комплимент: она тоже любит просматривать чужие ленты и следить за жизнью людей онлайн.

«Я надеюсь, что в этом нет элемента злобного сталкинга. Мне интересно, что выбирают люди, когда у них есть выбор. Это наводит на разные мысли. Мне радостно видеть, как люди проводят лучший день в своей жизни», — говорит она. «Феминистка во мне слегка бесится от того, что онлайн я известна в основном благодаря свадьбе и рождению ребенка, хотя моя реальная жизнь гораздо богаче. Но я стараюсь не вдаваться в негатив — просто каждый хочет видеть именно такие счастливые моменты».

Сложно свести статистику по свадьбам, но, согласно опросу 13 тысяч американских невест и женихов, проведенному Knot, в среднем церемония обходится им в $33329. Наибольшая средняя стоимость свадьбы – на Манхэттене ($78464). 20% всех церемоний были заявлены как тематические.

Марси Блюм написала книгу «Свадьба для чайников». Она шутит, что вместе со своими друзьями (включая Сару и Престона) «создала этих безумцев», этих золушек-невест, которые хотят сыграть свадьбу класса «люкс». «Мы им говорим: “Нельзя, чтобы салфетка была без монограммы. Вам нужны персональные приглашения. Вам нужна 16-дневная свадьба!” Это все наша вина».

Свадьбы сверхбогатых_07

Свадебный прием на крыше в Хорватии / Marcy Blum

Но настоящая свадьба класса «люкс» в понимании Марси начинается с $1500 из расчета на одного гостя. Престон считает эту цифру консервативной, оценивая «пятизвездочную свадьбу» в пределах $3-5 тысяч. Многие, а то и большинство свадеб, которые готовит Марси – тематические. То же самое касается и Сары.

"Свадьба – это то событие, когда до тебя наконец доходит: «господи, вот это у них деньжищи!» — говорит Марси. Богатые люди делятся в зависимости от того, как они демонстрируют свое богатство. «Есть деньги с историей, такие, как у Рокфеллеров (а я работаю со многими из пятого поколения этой семьи) Эти люди хотят, чтобы все было чудесно, но ты никогда не уговоришь их подать „Дом Периньон“, ни за какие коврижки». Она говорит, что клиенты со «старыми» деньгами «усаживают за стол нянечек и всех, кто их растил в детстве», что резко контрастирует с нуворишами и их желанием выставить богатство напоказ.

За самые пафосные мероприятия ответственны ее российские клиенты. Она показывает фото свадьбы на 500 человек, которую организовывала в «Уолдорф-Астории» для русского заказчика. «Они были очень щедры и милы, — говорит Марси. – Но это выглядит так, будто ты достаешь все сбережения из сейфа и выкладываешь на стол на всеобщее обозрение, потому что иначе будешь выглядеть бедным или скупым. Не знаю что хуже – бедность или скупость – но и то, и другое считается пороком. Не было такого, чтобы кто-то из моих российских клиентов сказал: “вы это серьезно?!»

С ЛеБроном Джеймсом все было по-другому. Звезда НБА очень внимателен к расходам: Марси и его невеста Саванна вместе ездили в Target (супермаркеты розничной торговли – ред.) «Он всегда повторял: “Я знаю, откуда я вышел, и возвращаться туда не собираюсь. Надо быть здравомыслящим человеком». Марси все понимает, но ей это кажется менее интересным опытом. «Я бы предпочла клиента из России», — подмигивает она.

На свадьбе ЛеБрона были запрещены телефоны и видеосъемка. В интернете вы практически не найдете описаний события, и уж точно ни одного фото. (Исключение составляют досвадебные фото, сделанные друзьями – Дуэйном Уэйдом и Гэбриэль Юнион.) Один из гостей, правда, «слил» предсвадебное уведомление ресурсу TMZ, в связи с чем разосланные спустя несколько месяцев приглашения уже не содержали практически никакой информации. Гостям нужно было дозвониться на частную горячую линию, чтобы узнать, где и когда пройдет церемония.

В таком подходе к конфиденциальности нет ничего необычного, и руководствуются им не одни лишь знаменитости. О большинстве топовых свадеб вы никогда ничего не узнаете.
«99% не хотят, чтобы их обсуждали, и не желают попасть в свадебные журналы, — говорит Сара. – Я этого тоже не хочу, потому что редакция такого журнала, попав на одну из наших свадеб, наделала бы в штаны. Это другой уровень, и я не хочу, чтобы это низводили до “невеста надела то, а это стоило столько-то”. Журналисты вечно хотят разузнать стоимость, но на таком уровне обсуждать цены вульгарно. Это не комильфо».

В индустрии распространены договоры о неразглашении. Часто планировщикам разрешается описывать ранее организованные мероприятия, но не называя при этом конкретных имен. На сайтах агентств и в соцсетях публикуются фото без людей – и лишь по прошествии самого мероприятия.

Свадьбы сверхбогатых_07

Свадьба, организованная Сарой Хэйвуд на Ибице / Eppel for Sarah Haywood

Однако некоторые пары идут другим путем и даже нанимают PR-фирмы для освещения события. Александра Мэйкон, которая обозревает свадьбы в Vogue и на своем сайте Over the Moon, рассказывает: «Люди отказываются в это верить». Но внимание достается не только парам. «В создании этих прекрасных событий принимает участие столько людей, что наличие пиарщика, который обеспечит должное освещение, упоминая заслуги каждого профессионала – это даже хорошо».

Одна из таких компаний носит название Maid of Social. Из-за дороговизны ее услуг спектр клиентов, снова-таки, ограничен высшим обществом. Пакет «5 карат» предусматривает полномасштабную СММ-стратегию, включая редакторские услуги для Инстаграма и Snapchat, а также заранее согласованные пресс-релизы. Он также включает обеспечение «связи с незаурядными свадебными брендами для продакт-плейсмента». Стоимость события из расчета на одного в среднем достигает $5000, но эта цифра порой возрастает впятеро.

«Если они собираются потратить определенную сумму, — рассказывает одна из основателей компании Хэзер Холл, — то, по нашему опыту, хотят это показать. Не в стиле “смотрите все на меня!”, а так, как делятся особенными моментами с семьей и друзьями». А заодно и с миллионами абсолютно чужих людей.

Одно из желанных мест для публикации репортажа – сайт Vogue. За два с половиной года после свадьбы Нелл он по-настоящему облюбовал тему свадеб. Раньше это были одиночные истории, теперь же – целый подраздел. Vogue.com – целый свадебный архив сверхбогатых пар, в особенности тех, что популярны в соцсетях. Там можно найти репортаж журналиста, побывавшего на свадьбе #noormandie (от имени невесты Нур Фарес и места проведения в Нормандии – ред.) «Все началось с вечеринки в стиле 1001 ночи, где гостей ждал настоящий сказочный базар», — гласит статья. Там же можно прочесть подробный отчет о «свадьбе-сафари в сердце Национального парка Крюгера в ЮАР».

Другой популярный журнал — Town & Country. Хроники свадеб высшего общества – часть его ДНК. «Мы обозревали каждую из свадеб Вандербильтов, а также свадьбы Рузвельтов, Кеннеди, Меллонов, Асторов», — утверждает редактор Лина Ким, которая ведет ежемесячную колонку, посвященную свадьбам. Town & Country также дважды в год публикует свадебный спецвыпуск. «Мы выделяем и освещаем самые интересные, важные и влиятельные события среди того 1%, что попадают на наши страницы».

«Во многом это вопрос социальной значимости и статуса, — продолжает она. – Того чувства значимости, когда твоя свадьба попадает на страницы журнала. Ведь исторически свадьбы, особенно свадьбы важных людей, были самыми важными событиями в году».

Люди спрашивают у Марси, каково ей организовывать супер-экстравагантные мероприятия для супербогачей, в то время как многие люди вынуждены довольствоваться малым. Она поясняет, что для ее клиентов стоимость события ничего не значит. Никто не оформляет вторую ипотеку, не лезет в долги, — не делает ничего, что потребовалось бы ей самой, чтобы оплатить подобное мероприятие.

«Это не влияет на их жизнь, — говорит она. – Поколение за поколением, это ни на что не влияет. Я всегда говорю, что я демократка с левым уклоном, я против Трампа, но когда касается дела – я капиталистка. Это не значит, что нужно лгать, воровать и убивать ради денег. Это значит, что ты позволяешь себе зарабатывать деньги».

Свадьбы сверхбогатых_08

Greg Finck

Свадьбы сверхбогатых_09

На одной из лондонских свадеб, организованных Сарой Хэйвуд, были шесть таких павлинов из свежих орхидей / Flimatography

Марси видела, как ее клиентов и их друзей демонизировали во время рецессии. Ей это казалось несправедливым и недальновидным. «Да, большинство моих клиентов сверхбогаты. Но это те люди, имена которых вы видите на табличках в больницах. Они не говорят — мол, я позволю себе эту свадьбу, а все остальные могут хоть умереть. Они и веселятся, и помогают».

Правда, в какой-то момент подобное мероприятие может скатиться в пародию. Недавняя колонка Лины в Town & Country освещает свадебную вечеринку управляющего автомобильным концерном Карлоса Госна и его жены Кэрол в Версале. Источником вдохновения выступил фильм «Мария-Антуанетта» Софии Копполы, так что были наняты даже актеры в костюмах XVIII века. И это не единственный пример свадеб последних лет с неосознанным посылом: «пусть едят пирожные!»

Свадьба наследника компании Getty Images Джозефа Гетти и дизайнера Сабины Ганем в 2015 году включала вечеринку в стиле «Опасных связей», на которую гости явились в костюмах французских аристократов. В 2014 году Канье Уэст и Ким Кардашьян выбрали Версаль для проведения свадебного приема и прибыли туда на роскошной карете, запряженной лошадьми, причем часть персонала тоже была в исторических костюмах. Состоявшаяся 10 лет назад свадьба Амита Бхатии и Ваниши Миттал, дочери индийского стального магната, оценивалась в $55 млн и включала в себя, помимо прочих развлечений, торжественную церемонию в Версале.

Порой эти цифры не просто монструозны (55 миллионов долларов!), но прямо-таки граничат с фантастикой. Свадьба китайской актрисы, певицы и модели Анджелы Бейби в 2015 году привлекла внимание публики из-за своей предполагаемой стоимости — $31 млн. Год назад Саид Гуцериев, сын российского олигарха, женился на Хадиже Ужаховой – их церемонию бракосочетания называют первой свадьбой стоимостью в $1 млрд. Каких-либо доказательств этому нет, но на торжестве выступали Энрике Иглесиас, Дженнифер Лопез и Стинг, а на фото можно увидеть невесту в платье с хрусталем от Эли Сааба, девятиуровневый торт и невероятное количество цветов.

New Zealand Herald связалась с Сарой по поводу этой свадьбы. Та ответила, что слухи о ее причастности к организации приводят ее в ярость; по мнению Сары, событие было «просто чудовищным».

Бизнес по планированию люксовых свадеб прибылен, но не настолько, как думают многие, говорит Марси. «Любому из нас тяжело получить свое вознаграждение. Все это повторяют. Какого клиента ни возьми, постфактум они говорят: “О боже, да я бы заплатил тебе вдвое, втрое больше!” Им сложно объяснить, чем именно мы занимаемся». Понятно, за что отвечает флорист, кейтеринговая фирма, музыканты. «Но планирование – это такая тонкая материя, за которую сложно получить деньги. Так что я просто открываю альбом и говорю: ну вот, первые 47 площадок, на которых мы побывали… Так они могут представить себе, за что платят».

Когда Марси еще делала себе имя в бизнесе, она брала комиссию с поставщиков, но сейчас просит фиксированную ставку. Клиент платит процент от стоимости всего, к чему она прикладывает руку – порядка 18-20% всего бюджета – потому что мероприятия, которые клиенты поначалу задумывают как скромные, разрастаются и перестают помещаться в рамки оговоренной суммы. Организация свадьбы, которая начинается с бюджета в $500 тыс., становится куда сложнее, когда перерастает в событие за $1 млн.

Свадьбы сверхбогатых_09

Carla Ten Eyck for Sarah Haywood

Сара берет 15% от общего бюджета и оговаривает максимальную сумму расходов. Престон использует две модели оплаты – для США и для свадеб за границей. «В национальной модели деньги берутся только за оформление, — говорит он. – И поскольку я без ума от цветов, то, как правило, усыпаю все цветами, все подсчитываю и получаю выгоду». Ставка варьируется между $100 тыс. и $500 тыс. Она включает в себя, помимо прочего, оплату чертежей и рендерингов.

Конечно, когда речь идет о деньгах, все может пойти наперекосяк. Одна из известных коллег в кругу Марси, Минди Вайсс из Лос Анджелеса, хочет отсудить $340 тыс. у родителей пары, которые задолжали ей эту сумму, и требует еще $1,4 млн в качестве компенсации.

Washington Post утверждает, что это мутная история – Джоан и Бернард Карл говорят, что Минди распоряжалась бюджетом в миллион долларов, но превысила его на $2 млн. Сама Минди уверяет, что граничная сумма расходов ими не оговаривалась. Отсутствие бюджетного потолка – привычная практика для организаторов такого уровня.

Марси, Минди и другие их коллеги часто соперничают за заказы. У сверхбогатых есть выбор, когда речь идет о планировании крупных событий, но так было не всегда.

«Когда я начинала, в этой сфере было еще два-три человека, — говорит Марси. – Они истекали желчью. Теперь, когда мы видимся, то все целуются и обнимаются». Марси говорит, что молодые планировщики наивны (они называет их «планерятами»). Пока ты не достиг определенно уровня – наивысшего уровня! – тебя ждет настоящая рубка. Но когда ты там, чувство соперничества исчезает. Лучшие организаторы знают друг друга и помогают друг другу. Они знают, насколько ты профпригоден, и себе тоже знают цену.

Марси нравится рекламировать себя и становиться узнаваемой. До того, как у нее появились деньги на пиарщика, она сама звонила в New York Times и вбрасывала новости. Она пристрастилась к Инстаграму и использует своих 25 тыс. подписчиков, когда торгуется. «Смотрите, — говорит она поставщикам, — если клиент все оплачивает, я могу вас затегать, а могу не затегать – на мое усмотрение. Но если вы нас оставите в покое, я обещаю, что точно затегаю!»

Речь идет о тех людях, которых нанимают дизайнеры и организаторы. Поставщиках еды и напитков, каллиграфах, коверщиках: это целая экосистема профессионалов в индустрии свадеб высшего класса, тесно связанных и будто бы невосприимчивых к глобальным рыночным вызовам.

«Я помню, как во время рецессии 2008—2009 богачи сворачивали бюджеты, потому что не хотели показухи», — говорит Джон Долан, фотограф, снимавший свадьбы Уилла Смита, Мэтта Лауэра, Дженнифер Лопез и других знаменитостей на протяжении последних 20 лет. «Но я знаю людей в индустрии, которые покупали себе дома благодаря чужим свадьбам, занимаясь наймом официантов или печатью приглашений. Это микроэкономика, и ко многим людям, включая меня, она была крайне  добра. Мы все друг друга знаем».

***

Всем нам – и 0,01% из числа сверхбогатых, и остальным 99,9% – продают мечту о сказочной свадьбе. Это гетеронормативная, традиционная фантазия. И дорогая. Когда в деньгах нет нужды, самое чтимое событие в жизни искажается, окутывается сумасбродными причудами, но его костяк остается знакомым.

Когда речь идет о свадьбе, всегда возникает вопрос ее цели. Для кого это все? Для пары? Для родителей? Для окружения? Или — в году две тысячи семнадцатом от рождества Христова — ради лайков? Когда бюджет исчисляется миллионами, скепсиса становится еще больше. Есть те, кто хочет любой ценой выделиться из толпы; есть те, кто им в этом помогает.

«Я наблюдала такое у самых-самых богатых, — говорит Сара. – Они вечно окружены людьми. И это не всегда друзья. Нет, конечно, есть супербогатые люди, окруженные друзьями и хорошими, интересными людьми. Тут у всех по-разному. Но большие деньги – это большая ответственность. По моим наблюдениям, их обладатели ведут очень одинокую жизнь».

Возможно, она становится менее одинокой, когда появляется вторая половина. Человек, с которым вы заключаете священный союз в тосканском замке, надев платье от кутюр, попивая шампанское Cristal и слушая, как Элтон Джон поет в честь вас, вашего супруга и пары сотен ближайших друзей.

Источник Буква

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code