Таможенные войны: как контрабанда влияет на легальный бизнес

Перегляди: 73

16 сентября президент Владимир Зеленский и президент Словацкой Республики Зузана Чапутова провели переговоры, в ходе которых обсудили вопросы улучшения бизнес-климата, увеличения инвестиций, дальнейшего проведения реформ. Кроме того, одним из основных вопросов, которым уделили внимание главы государств, была борьба с контрабандой, пишет Mind

таможня-1

О рынке контрабандных товаров, его влиянии на легальный бизнес и экономику в целом, а также о том, какие же методы эффективной борьбы с этим явлением сработают в Украине, рассказал Mind экономист Ukraine Economic Outlook Григорий Кукуруза.

Июль и август запомнились в первую очередь активной политикой новоизбранного президента в сфере борьбы с контрабандой и коррупцией на таможне. А именно – серией громких увольнений в Одесской и Закарпатской областях.

Почему таможня привлекла такое внимание новой власти?
По классической методологии сравнения объемов импорта, декларируемого украинской таможней, и данных об объемах отправки в Украину наших основных торговых партнеров мы рассчитали потенциальные объемы злоупотреблений. В результате объемы входящей контрабанды за 2013–2017 годы составили в среднем $10,6 млрд в год, или 8,7% ВВП. Много ли это?

В данном случае принципиально важно не обращаться к цифрам потерь бюджета, как это обычно принято. Потому что для эффективной борьбы с контрабандой крайне важно, чтобы такую политику поддерживало население.

А если говорить о бюджете, некой абстрактной категории, распределение которого еще и считается крайне непрозрачным, отклика масс мы точно не получим.

При этом реальная проблема контрабанды заключается вовсе не в потерях бюджета, а в искажении внутреннего рынка и конкурентного поля, от чего страдает легальный бизнес, а в последствии и вся экономика. Параллельно важно отметить, что контрабанда – это не проявление свободной торговли. Свободная торговля – это когда обе стороны снимают пошлины и устанавливают двустороннее свободное движение товаров. В случае же Украины контрабанда – это субсидирование наших основных торговых партнеров.

Как «работает» контрабанда?

Все мы принимаем решения о покупках в условиях ограниченного бюджета. Средняя налоговая нагрузка (импортный НДС, пошлина и акциз) на легальный импорт в Украине составляют около 30%. В то же время расходы на организацию контрабандного ввоза колеблются в пределах 7–10%. Соответственно, мы искусственно увеличиваем склонность населения к потреблению импорта и отток валюты со страны.

Например, мой бюджет позволяет мне купить либо у официального ритейлера корейский телефон либо же – контрабандный «айфон». Выбор очевиден, условная тысяча долларов покидает украинскую экономику. Но если бы я не мог выбрать контрабандный аналог и отталкивался от того же бюджета в $1000, я бы выбрал более дешевый корейский телефон.

Таким образом фактор уменьшения оттока валюты номер один – это удорожание импорта. Фактор номер два – это то, что 30–35% стоимости моей покупки теперь составят налоги. Конечно, увеличение фискального процента ВВП замедляет экономический рост. Но все-таки это перераспределение финансов внутри экономики, а не прямое изъятие.

Поэтому, если говорить о негативных последствиях контрабанды в производных показателях, это почти миллион потерянных рабочих мест за год и излишний отток валюты из страны в размере $4,6 млрд.

Что везут?

Основная категория – оборудование и электроника, на них приходится в среднем 21,4% от общего потока контрабанды. К слову, не секрет, что в Украине существует целый ряд крупных ритейлеров, формирующих до 70–80% своего ассортимента разного рода электроники (от мобильных телефонов до холодильников) через налаженную поставку контрабандой продукции. Ситуация с интернет-площадками для данных товаров – еще хуже.

Вторая в рейтинге – химическая продукция, в частности удобрения для АПК и лекарства – 14,3% (чего стоят только прямые контрабандные поставки российских удобрений). Третий и четвертый – транспорт и текстиль – 10,6% и 9,8% соответственно. Существенный остаток сконцентрирован на АПК – по 5% на каждую из ключевых подотраслей – животноводство, растениеводство и готовые продукты питания.

Как контрабанда поступает в Украину?

По нашим опросам, именно на злоупотребления при обработке таможенных деклараций и оформление груженых транспортных средств как пустых приходится до 50% потока контрабанды. Очевидно, что данные схемы – это результат прямых служебных преступлений таможенников. Что, впрочем, закономерно: если говорить в разрезе регионов, то это товарные потоки в сотни миллионов долларов, доверенные штатному персоналу с зарплатой в 15 000–20 000 грн.

Как бороться с контрабандой эффективно?

Таким образом, как бы новый парламент не усовершенствовал законодательство – никакие изменения не дадут результата, если они не будут обязательны к исполнению.

Допустим, мы установим сканеры на всех без исключения таможенных пунктах, а сотрудники таможни их сломают; обеспечим автоматический обмен таможенной информацией (если при оформлении в Германии контейнера на экспорт в Украину украинский таможенник тут же получит данную информацию от своих немецких коллег) – персонал ее просто проигнорирует.

С одной стороны, в отличие от образования или медицины, рыночные зарплаты таможенников могут окупиться бюджету уже через несколько месяцев. С другой стороны, зарплата обязывает. Если рядовому сотруднику обеспечивается зарплата, например, в $3000, очевидно, что должна быть обеспечена и неотвратимость наказания. Есть факт коррупции – есть справедливый судебный приговор.

Второй момент, если говорить про комплекс мер, это, конечно же, пробелы, генерируемые упрощенной системой налогообложения. Сегодня ФЛП имеют право реализовывать продукцию без документов, объясняющих ее происхождение. К сожалению, из-за использования коридора «таможня – ФОП» белый малый и средний бизнес подпадает под неоправданный удар.

Например, если обратиться к активности народных депутатов предыдущего созыва, особенно комитета по налоговой и таможенной политике, то сложно припомнить хоть одну «живую» инициативу по повышению допустимых объемов оборота для 1–3 группы. Нет даже автоматической индексации на инфляцию.

Очевидно, ФЛП сейчас загнаны в рамки, которые просто заставляют скрывать обороты. И проблема поднятого сейчас вопроса о фискализации связана на самом деле не с желанием ФЛП оставаться в тени и уклоняться от налогов, а с недоверием к «авансовым» уступкам. Реформа упрощенной системы (если такая, конечно, подразумевается, а не формируется фальш-мишень) должна быть комплексным пакетом и подразумевать переговоры, то есть систему двусторонних уступок и встречных шагов правительства и «упрощенцев».

Поэтому, если у новой команды действительно есть намерение побороть контрабанду, важно понимать, что наблюдаемый сегодня агрессивно-антикоррупционный подход не способен показать реальный результат без предварительного создания условий, в которых таможня сможет функционировать без коррупции как обязательной составляющей зарплатного фонда.

Источник skelet

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code